Выпускник ВМА: о плюсах и минусах переезда академии за пределы Петербурга

14:25, 24.02.2012 / Верcия для печати / 1 комментарий

Не сказать, чтобы сообщение о будущей передислокации Военно-медицинской академии стало полной неожиданностью. Упорные слухи об этом ходили в стенах кафедр и клиник уже несколько лет. Среди возможных пунктов назначения назывались Лисий Нос и Коломяги, но и название станции Горская начало звучать практически сразу. Тем не менее, курсанты, слушатели, преподаватели и сотрудники до последнего надеялись, что пронесет.

Выпускник ВМА: о плюсах и минусах переезда академии за пределы Петербурга

Они рассчитывают на это и сейчас. Поэтому реакция на новость в самой академии достаточно сдержанная. Обсуждать и критиковать приказы командиров (начальников) военнослужащие не имеют права по закону, а гражданским сотрудникам не хочется терять не самое плохое место работы, поэтому комментировать ситуацию они соглашались исключительно на условиях анонимности. Тем не менее, примерный расклад мнений получить удалось.



Плюсы



Академия отчаянно нуждается в модернизации. С этим согласны все. Здания, конечно, строились специально под нужды медицинского учреждения, но это было минимум 100 лет назад. И современным требованиям, особенно с точки зрения санитарно-гигиенических норм, отвечают все с большим и большим трудом. «Ремонт здесь не поможет. Видано ли, чтобы, как в первом приемнике, затаскивали людей по лестнице, а потом на руках переносили на рентген, потому что дверные проемы слишком узкие? Видели бы вы, как больной из второго приемника пешком идет в клинику сердечно-сосудистой хирургии по морозу с историей болезни в руках, потому что все скорые заняты, или как в травматологии роняют больного со сломанной ногой, пока пытаются внести в здание! Лечебному учреждению нужна инфраструктура. Нужен единый лечебный центр с лифтами и подъездами, с автодверьми», - говорит бывший выпускник, а ныне сотрудник ВМедА.



«Старые здания - это хорошо и замечательно, но работать в них на современном уровне крайне неудобно. Когда на 8 м2 сидят 12-15 человек клинических ординаторов - совсем "не айс", с постоянным составом история не лучше. Довезти больного до томографа - сначала отвези заявку (вместе с историей болезни), потом верни историю в клинику, найди машину, отвези больного, привези его обратно, потом на следующий день надо еще съездить и результат забрать», - вторит ему коллега, тоже бывший выпускник, а ныне сотрудник, работающий в так называемом 49-м городке, квартале из клиник и кафедр на Загородном проспекте.



Клинические базы академии разбросаны по всему Питеру, нередки случаи, когда слушателям приходится пересекать весь город с севера на юг (и обратно) в течение одного учебного дня. Современные корпуса, да еще собранные в одном месте, значительно упростили бы задачу. Во-первых, добираться легче, экономится драгоценное время, во-вторых, можно набирать большее количество самых разнообразных тематических больных и в меньшей степени завязываться на город. В-третьих, и аудитории уже хочется поудобнее, посовременнее.



Минусы



Уменьшится поток больных по «скорой». Плюс тридцать километров на север – это все-таки ощутимое расстояние. И если сейчас клиники академии находятся практически в центре города, на пересечении основных маршрутов, то даже наличие в Горской вертолетной площадки и близость к кольцевой автодороге ситуацию особо не спасет. «На горожанах это вряд ли скажется, академия не особенно много больных берет, а вот на квалификации врачей, возможно, скажется отрицательно», - поясняет сотрудник академии. Действительно, хирургам, травматологам, комбустиологам и прочим экстренным специалистам нужна практика – чем больше, тем лучше. Если для компенсации дефицита придется ездить в городские клиники, какой тогда смысл в переносе?



На место новой дислокации ВМедА будет неудобно добираться ощутимому количеству сотрудников. Добавится как минимум 30 минут езды на электричке (от Финляндского вокзала до Горской), что для жителей южных и западных пригородов может оказаться критичным. И если для военнослужащих преодоление трудностей можно считать неотъемлемой частью службы, то гражданские сотрудники еще сто раз подумают. «Уже сейчас примерно десятая часть офицеров и четверть гражданского персонала готовы уволиться только по причине значительной удаленности Горской от их нынешнего места жительства», - констатирует сотрудник управления академии. По другим оценкам, не менее 90 процентов среднего и младшего медперсонала и не менее половины профессорско-преподавательского состава в Горскую не поедут.



Старые преподаватели уверены, что будет утеряна часть традиций, которые так важны в медицине. «Академия пережила шесть царей, три революции и несчетное количество войн и локальных конфликтов. Но никогда, даже в самые трудные времена не покидала города. Когда курсанты сидят в аудитории, в которой читал лекции Пирогов, когда они занимаются по соседству с рабочим кабинетом Павлова, когда они ходят по тем же самым парковым дорожкам, по которым ходили Боткин и Виллие, они пропитываются духом сопричастности, а он в нашей профессии значит не меньше знаний и опыта. Сохранится ли это чувство в Горской?», - задает риторический вопрос начальник одной из клинических кафедр.



Страхи и опасения



Академия и без переезда находится в достаточно сложной ситуации. В 2009 году в рамках реформы, офицерский состав медслужбы в том числе и ВМедА, был сокращен почти в три раза – с 15,9 до 5,8 тыс человек , гражданский персонал – почти в 1,5 раза. И многие действующие офицеры опасаются, что передислокация станет поводом для очередных сокращений. Поэтому не слышно никаких протестов и возмущений – от «протестно настроенных», по свидетельству сотрудников, в академии избавляются очень быстро.



Нет ни одного примера передислокации крупного вуза, о котором можно было бы сказать: «После переезда стало лучше!». А наоборот – сколько угодно. Между тем, в районе Горской – чистое поле. Не только в переносном, но и в прямом смысле. Там нет ни-че-го. Все нужно создавать с нуля. Фактически, за два года, а конечной датой переезда ВМедА пока что называется декабрь 2013 года, нужно выстроить небольшой город. С клиническими и учебными корпусами, общежитиями, спортивной базой, инфраструктурой, всеми коммуникациями.



Cui prodest?



Также высказываются опасения по поводу компаний, которые будут осуществлять строительство в Горской. ОАО «Главное управление обустройства войск» (аффилированое с ОАО «Оборонстрой») и ООО «ЛСР Строй» не имеют опыта проектирования и строительства подобных медицинских объектов. На их счету жилье для военных, небольшие санатории, порт. Тем не менее, Горская уже названа «медицинским Сколково» - и именно под этим соусом проект преподносился президенту Медведеву. Надо ли говорить, что идея была воспринята на ура, а авторы ее получили карт-бланш и доступ к бюджетным средствам.



Кроме того, остается загадкой – а что же будет с бывшей территорией ВМедА после переезда. А это, между прочим, 45 га почти в центре города, с выходом на Неву в районе Пироговской набережной. И еще 25 га в районе Загородного проспекта. Очень недешевая земля, даже по самым скромным прикидкам. Возникает множество вопросов: если она так и останется в собственности Минобороны, что здесь будет? Ходят слухи о том, что старые здания может занять Военный институт физической культуры, который теперь является филиалом ВМедА, а также Военно-медицинский музей, ютящийся в тесном здании на Загородном проспекте.



Впрочем, и ВИФК, и музей не смогут занять все 70 га. И лишь 25 из 112 капитальных зданий академии по решению ЮНЕСКО с 1998 года имеют статус памятников архитектуры и находятся под охраной государства. А вот судьба остальных, учитывая тотальную коммерциализацию Минобороны, может быть незавидной. Алексей Шаскольский, заместитель руководителя департамента оценки Института проблем предпринимательства, в своем комментарии каналу НТВ заметил, что фасадные корпуса не пострадают, а вот снос и перестройку зданий внутри запретить никто не сможет.



Принцип Насреддина



Большинство опрошенных учащихся и сотрудников академии настроены как знаменитый Ходжа. Впереди еще куча времени, за которое может исчезнуть либо эмир, либо ишак, ну или в нашем случае – проект «медицинского Сколково», руководство Минобороны, фирмы-подрядчики и т.п. Тем более, что за примерами далеко ходить не надо.



Один из них – грандиозный военно-морской учебный центр на 13 тысяч слушателей в Кронштадте, куда должны были переместить все военно-морские вузы Питера, о создании которого было официально объявлено в конце 2008 года. Уже через год, к 2013 году «флотский кампус» должен был начать функционировать, но там не то что конь, даже жеребенок карликового пони не валялся.



Второй – собственно академический долгострой, огромный клинический корпус ВМедА, заложенный еще в советское время. Долгое время развалины первых этажей привлекали городских экстремалов, снесли несостоявшуюся модернизацию только летом 2011 года.



Так что Военно-медицинская академия надеется на лучшее, готовится к худшему, но продолжает работать – скорее вопреки, чем благодаря.



Алексей Водовозов, выпускник ВМедА 1993 года, medportal.ru

Рубрики: Медицинская власть

1 комментарий Оставить комментарий

Очень правильная,продуманная статья.Перевод академии в Горскую-это полное ее разушение.Это понимают сотрудники академии,ее выпускники,депутаты ЗС Петербурга,
часть депутатов Госдумы.Не понимают этого,к сожалению, Президент и Премьер- министр.
Однако я думаю-благоразумие восторжествует.Академия должна называться и быть
Президетской .Момет быть,тогда Руководство страны поймет,с каким неповторимым
учреждением имеем дело.

Написать комментарий:

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.

Самое обсуждаемое

Читать все отзывы
Читать дальше

Нашли ошибку?

captcha Обновить картинку
×