Заинтересованная в развитии русского медицинского туризма Финляндия насчитала 30 тысяч петербуржцев, выезжавших на лечение в зарубежье ежегодно. Из них в Финляндию в прошлом году приехали только 1 тысяча.

 

Чаще Финляндии выбирают для лечения за рубежом Германию и Израиль, это компания Finnmedi выяснила год назад, когда проводила опрос в Петербурге. В ходе опроса выяснилось также, что больше всего у потенциальных пациентов финского здравоохранения востребована диагностика. В Германию наши люди едут лечить рак и бесплодие, делать кардиохирургические операции, протезировать суставы.

 

А опрос среди врачей показал, что больше всего петербуржцам не хватает реабилитации. Как говорит представитель компании Finnmedi Suvi Keituri, все это можно получить и в Финляндии, и качество медицинских услуг здесь не хуже немецких или израильских. Преимущество финской медицины, как говорят сами финны, в том, что для их получения не надо преодолевать большие расстояния, а в поезде «Аллегро» есть условия для путешествия пассажиров в инвалидном кресле.

 

Впрочем, когда и не было этих удобств, в Финляндию ездили за разными видами медицинской помощи. Например, в 1990-х часто можно было услышать совет уезжать на роды в Финляндию или на кардиохирургическую операцию. Но как это сделать, если медицина в Финляндии – государственная, частных роддомов нет, частных клиник, где выполняются серьезные хирургические вмешательства, тоже нет? (Вообще, в частной медицине – всего 4 процента коечного фонда страны).

 

Как лечатся в Финляндии

Чтобы иностранец из страны – не члена ЕС мог получить помощь в университетской клинике (их всего пять), госпитале или в роддоме, нужно сначала обратиться в частную клинику, которая займется организацией медицинского обслуживания и расчетами с госпиталем. Сейчас это может быть любая частная медицинская организация. Но поскольку последние два года здравоохранение Финляндии нацелено на экспорт своих услуг, причем в основном русским, такие частные компании создаются непосредственно при государственных клиниках. Например, университетская клиника Хельсинки еще в прошлом году говорила о недостатке коечного фонда для лечения иностранцев: если финны привыкли к тому, что надо дождаться своей очереди на госпитализацию, то русские ждать не могут.

Поэтому, например, для размещения нейрохирургического отделения для иностранных пациентов в одной из «пристроек» клиники отдали целый этаж. А чтобы работать с иностранными пациентами, при университетской больнице создана новая негосударственная медицинская компания HIKS Ltd, которая начнет работу уже в этом году.

Наш бывший соотечественник Юрий Кивелев, ведущий врач Центрального госпиталя Хельсинкского университета, объясняет необходимость ее создания так:

- Несмотря на то, что обращений по поводу лечения в нашей клинике очень много, к нам поступают всего 2 - 3 пациента из России в квартал, потому что, во-первых, слишком много препятствий приходится преодолевать на пути к лечению, в том числе с недостатком мест. Во-вторых, сейчас у врачей государственных клиник нет материальной заинтересованности в лечении русских пациентов: у них фиксированный оклад, а деньги, что платят пациенты, достаются медицинскому учреждению, это никак не отражается на зарплате медицинского персонала. А поскольку у врачей Финляндии принято, как и в России, работать и в частном, и в государственном учреждении одновременно, то создание негосударственной клиники на базе ведущего госпиталя страны им видится, как удачный выход из положения: оплачивать работу с иностранцами будет именно она.

Чтобы лечиться в финской клинике, минуя посредников, следует либо «списаться» с ней по электронной почте, либо позвонить напрямую и прислать полную информацию о себе: результаты обследований и снимки, медицинские заключения. А потом ждать ответа и заниматься организацией поездки в клинику.

За какой медициной русские едут к соседям

Петербуржцы чаще всего ездят в Финляндию, чтобы получить медицинскую помощь в акушерстве и гинекологии, кардиохирургии, реабилитации. Это те области медицины, что есть и у нас, но, как считают пациенты, в Финляндии надежнее и комфортнее. То, чего в России нет ни за какие деньги, – это лечение онкологических заболеваний с применением радиойодтерапии, индивидуально подобранных радиоизотопов и онколитических вирусов (вирусы естественного происхождения, которые распознают и разрушают раковые клетки). Последний метод терапии подходит пациентам, испробовавшим другие способы лечения, поскольку пока он еще испытывается в частной хельсинкской клинике «Дократес».

Обычные роды в Финляндии стоят дешевле, чем в петербургских частных роддомах (2,5 - 3 тыс. евро), скорее всего, потому что время пребывания в роддоме – всего 1 - 2 дня, а принимают их не врачи, а акушерки. Впрочем, с учетом пребывания «группы поддержки» роженицы в чужой стране и транспортных расходов общая сумма будет та же. Медицинская помощь при осложненных родах оплачивается отдельно за каждую манипуляцию.

Процедур экстракорпорального оплодотворения в Финляндии делают много – женщины часто задумываются о ребенке поздно – после 40 лет, в результате приходится прибегать к его зачатию «пробирке». Но если у нас ей проведут столько процедур, на сколько у нее хватит денег и полученных эмбрионов, то в Финляндии больше 6 попыток, как правило, не выполняется. Стоимость ЭКО финнам может частично компенсировать служба медицинского и социального страхования KELA. Русские оплачивают его полностью, стоимость ненамного превышает среднюю цену в Петербурге – от 4 до 5 тыс. евро.

Финны предпочитают не тратить лишних денег, а дождаться очереди на лечение в государственной клинике – иначе зачем они платят огромные налоги? Но ортопедия – одно из самых востребованных направлений в финской медицине, в том числе в частном секторе, поэтому крупных частных клиник, занимающихся лечением опорно-двигательного аппарата и реабилитацией после лечения в стране несколько, в том числе всемирно известных. Например, клиника Orton, созданная после зимней войны с СССР для лечения и реабилитации инвалидов. Парадокс, но сегодня это одна из самых популярных клиник не только у петербуржцев, а у всех россиян. Для лечения детей со сложными патологиями деньги, как правило, собирают фонды. Недавно в «Ортоне» лечили девочку из Владивостока. Там после прививки БЦЖ возникли осложнения у пяти новорожденных, у одной из них в результате сепсиса «растворились» тазобедренные суставы. Восстановление каждого из них стоило 29 тысяч евро. Лечение оплачивал «Русфонд». А фонд «Помощь» оплатил укрепление позвоночника (артродез позвонков) девочке из Воронежа со спинальной атрофией Верднига-Гоффмана: ребенок в 12 лет не мог даже сидеть, потому что мышцы совсем не держали позвоночник. Операция и пребывание в клинике стоили 38 тысяч евро.

В «Ортоне» лечат разные проблемы позвоночника, суставов плечевого пояса, тазового пояса и нижних конечностей. Из России приезжают чаще всего с очень сложными проблемами, но как говорят местные врачи, тем они и интересны. Другая популярная услуга – реабилитация, ее здесь проводят в том числе и в амбулаторных условиях, в этом случае она обходится дешевле и петербуржцы предпочитают приходить на процедуры в клинику, а жить где-то по соседству.

Кардиохирургия и языковые барьеры

Когда в Петербурге строился новый Центр сердца, крови и эндокринологии им. В. В. Алмазова, его директор профессор Евгений Шляхто среди причин, объясняющих необходимость существования такого мощного медицинского учреждения, называл то, что иностранцы, случись у них сосудистая катастрофа, вызывают самолет финской медицинской компании MedGroup, и едут спасаться в Финляндию. Евгений Шляхто хотел, чтобы иностранцы оставались лечиться у нас. Но они до сих пор, несмотря на то что центр уже несколько лет благополучно работает, уезжают в Финляндию.

Вообще, несмотря на бурное развитие кардиохирургии в последние годы в городе, петербуржцы, у которых есть возможность получить помощь в Финляндии, выбирают финскую клинику. Может, это стало одной из причин того, что в конце февраля Центр им. Алмазова подписал договор о сотрудничествес университетом Тампере, Балтийским институтом Финляндии и «ФиннМеди», и опыт финнов в кардиохирургии будет использоваться в Петербурге. Там сегодня кардиохирургические операции считаются рутинными, в стационаре после них пациенты редко проводят более пяти дней.

Поскольку в Петербурге с реабилитацией – большие сложности, особенно для постинсультных пациентов, эта услуга у петербуржцев пользуется большим спросом. Причем, на реабилитацию приглашают не только клиники, расположенные на юге и в центре Финляндии, но в северном округе – в Оулу. Кроме того, на севере очень развита сеть SPA-центров (Oulu Wellness Institute, Rokua health & spa, центр Eden в гостинице Sokos), которыми финны пользуются, как центрами реабилитации и релаксации для профилактики. Правда, россияне (в основном из Мурманска и Петербурга) приезжают сюда не столько для лечения, сколько на отдых.

Что касается языкового барьера, то сейчас в большинстве (впрочем, не во всех) клиниках и реабилитационных центрах, планирующих работать с пациентами из России, есть русскоговорящий персонал. Сильное везение - русскоговорящий врач: чаще всего это наш бывший соотечественник, но встречаются и врачи, получившие когда-то медицинское образование в Петербурге.

фото с clip.dn.ua