Чем модернизация здравоохранения обернулась для Петербурга

13:07, 17.06.2013 / Верcия для печати / 0 комментариев

Беспрецедентные деньги для государственной медицины потрачены за два года по программе модернизации здравоохранения — 635,7 млрд рублей. Однако министр здравоохранения Вероника Скворцова пообещала: это еще не все, программа продолжится. О том, как она завершилась в Петербурге и будет ли продолжаться, рассказал заместитель председателя комитета по здравоохранению Владимир Жолобов.

Чем модернизация здравоохранения обернулась для Петербурга
Фото: фото с clip.dn.ua

- Программа модернизации здравоохранения, рассчитанная на два года, продлена до 1 июля. Кто не успел, тот опоздал навсегда – неистраченные деньги вернутся в федеральный бюджет. Петербург успел?

- В 2011 - 2012 годах городское здравоохранение получило 22,4 млрд руб. на модернизацию. Последний транш мы получили в конце прошлого года, плюс в каких-то медицинских учреждениях подрядчики не успевали завершить ремонтные работ в срок, поэтому около 700 млн рублей «перешли» на 2013 год. Сейчас в сроки не укладывается только детская городская больница № 5 с ремонтом на 40 млн руб. Если Минздрав не подлит ей сроки, она лишится возможности выполнить запланированные ремонтные работы на эту сумму. Что касается закупок оборудования, то практически все больницы с этим уже справились, впрочем, и не было в 2013 году больших приобретений, за исключением компьютерного томографа для Александровской больницы.

- Несмотря на беспрецедентные капиталовложения в отрасль, нельзя сказать, что все смогли привести в порядок и все переоборудовали. Тем не менее, программа закончилась.

- Модернизацию закончить невозможно. Да и началась она вовсе не в 2011 году, как определено рамками федеральной программы. Двухлетний период, объявленный периодом модернизации, фактически был продолжением национального проекта «Здоровье». С него начались изменения в амбулаторно-поликлиническом звене: переоборудовании медицинских учреждений, повышение заработной платы.

А программа модернизации – это масштабные вложения во все систему здравоохранения, сначала - в ее материально-техническую базу: оборудование, стены. Кстати, со стенами – сложнее всего: мы ведь на время тотальных ремонтов в медучреждениях не могли больницы закрывать, работы велись, так сказать, без отрыва от лечебного процесса. Поэтому, конечно, отремонтировано не все и не везде.

А дальше требуется наполнение и развитие того, что мы получили в рамках финансирования по программе: внедрение новых технологий, подготовка и переподготовка специалистов. Например, во всех поликлиниках города оборудованы новые кабинеты офтальмологов, но кто в них будет работать, если не подготовить кадры? В созданных при многопрофильных больницах сосудистых центрах внедрили стандарты оказания помощи больным с острым инфарктом, острым инсультом. Но опять же не хватает специалистов, поэтому все отделения и сосудистые центры пока не  могут обеспечить круглосуточную помощь ежедневно - дежурят по 2 - 4 дня в неделю по графику. Внедрение стандартов – важная часть модернизации, и вводиться они еще будут долго.

Невозможны без продолжения модернизации и изменения в заработной плате врачей, и  изменение демографической ситуации.

- И все-таки город закупил огромное количество современного дорогого оборудования – магнитно-резонансные (МРТ) или компьютерные (КТ) томографы есть теперь едва ли не в каждой многопрофильной больнице. Но до сих пор есть сомнения по поводу его использования, когда закончатся сроки гарантийного обслуживания. В тарифах на лечение и диагностику сервис и амортизация не предусмотрены. Это значит, что в какой-то момент оно просто встанет?

- Это сложный вопрос. В среднем постгарантийное содержание медицинского оборудования по среднеевропейским ценам обходится в 8 - 10% от его стоимости. Если учесть, что закуплено оборудования почти на 8,5 млрд рублей, то 86 млн руб требуется только на то, чтобы обеспечить его работу, не говоря уже о расходных материалах, которые тоже очень дорогие. Пока таких денег нет. Думаю, что экономисты должны будут придумать, как увеличивать тарифы на медицинские услуги по программе бесплатного оказания медицинской помощи, чтобы в них входило и постгарантийное обслуживание.

Что касается амортизации, то она никогда не закладывалась в тариф ОМС на медицинские услуги, потому что государство (город или Минздрав) несут обязательства по обеспечению медицинских учреждений дорогостоящим оборудованием. По закону об ОМС в тариф включается только стоимость медицинского оборудования до 100 тыс. рублей - того, что медучреждения имеют право покупать за свои деньги.

Для частных компаний это большая проблема, ведь тарифы на услуги в рамках ОМС одинаковые для всех и покрывают в лучшем случае себестоимость. Например, оборудование для лабораторной диагностики: в процессе работы оно требует сервиса, а со временем - замены, которую частные медицинские организации должны проводить за заработанные деньги. Но износ в тарифе не учитывается. Это в определенной степени нечестно, и если в государственных учреждениях нельзя закладывать амортизацию, то в частных - надо бы.

- В конце 2012 года Минздрав объявил о том, что программа модернизации будет продолжена по трем направлениям: материнство и детство, диспансеризация населения, реабилитация (восстановительное лечение). Причем старт диспансеризации был назначен на 1 апреля. Во многих регионах, в отличие от Петербурга, она действительно началась.

- Диспансеризация должна проводиться на средства фонда обязательного медицинского страхования, и оплачиваться по тарифам ОМС. Минздрав долго разрабатывал нормативную базу, порядок проведения всеобщей диспансеризации, а потом издал приказ, вступивший в силу 25 мая, по которому диспансеризация является лицензированным видом деятельности. То есть учреждение, которое ее проводит, должно получить лицензию. А, как известно, это дело не одного дня.

Сейчас районная поликлиника может формально - до получения лицензии - пригласить пациента на осмотр, выполнить определенные обследования, дать заключение врача, но денег за эту работу она не получит, потому что у фонда ОМС формально нет возможности ее оплатить. Если в других регионах приступили к диспансеризации, то там начнутся большие проблемы с ее оплатой.

- По плану диспансеризацию в этом году должны пройти 800 тысяч петербуржцев, значит, мы расписываемся в том, что сделать этого не сможем?

- Вся Россия оказалась в таком положении.

- Службе материнства и детства обещали продолжение программы модернизации.

- На уровне Министерства здравоохранения принято решение построить несколько новых перинатальных центров в России. Вообще, когда Минздрав говорил о продолжении модернизации по трем направлениям, предполагалось, что они будут финансироваться из федерального бюджета. Но, как выяснилось, не будут. Во всяком случае, в этом году.

- Это значит, что и развитие системы восстановительного лечения остановится. А это как раз то, что, как говорят эксперты, в первую очередь влияет на эффективность лечения у нас и за рубежом.

- Мы уже создали два крупных городских центра реабилитации в 40-й и 23-й больницах. Плюс в каждом районе города созданы амбулаторные службы реабилитации в поликлиниках – с водолечебницами, физиотерапией, ЛФК. Скажем, после стационарного лечения инфаркта мы направляем пациента на восстановительное лечение в санаторий. И некоторым даже после санаторно-курортного лечения требуется восстановительная терапия, они могут получить ее амбулаторно. Кто-то даже после, скажем, стентирования, сразу идет на работу. Но реабилитация ему все равно нужна, он тоже может получить ее в поликлинике.

После травмы, перелома некоторые могут восстанавливать работоспособность в амбулаторном режиме, но если речь идет о позвоночнике, бедре, они могут пройти курс  реабилитации в стационарных условиях.

- Отделения восстановительного лечения воспринимают, как прежние отделения физиотерапии, и пациенты жалуются, что попасть в них невозможно. А в стационарах, где есть такие отделения, 1 - 2 процедуры назначаются бесплатно, а за остальные надо платить.

- Что касается названий, то это вопрос терминологии. В Финляндии, например, любое восстановительное лечение называется физиотерапевтическим. А по поводу оплаты – если вам врач рекомендует платную процедуру, это неправильно. Надо обращаться в Комитет по здравоохранению с жалобами, будем проверять. В системе ОМС восстановительное лечение очень неплохо оплачивается медицинским учреждениям, все тарифицировано. Другое дело, что криотерапия, гала-камера никакого отношения к ОМС не имеют, значит, и бесплатно их не предоставляют.

- Реабилитационных коек в Петербурге не хватает. Если программа не продолжится, не видать нам их увеличения?  

- Подразделения восстановительного лечения в многопрофильных больницах Петербурга создаются и сейчас, независимо от программы модернизации. Например, во 2-й и 3-й больницах открыты отделения для реабилитации неврологических больных (после инсульта). Пусть это и не называется модернизацией, но тогда что это, как не она?

Чтобы увеличить возможности для реабилитации, требуется рациональное использование коечного фонда. Многие виды лечения можно проводить в рамках дневного стационара или стационара одного дня. Например, лечение катаракты: зачем человек несколько дней занимает койку? Нигде в мире этого нет. Даже пациентов с сердечно-сосудистыми заболеваниями после стентирования, к примеру, нет необходимости держать на койке, как раньше, 21 день.

- Но у стационаров нет материальной заинтересованности в сокращении времени пребывания пациента на койке. От длительности зависит оплата из фонда ОМС.

- Конечно, чтобы мы не говорили, миром правят деньги. Когда максимальный счет клиника может выставить, допустим, за семь дней, она не будет держать пациента три дня, даже если он не нуждается в пребывании в стационаре. Поэтому мы пересматриваем сейчас возможные пути для сокращения сроков госпитализации, точнее, алгоритмы и объемы лечения, так, чтобы результат был достигнут без завязки на сроки пребывания на койке. Это сложная работа: с одной стороны, нужны разумные ограничения для сроков стационарного лечения, с другой, при разработке новой схемы оплаты надо смоделировать все так, чтобы эту схему нельзя было обойти, как это происходит сегодня, когда пациент может находиться дома после операции (малая хирургия), а числиться на койке. Или, как это происходило прежде, когда самая высокая оплата была в первые дни пребывания пациента в стационаре, и его держали в больнице в «выгодное» ей время.

Ирина Багликова

© Доктор Питер

Рубрики: Медицинская власть

Ещё нет комментариев

Написать комментарий:

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.

Самое обсуждаемое

Читать все отзывы
Читать дальше



Нашли ошибку?

captcha Обновить картинку
×