Как Первый мед и петербургский трансгендер портят друг другу кровь

17:21, 05.08.2016 / Верcия для печати / 0 комментариев

"Каждый из нас способен на благородство и может стать донором. Это у нас в крови", - такой фразой встречает желающих сдать кровь сайт Первого меда. Петербургский трансгендер заявляет, что ей отказали в праве стать донором под надуманным предлогом.

Как Первый мед и петербургский трансгендер портят друг другу кровь
Фото: clip.dn.ua

Петербурженка Екатерина Мессорош до февраля этого года была мужчиной. Екатерина не прибегала к хирургической смене пола, но проходит курс гормональной терапии. В июле Екатерина прочла статью о детях, нуждающихся в переливаниях крови, и решила стать донором для благотворительного фонда «АдВита». В фонде ее направили в отделение переливания крови Первого Санкт-Петербургского медуниверситета им.Павлова. О том, что произошло дальше, Екатерина написала на своей странице в «Фейсбуке» (орфография и пунктуация оригинала сохранены, – прим.ред.):

«Анализ на группу крови у меня взяли, но посмотрев в мой паспорт карточку заводить не стали, а отправили к терапевту просто так, с паспортом.
Сколько же нового я узнала за 5 минут...
Оказывается паспортный пол влияет на качество крови:
Терапевт: – Мы не можем у вас принять кровь, вы же понимаете.
Я: – Не понимаю. Если, я, например, сменю паспорт вы ведь даже не узнаете что я трансгендер?
Терапевт: – Вот смените паспорт, тогда и приходите.
Я: – А в чем собственно проблема?
Терапевт: – У вас мужской паспорт а я перед собой вижу женщину.
Я: – Так женщины тоже кровь сдают
Терапевт: – Таким как вы нельзя, есть предписание. Я не могу взять на себя такую ответственность".

Тем не менее, тот, кто может взять ответственность, нашелся — им оказался заведующий отделением переливания крови Дмитрий Певцов. Он распорядился кровь взять, предварительно проведя стандартные процедуры проверки. И один из анализов показал наличие в крови Екатерины антигенов Келл. Это один из факторов крови, свойственный абсолютно здоровым людям. Но тем, у кого антигенов нет, такую кровь переливать нельзя. А встречается этот фактор очень редко. Поэтому людям с антигенами Келл отказывают в обычном донорстве — нет возможности хранить редкую кровь в ожидании нуждающегося именно в ней реципиента. Отказали и Екатерине. При этом объяснили, что с антигенами Келл можно сдавать кровь на компоненты, например, на плазму, но именно в Первом Меде такие заборы не производятся. При этом сдавать кровь на плазму — дело хлопотное, приходить надо как минимум 2-3 раза через определенные промежутки времени, чтобы медики убедились, что с донором все в порядке.

Но зачин этой истории так задел девушку, что она решила сдать анализ на антигены Келл в независимой лаборатории. По ее словам, результаты показали, что никаких антигенов у нее нет, и кровь самая обычная. В настоящее время Екатерина находится за границей. По возвращении обещает наведаться в Первый Мед повторно, чтобы добиться справедливости и своего права стать донором, как любая другая здоровая женщина. «Гормоны, которые я принимаю, ничем не отличаются от обычных противозачаточных таблеток, а они не являются противопоказанием для донорства, – сказала Мессорош. – Пытаться сдать кровь где-нибудь в другом месте я не буду, потому что теперь это уже не только вопрос моей гражданской позиции как донора, но и вопрос трансактивизма. Если у меня все хорошо по медицинским показаниям, я, как любой другой человек, имею право сдать донорскую кровь. Замена паспорта в связи со сменой пола – не очень простая процедура. Я нахожусь в браке и разводиться не собираюсь».

В фонде «АдВита» подчеркнули, что смена пола не является «противопоказанием» для донорства, главное, чтобы человек был здоров.
Руководитель донорской службы фонда Ирина Семенова подчеркнула, что до тех пор, пока Екатерина Мессорош не вернется в Петербург и не представит результаты анализов из независимой лаборатории, делать какие-либо выводы нельзя. Тем более, что летом доноров катастрофически не хватает, и отказывать человеку под надуманным предлогом никто бы не стал. В данный момент в отделении трансплантации костного мозга лежит около 60 человек, которым требуются ежедневные переливания крови. Во время учебного года выручают студенты, которые охотно сдают кровь. Но сейчас студенты на каникулах.

«В принципе, с Келлом можно сдавать кровь, раньше ее принимали в пункте на 1-й Советской улице и в Горбольнице №31, – говорит Ирина Семенова. – Сейчас поступают проще: когда возникает потребность именно в такой крови, дают объявление на сайте, и доноры находятся. В Горбольнице №31 принимают только с Келлом первой положительной группы. Потому что людей с такой особенностью очень немного».

«Фонтанка» связалась с заведующим отделением переливания крови Дмитрием Певцовым. «Донор, конечно, должен соответствовать своим паспортным данным, – говорит Певцов. – Но когда терапевт позвонила мне с вопросом, я не колеблясь сказал, что кровь надо принять. При этом есть порядок первичного обследования доноров. У всех доноров мы проверяем гемоглобин, определяем группу крови, доноров с положительным Келл не принимаем, потому что это очень редкая группа и некому будет ее перелить». Дмитрий Певцов подчеркивает, что на отделении ситуация Екатерины полностью запротоколирована — все результаты обследований сохранены. Но, если выяснится, что независимая лаборатория действительно выявила отсутствие антител Келл в крови Екатерины, будет сделан повторный анализ. И, если других противопоказаний не будет выявлено, то кровь примут. Но, по словам Певцова, гормональная терапия сама по себе — уже противопоказание.

Если новый результат анализов покажет, что Екатерина может быть донором, есть ли у нее шансы им стать? «Фонтанка.ру» и «Доктор Питер» задали этот вопрос трансфузиологам Петербурга. Они прокомментировали ситуацию анонимно, так как не захотели прослыть нетолерантными:

– Если человек получает гормонотерапию, то это противопоказание для дачи крови. Но даже если и не получает, я нашел бы повод ему отказать. Потому что любой человек, заподозренный в девиации (отклонение от нормы) сексуального поведения, входит в группу риска по гемотрансмиссивным инфекциям (передающимся через кровь), – сказал сотрудник одного из городских отделений переливания крови.

Кроме того, врачи ссылаются на то, что в Международной классификации болезней (МКБ-10) в разделе «психиатрия» есть болезнь под названием «эгодистоническая половая ориентация», заменившая «гомосексуализм». А значит, по их мнению, трансгендера можно считать человеком, страдающим психиатрическим заболеванием.

На вопрос: «Почему человек с психиатрическим диагнозом не может быть донором?», ответ незамысловатый: «А кто знает, как он себя поведет, увидев иголку и кровь?».

Еще один собеседник сообщил, что если для спасения пациента больницы понадобится редкая группа крови, сдать которую пришел только трансгендер, ему не разрешат это сделать.

Венера Галеева «Фонтанка.ру», Ирина Багликова

© Доктор Питер

Рубрики: Гематология, Общество

Нет комментариев Оставить комментарий

Ещё нет комментариев

Написать комментарий:

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись






Читать дальше
Читать дальше

Самое читаемое

Самое обсуждаемое

Читать все отзывы
Как вы принимаете антибиотики?

Все опросы



Нашли ошибку?

captcha Обновить картинку
×