Фото №1 - Минздрав: В России чаще, чем в других странах, умирают люди с диагнозами «старость» и «симптомы»
Фото
фото с nettrevog.ru

О том, как и почему отличается статистика Минздрава от цифр Росстата, а уровень смертности «от старости» у нас выше, чем в Европе в три раза, шла речь на сегодняшнем межрегиональном совещание Минздрава в правительстве Ленинградской области. На него приехали представители Министерства здравоохранения РФ, профсоюза работников здравоохранения РФ, а также представители органов здравоохранения из разных областей страны.

Как сообщила начальник отдела департамента мониторинга, анализа и стратегического развития здравоохранения Минздрава России Галина Александрова, в России показатели смертности от конкретных заболеваний сильно отличаются от европейских и американских. А все потому, что врачи неправильно указывают причину летального исхода в «Медицинском свидетельстве о смерти» - как правило, она не соответствует Международной классификации болезней 10-го пересмотра (МКБ-10). Более того, кардинально расходятся данные о причинах смерти у Минздрава и Росстата.

Так, по данным Росстата, показатель смертности от старости (возраст — старше 65 лет, не имели хронических заболеваний) составляет 62,1 на 100 тыс, в то время как в Европе эта цифра в три раза меньше (21 на 100 тыс), а в США — в пять раз (12 на 100 тыс).

(Откуда в Ленобласти живая очередь в морг, читайте здесь)

- В Тамбовской области смертность «от старости» за год выросла в 12,8 раза, - приводит пример Галина Александрова. - Но так не бывает, она должна составлять не более 10% у людей в возрасте старше 65 лет и 3% - у тех, кто не достиг 65-летия.  

Показатель смертности от «симптомов, признаков и отклонений от нормы, неклассифицированных в других рубриках», проще говоря, от неустановленных причин в России приближается к 40%.

- Получается, что мы тратим миллиарды рублей на диагностическое оборудование, переоснащаем по современным стандартам медицинские учреждения, а люди ложатся в стационар, через10-12 дней либо выписываются, либо умирают «от симптомов и признаков». Но от симптомов не умирают, - говорит чиновница Минздрава. - Есть вопросы и к таким посмертным диагнозам, как «беременность и роды», «состояния, возникающие в перинатальном периоде».

Получается, что мы вообще не работаем, а патологоанатомическая служба непонятно для чего существует. Парадокс, но у нас нет смертности от психических расстройств и болезней нервной системы, даже болезнь Альцгеймера не фигурирует в причинах летальных исходов.

(Зачем патологоанатомы просят увеличить число вскрытий, узнайте здесь)

Галина Александрова объясняет причину сложившейся ситуации существующим механизмом регистрации смерти в ЗАГСе. Врачи часто ленятся называть истинные причины смерти (кодировать болезнь в соответствии с МКБ-10) и скидывают их в «прочие» или пишут так, что сотрудники ЗАГСа — не врачи, не понимают, о чем идет речь. А именно из ЗАГСа данные об умерших и причинах их смерти направляются в Росстат.

Несмотря на то, что Галина Александрова расценивает МКБ-10, как противоречивый документ, по закону, мы должны ему следовать и она к этому призывает: «В противном случае мы получаем искаженную статистику, а с ней — неправильные управленческие решения».

© ДокторПитер