Фото №1 - Будут ли в России ограничивать вызовы «Скорой помощи» для пациентов
Фото
фото группы Вконтакте: Автобаза скорой и неотложной помощи СПб, vk.com

- Сергей Федорович, ограничения на госпитализацию бригадами «Скорой помощи», введенные в Москве, уже привели к тому, что человек лишился пальца, потому что «Скорая» отказалась везти его в стационар. Что будет, если такие ограничения введут во всей стране?

- Почему костный панариций привел к тому, что пациент лишился пальца, должны разобраться московские специалисты. Но я убежден, что причина не только в том, что «Скорая» отказалась везти пациента в больницу. Упорядочение или, как вы говорите, ограничения видов неотложных состояний, при которых требуется выезд «Скорой помощи», и поводов для использования ее для доставки в стационар, неизбежно. Потому что эта служба должна иметь ресурсы для больных, которые действительно нуждаются в экстренной врачебной помощи. И в этом смысле то, что в Москве и в других регионах работают над рациональным использованием ресурсов здравоохранения, следует приветствовать. Другое дело, что сделано это должно быть так, чтобы не ущемлялись права граждан на качественную и своевременную медицинскую помощь. Проверка, проведенная Росздравнадзором по ситуации в Москве, выявила отдельные несоответствия между приказом главного врача ГССМП и распоряжением департамента здравоохранения Москвы. Поэтому было рекомендовано эти разночтения устранить.

Но если говорить о системных задачах, то очевидно, что требуется развиваться в следующих направлениях.
Первое: создание эффективной системы оказания неотложной помощи в поликлиниках.

Второе: создание вместо обычных приемных отделений в стационарах современные отделения скорой медицинской помощи, в которые самостоятельно может приехать любой пациент, не обращаясь в службу «03».

Но нельзя ограничивать поводы для вызовов и медицинской эвакуации, если нет другой возможности получить качественную медицинскую помощь. Подчеркиваю: сначала – создание эффективной службы неотложной помощи в поликлиниках и современных отделений скорой медицинской помощи в стационарах, куда можно обратиться самостоятельно. Потом – ограничения, обсужденные с профессиональным сообществом и экспертным советом, а не утвержденные единоличным приказом главного врача станции скорой помощи.

- Минздрав утвердил новый «Порядок оказания скорой, в том числе скорой специализированной медицинской помощи», в соответствии с которым мы будем получать ее с начала 2014 года. В чем его принципиальные отличия от предыдущего «Порядка..», по которому ее оказывали до сих пор?

- Как раз в этом документе и закреплена рекомендация об открытии при всех крупных больницах отделений скорой медицинской помощи, в которые в экстренной ситуации человек может обратиться самостоятельно и ему будет поставлен диагноз. Как в американском фильме «Скорая помощь»: ничего ведь страшного не происходит, когда люди обращаются в больницу самостоятельно. И у нас это должно быть – комфортная зона пребывания, полноценная линейка диагностического оборудования с полным штатом сотрудников. В таком отделении специалисты должны иметь возможность быстро поставить диагноз и в зависимости от показаний оказать амбулаторную помощь или госпитализировать пациента. Так мы решим сразу две задачи: разгрузим бригады «Скорой помощи» и пациентам, способным быстрее добраться до больницы самостоятельно, не придется ждать ее приезда.

- То есть с нового года можно не звонить в «03», а ехать в больницу самому, например, на такси? Вряд ли у нас человека с улицы примут в клинике, если он пришел «самоходом».

- Примут и сегодня, а не с нового года. Но люди этой возможностью не пользуются, с одной стороны, потому что о ней не знают, с другой, существует психологический барьер: нас 70 лет приучали, что в стационар можно попасть только с направлением врача (на плановую госпитализацию) или по «Скорой» на носилках.

- В 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» введено понятие медицинской эвакуации, но по-прежнему, чтобы в тяжелом состоянии перебраться из одной больницы в другую, люди пользуются коммерческой «Скорой» или, если повезет, так называемым сантранспортом, который выполняет функцию такси.

- В новом «Порядке..» речь идет и о медицинской эвакуации — транспортировке больного с оказанием ему медицинской помощи в пути. Раньше медицинская эвакуация была только у военных. Теперь ею занимается и медицина катастроф – доставляет пострадавших из-за границы, из удаленных регионов нашей страны для оказания им медицинской помощи. Это вариант авиационно-медицинской эвакуации. Что касается автомобильной эвакуации, то она будет проводиться службой «Скорой помощи» с участием фельдшера или врача службы.

- Когда весной были приняты правила оказания скорой помощи и в них не оказалось норматива по времени доезда до пациента, все забеспокоились по поводу того, что «Скорую» сложно будет дождаться: в городе долгое ожидание бригады можно списать на пробки, в сельской местности – на длинные расстояния. В новых правилах они появились.

- Норма доезда была и будет – 20 минут с момента получения вызова диспетчером. Но надо помнить, что она реально выполнима только в условиях, если станция скорой помощи находится в 10-километровой зоне обслуживания. То есть на деле эта норма будет работать в больших городах, а в регионах с низкой плотностью населения, где расстояние от станции или медицинского учреждения до населенного пункта – 20 – 50 км, выполнить ее невозможно. В перспективе эту проблему сможет решить санавиация, но обеспечение ею – дело не одного дня.

- Много споров вызывало положение, по которому должности санитаров или фельдшеров должны быть совмещены с должностью водителя, а врач в бригаде необязателен. Представители городских «Скорых» говорили о том, что бригада без врача бессмысленна, областных – что это предложение – всего лишь отражение того, что происходит в жизни. В Ленобласти, как сообщают наши читатели, врачебных бригад уже практически нет, только фельдшерские.

- С одной стороны, норма, обеспечивающая возможность формирования бригады без врача, действительно, узаконивает то, что уже есть. С другой, она дает возможность развиваться службе с учетом особенностей региона, в котором не хватает ни врачей, ни санитаров. Тем более что по статистике для 90% вызовов достаточно фельдшерской помощи, в отличие от квартирной помощи, которую должен обеспечить грамотный врач. Например, в Институте скорой помощи им. Джанелидзе работает бригада из двух фельдшеров, один из которых – водитель, и она прекрасно справляется с задачей по эвакуации пациентов.

Что касается совмещения медицинских должностей с водительской, то решение принимается на уровне субъекта Федерации или на уровне отдельно взятого медицинского учреждения. Если это приведет к улучшению качества медицинской помощи, то руководители прибегнут к этой возможности. А если в регионе парк машин состоит из одних «газелей», а фельдшеры – одни женщины без водительских прав, то совмещать должность водителя сможет только санитар. То есть должность фельдшер-водитель, санитар-водитель теперь существует, а появятся ли такие специалисты, решать будут на местах.

- Во всех регионах страны, в том числе в Петербурге – огромная текучка кадров в службе «Скорой помощи». Бригад не хватает, растет нагрузка на те, что выведены на линию, – вместо нормативных 12 вызовов в сутки – 20. Нагрузка растет непропорционально росту зарплаты. Минздрав собирается что-то предпринимать по этому поводу?

- По норме, 10 тысяч населения должна обслуживать одна бригада «Скорой помощи». Допустим, на 1 млн жителей – должно быть 100 бригад, а на линию выводится 80. С учетом недостатка кадров или недофинансирования «Скорой помощи» из Терфонда, часть выведенных на линию бригад укомплектована полностью (врач, фельдшер, санитар, водитель), а часть сокращена (врач и водитель или два фельдшера или фельдшер и водитель). Если сокращается количество бригад, а в бригадах – число персонала, то экономия фонда оплаты труда должна идти на оплату тем, кто работает.

Да, число работающих сокращено, но количество вызовов в регионе не уменьшается, нагрузка возрастает, а с ней и напряженность. Если главный врач доплачивает за повышенную нагрузку в виде стимулирующих выплат, это честно. А если экономия фонда оплаты труда непропорционально распределяется между бригадами, вспомогательным и оперативно-управленческим персоналом, то орган управления здравоохранением региона должен отслеживать эти перекосы, а не Минздрав. И должен грамотно рассчитывать средства, выделяемые из бюджета Терфонда ОМС, чтобы обеспечить комплектацию бригад, исходя из нормативов.

Но сейчас разница в финансовых возможностях регионов, а значит и в оплате труда работников службы скорой помощи настолько велика, что например, врачи из регионов, соседствующих с Москвой, устраиваются на работу в столице и готовы работать вахтовым методом.

- В Петербург тоже едут врачи из Новгорода.

- Нам такого пополнения службы, как в Москве, за счет соседних регионов не грозит: в Северо-Западном регионе население – 12 млн человек и 5 из них живут в Петербурге. В той же Новгородской области население – 600 тысяч, как в одном районе Петербурга, в самом Новгороде – 220 тыс. И сколько врачей смогут оттуда приехать? Надо решать проблему своими силами.

фото vk.com

© ДокторПитер