Фото №1 - Нужно ли развивать отечественный медпром
Фото
фото: Сергей Коньков/ДП

В последнее время много говорится о поддержке отечественной медицинской промышленности. Но в чем должна выражаться эта поддержка?

 

По моему мнению, она должна выражаться в том, чтобы требования и регуляторов, и заказчиков к уровню безопасности и качества медицинских изделий были эквивалентными мировым стандартам. Это позволит отечественным компаниям быстрее выйти на уровень, когда их продукция будет конкурентоспособной на внутреннем и внешнем рынках.

 

Я считаю, бесполезно давать какие-то поблажки или послабления российским компаниям для того, чтобы они могли встать на ноги, в надежде, что они потом будут производить продукцию, сопоставимую по качеству, безопасности с лучшими мировыми образцами.

 

Этого не произойдет. Мы с вами имели возможность наблюдать в течение последних 20 лет, как это происходило на примере автопрома.  В случае предоставления поблажек  российские производители медицинских изделий все время будут в отстающих, но зато с привилегиями. Необходимо требовать от них, чтобы продукция не уступала иностранным аналогам.

 

(Когда в правительстве решат вопрос о запрете на закупку иностранных медизделий, узнайте здесь)

 

Понятно, что кто-то сможет это осуществить, а кто-то нет. Но ведь не в каждой стране есть медицинская промышленность, и это нормально. Лучше вообще не производить продукт, чем производить плохо, поскольку  речь идёт о жизни и здоровье людей!

 

Отечественные производители традиционно сильны в сегментах, обеспечивающих производство базовых медизделий, базовых расходных материалов. Это перевязочные материалы, операционный расходный материал, госпитальное белье, медицинская мебель. Может быть, им стоит сфокусироваться именно на тех сегментах, где отставание незначительное или его вообще нет – и постараться добиться успеха с этими продуктами?

 

А в тех областях, где отставание исчисляется десятилетиями,  к примеру, импланты, эндоскопия, одноразовые хирургические инструменты, невозможно создать современную продукцию «с нуля».

Правда, можно попытаться покупать технологии  за границей вместе с производственными линиями, патентами и компетентными специалистам. В таком случае может встать вопрос о конкурентоспособности такой продукции по цене.

 

Если говорить о высокотехнологичном оборудовании, то здесь, я считаю, российские производители по-прежнему имеют большой потенциал к развитию. 

 

К сожалению, в наследство от Советского  Союза отечественным производителям не досталось никаких высоких медицинских технологий, и им приходится все создавать с нуля. Последние 40-50 лет в странах-лидерах продолжалось  развитие, и все технологические прорывы, связанные с лазерными, компьютерными технологиями, материаловедением, были использованы, в том числе, и для медицинской промышленности.

 

В конце 80 - 90 годов Россия шла другим путём: передовые технологии присутствовали  в военной и космической сферах, но для медицинской промышленности  они оставались недоступными. Так что теперь российским компаниям приходится навёрстывать упущенное.

 

В отличие от других отраслей у производителей медицинских изделий очень низкий уровень консолидации. Количество компаний, представленных на мировом рынке медицинских изделий, измеряется несколькими сотнями, но каждая активно работает в своем сегменте. Почему отечественные производители не хотят взаимодействовать, совместно работать над технологиями и продуктами?

 

Возникает вопрос: нужно ли развивать отечественный медпром? Или, может быть, правильнее говорить о шагах по повышению уровня технологической, технической, инструментальной обеспеченности российской медицины без привязки к тому, кто, что и где производит?

 

По-моему, это вопрос приоритетов. Государство должно определиться, что важнее: развивать конкретные технологии, или обеспечить всему населению России достойный уровень медицинского обслуживания.   

 

Можно сколько угодно развивать медицинскую промышленность, но если система здравоохранения не может нормально профинансировать и поддержать спрос, то развитие вряд ли будет быстрым. 

 

Александра Третьякова, "Медвестник"