Жертвами закрытия 442-го окружного военного госпиталя станут солдаты и пенсионеры

17:12, 24.08.2012 / Верcия для печати / 4 комментария

442-й военный госпиталь на Суворовском проспекте закрывают. Можно ли что-то изменить, почему не возмущаются сотрудники, и какие настроения в самом госпитале, узнавал «Доктор Питер».

Жертвами закрытия 442-го окружного военного госпиталя станут солдаты и пенсионеры
Фото: фото с family-history.ru

Все те же желтые корпуса, и вход все там же — со стороны Тульской, внешне — ничего не изменилось. Но журналистов почему-то не пускают, только посетителей. Все контакты с прессой — исключительно с разрешения и.о. начальника госпиталя Сергея Епифанова. Я об этом еще не знаю, но после недавнего разговора с ним, предвижу, что могут быть проблемы.

Неделю назад я пыталась добиться от него хоть какой-то информации о ликвидации госпиталя, но он ответил, что комментарии дает только по распоряжению пресс-службы Ленинградского военного ведомства. А начальник пресс-службы сказал, что никаких приказов о расформировании не поступало, все это сплетни и провокации. В общем, разговаривать нам с и.о. начальника госпиталя стало не о чем. Не по чину государственному мужу тратить время на сплетни и провокации, порочащие репутацию военного ведомства, министерства обороны и подрывающие основы государственности.

Но в итоге, военная тайна на поверку оказалась секретом Полишинеля.

– Ну, да, закрывают госпиталь. А вы не знали?! — удивилась посетительница, с которой я прошла на территорию. — Да об этом все говорят, давно уже ни для кого не новость!

Говорят об этом и пациенты, которым рассказали врачи, и врачи, которым около двух недель назад зачитали официальный приказ Минообороны. А еще говорят, что территория госпиталя давно продана, кто-то упоминает околокремлевских москвичей, кто-то даже уточняет — «Газпром». Есть и почти безумная, но забавная версия: покупателем называют президента Беларуси Александра Лукашенко.

Под госпиталь на Суворовском «копают» уже несколько лет

По мнению некоторых врачей, решение о ликвидации 442-го окружного военного госпиталя не было спонтанным. Сотрудники говорят, что госпиталь целенаправленно начали разорять несколько лет назад. Как рассказали сотрудники, в 2009 году сократили половину число коек, и вместо 1200 осталось 600. Под сокращение попал и личный состав. После чего докторам запретили работать по совместительству и брать несколько ставок, более того, им урезали зарплату.

– Врачам начали создавать условия, в которых невозможно было работать и зарабатывать, — говорит один из докторов. — Почти половина лучших специалистов поувольнялись. Теперь они востребованы на «гражданке», и к ним очень сложно попасть. Остались только те, кто не мыслит своей жизни без этого госпиталя, да пенсионеры.

И врачи, и пациенты, с которыми удалось пообщаться, уверены: судьба людей мало кого интересует, в отличие от территории, на которой размещается комплекс госпиталя.

– Бесконечно обидно — мы проработали здесь столько лет, и нас никто даже не удосужился известить заранее. Нас просто поставили перед фактом, при чем в последнюю очередь, — сетует одна из докторов.

А, правда, зачем кого-то предупреждать, ведь у военных не принято обсуждать приказы. А то, что врачи госпиталя окажутся на улице — это, должно быть, мелочи, ведь до сих пор их трудоустройством никто не озаботился.

– Да что мы?.. В конце концов, мы как-нибудь выкрутимся... Военных пенсионеров тоже жалко, но у них хоть районные поликлиники останутся. А ребят-то куда девать теперь? — недоумевает еще один врач госпиталя. — Ведь со всего Северо-Запада к нам везли! Нет условий для оказания помощи — к нам; не знают, что делать — к нам; нет специалистов — к нам. А теперь куда?

Четкого ответа на этот вопрос, похоже, нет даже у Министерства обороны. Говорят, что вроде бы большую часть нагрузки возьмет на себя ВМА, кого-то повезут в Кронштадт, кого-то — в Подольск. Но как будет точно, пока никто не знает.

Единственное, что можно сказать с уверенностью: после расформирования госпиталя останется около десятка зданий XIX века и 8 гектаров в центре города рядом со Смольным и неподалеку от набережной Невы.

Почему молчат сотрудники

На разговор о ликвидации госпиталя сотрудники идут неохотно. Обсуждать решение министерства врачи соглашаются лишь инкогнито.

Врач госпиталя: Нечего нам сказать. Точнее есть что, но только это будет долго и нецензурно. Да все хорошо у нас. У меня, по крайней мере... Маникюр вот новый сделала. Вы только имен наших не называйте, а то нам от начальства достанется.

Да нет, начальство у нас хорошее. Но над ним тоже начальство есть, — помолчав, добавила доктор. — Вы думаете, руководству грядущие перемены нравятся? Да им здесь никто не рад, все против.

«Доктор Питер»: А если все против, так чего же вы молчите?

Врач госпиталя: А что могут изменить три человека? Это сейчас все против — в сестринских и ординаторских, а как до дела дойдет — все замолчат, а то и «за» станут. Вот если бы все вместе — мы бы тоже сказали.

«Доктор Питер»: Госпиталь все равно расформировывают, терять-то все равно нечего, чего бояться? Тем более, если ваши врачи так ему преданы и так беспокоятся о судьбе солдат…

Врач госпиталя: Терять всегда есть что. Мало кто из наших хочет работать на «гражданке». Минусы и у гражданских, и у военных есть, но наши минусы лучше. Поэтому многие надеются еще послужить.

Честно говоря, плохо понятно, где собираются служить эти люди, если, как они сами говорят, никто их трудоустройству содействовать не планирует, и кому они «еще надеются послужить».

442-й — не ВМА, за него некому вступиться

Как ни прискорбно было бы сознавать, но изменить что-либо в решении Минобороны вряд ли возможно. Сотрудники молчат и будут молчать. А раз так, то по официальной версии всех все устраивает.

Солдаты-срочники… да кто бы их спрашивал и что бы они сказали. Военные пенсионеры еще более бесправны, а офицерский состав, вероятно, тоже еще надеется послужить. Горожане… Но столько же сторонников, как ВМА, 442-й госпиталь соберет вряд ли.

– ВМА — это бренд, гремящий на всю Россию, и то ее поддерживают не так много людей, — говорит председатель региональной общественной организации «Общество сохранения исторического наследия Военно-медицинской академии» Александр Редкокаша. — А 442 госпиталь известен лишь в узких кругах. И если у академии есть влиятельные защитники, то у окружного военного госпиталя они вряд ли найдутся — контингент, который там лечится, влиятельным назвать сложно, большинство пациентов не всегда даже платежеспособны.

Лечат или калечат в госпитале, и насколько он нужен

Но, может быть, Министерство обороны право, и 442-й госпиталь просто не нужен, может быть, там лечат плохо…

У председателя петербургского филиала комитета «Солдатских матерей» Эллы Поляковой отношение к госпиталю неоднозначное. По ее словам, он не выполняет своих функций. Военно-врачебную комиссию по освобождению солдат от службы по состоянию здоровья госпиталь почти не проводит, а лечат в нем, мягко говоря, недостойно. Некоторым ребятам покалечили не только здоровье, но и судьбы. Одному из призывников во время наркоза повредили трахею, да так, что едва не угробили, и Николай Смирнов четвертый месяц находится в госпитале им. Бурденко в Москве.

– В 442-м госпитале применяют «карательную психиатрию», — утверждает Элла Полякова. — Есть у нас мальчик — Дима Смирнов из Костромской области. В армии его неоднократно избивали. В начале года он попал в госпиталь, как говорят врачи, с бронхитом. Вылечить толком его не вылечили, и через месяц выписали, несмотря на то, что температура еще держалась. В части ему опять стало плохо, начальник части направил Диму обратно в госпиталь, но уже в отделение психиатрии. Через месяц Смирнова комиссовали, а через несколько дней после этого его, уже гражданского, насильно поместили в то же психиатрическое отделение военного госпиталя и стали колоть. Еще через месяц он фактически превратился в «овощ».

Тем не менее, Элла Полякова не в восторге от идеи закрыть госпиталь, скорее, она была бы рада, если бы он работал на совесть.

В сети отзывов о госпитале не слишком много, и они не просто неоднозначны, они полярны.

28 марта 2012 года, Настя


Дед лечился. Врачи берут не по-божески. Кричат: «Это государство нас довело». А больные в этом виноваты? А сами доктора вечером уезжают на «BMW».

19 августа 2012 года, yrat

Там оказывают услуги всем. Даже скорая помощь оказывается. Врачи — просто классные. Такого отношения не видела нигде. Серьезные, дисциплинированные, внимательные. Лучшие врачи в жизни, которых приходилось встречать.

21 августа 2012 г., Ольга

Мой сын, когда служил в армии, очень заболел, его поставили на ноги в этом госпитале, спасибо врачам и сестрам! До Московской области его бы явно не довезли.

2010 год, lis3811 (гость)

Лежал я там в 99 и 2000 годах, новейшего оборудования не видел, а вот про нетрадиционные методы лечения — это верно, при температуре -38 С, зимой, в рваных сапогах и халате гоняли снег убирать, да трупы разгружать в местном морге... После этого очень хочется поправиться и никогда туда не попадать :)

22 августа 2012 года, один из гостей

Во время службы в рядах доблестной СА [Советской армии] в 1979-1981 годах, мой друг, проходя службу в Закавказском ВО, в мотопехоте при марше на БТРах, получил удар-контузию незафиксированным боковым люком по голове. Хорошо, что он был в каске. Но удар был такой силы, что он лишился полностью памяти. Не помнил, кто он, как звать, своих родителей, не понимал, как надо писать, читать, полнейшая потеря памяти и своего «Я». Он лежал и плакал. Это в 19 лет. Так вот, его переправили в выше упомянутый госпиталь и там полностью востановили память, вылечили, вернули совершенно здорового парня родным. Он закончил успешно ВУЗ, создал семью, работает на ответственной работе, одним словом, все как у всех. Постояно, при случае, вспоминает и благодарит врачей, да и весь медперсонал госпиталя.

Кто бы что ни говорил, и какой бы ни была медицинская помощь, но она была. Точнее, пока еще есть, до конца октября, по крайней мере…

Елена Ртищева

© Доктор Питер

Рубрики: Медицинская власть

4 комментария Оставить комментарий

Многие "реформы" нашего времени (в том числе военная реформф, реформа образования) предприняты для того, чтобы сильные миро сего могли доворовать еще не разворованные ценности. В частности, прекрасные здания, принадлежащие Министерству обороны, расположенные в центре больших городов, земли МО и т.д.
Было бы очень хорошо если бы публиковалась правдивая информация, позволяющая узнать:
- кто "автор" военной реформы?
- кто присвоит землю, окружного военного госпиталя и военно-медицинской Академии?
- кто изрядно "обгрыз" трамвайную сеть самого трамвайного города Европы?
- кто украл Балтийское морское пароходство? и т.д. и т.п.
Страна должна знать своих "героев".

А страна и так знает своих героев))))) А толку???? Эти герои сами за себя голосовали и сами рулят

Уважаемая Елена Ртищева, ровно та же ситуация продолжается, начиная с 2008 года, в "гражданской" больнице (бывшей ортопедической, потом - филиале ГБ 8, теперь - ГБ 38) по адресу г. Пушкин, Павловское шоссе, 56 - находящейся на территории Отдельного парка Царского Села. Аппетиты г-на Сердюкова умерили, но вот "гражданские сердюковы" , начавшие разрушение этой больницы с её территорией, живы и здоровы, одни в Москве, другие - в ЗакСе.. Полюбопытствуйте - и Вам откроется масса интересного из того, как объекты недвижимости "незаметно" выводят из под ведомственного контроля, в том же КЗ Питера.

Уважаемый неравнодушный доктор. К сожалению, не получилось отправить вам письмо на указанный вами адрес. Могли бы ли вы связаться со мной по электронной почте: info@doctorpiter.ru?

Написать комментарий:

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.

Самое обсуждаемое

Читать все отзывы
Читать дальше

Нашли ошибку?

captcha Обновить картинку
×