Фото №1 - Почему Елизаветинскую больницу называют "3-й истребительной"
Фото
фото с clip.dn.ua

- В 90-х годах на Гражданке было очень много бандитских группировок, которые периодически выясняли между собой отношения, а тела подкидывали к больнице. Потом звонили и сообщали, дескать, у вас труп валяется. Это происходило почти каждые сутки. С тех пор, наверное, и пошло это прозвище «Истребительная».

- Но люди вкладывают в это слово и другой смысл…

- А что людям не нравится? Вот кого мы можем тут истреблять? 80-летнюю бабушку, которой мы не в состоянии дать вторую молодость?

- Но можете подлечить, наверное…

- Мы и подлечиваем, выводим из острого состояния, а дальше ее надо долечивать в других, но уже в плановых стационарах – во 2-й городской больнице или любой другой, где не спеша можно заниматься пациентом. А у нас больница экстренной помощи. Вот сегодня ни одного места в больнице нет, потому что больница рассчитана на 1050 пациентов, а у нас уже 1300 лежит. Куда класть новых поступающих больных? Получается, что чем больше мы принимаем, тем хуже становится: нет мест на профильных отделениях, соответственно человека кладут туда, где это место есть. Начинают заполняться коридоры, что, естественно, приводит к жалобам, но дело-то не в нашей больнице, а в том, что поликлиническое звено не выполняет своей функции, вовремя не диагностирует заболевание, вовремя не обследует, вовремя не лечит. И в результате человек попадает к нам в стадии обострения, когда ждать уже некогда. Больных больше, чем положено по всем существующим нормам, но отказать в помощи мы не имеем права.

- Жалуются еще и на то, что плохо лечат.

- У нас есть стандарты оказания медицинской помощи, по которым мы и лечим. Раньше врачи говорили больным, что лучше купить другой препарат, более эффективный, но на нас писали жалобы, мол, доктора занимаются вымогательством. Теперь никто из них ничего никому не предлагает. У нас все есть! Пусть оно не такое эффективное, но есть!

- А еще жалуются на то, что врачи долго не подходят к больному и в приемном покое можно ждать ни один час.

- Если раньше в больницу привозили 70-80 человек в сутки, то сейчас за те же зарплаты и в том же количестве врачи обслуживают уже 220-300 человек. В смену работает пять хирургов, а больных поступает 25. На хирургическую смотровую положен один санитар, которого хирурги постоянно гоняют - он возит больных на обследования, ищет свободные места на отделениях. А в это время другие пациенты сидят и ждут. Вот сегодня поступил больной с желудочным кровотечением, санитар повез его на фиброгастроскопию и пробыл там с ним 40 минут, все это время его ждали другие уже осмотренные врачом пациенты. И так на каждом отделении. Поймите, эта проблема не одной нашей больницы, так «живут» все стационары, принимающие больных по скорой помощи. А таких больниц у нас в городе восемь.

- А возможна другая ситуация, когда врачи стоят курят в сторонке, а больной ждет?

- Возможна. Если врач осмотрел пациента и направил его на анализы, а теперь ждет результатов, он же не будет подходить и развлекать его. Бывает, что пациенты в приемном покое ждут врачей-консультантов. Или когда освободятся места на отделениях.

- Может быть, попросить, чтобы часть больных везли не к вам, а в другие больницы?

- Есть телефон бюро госпитализации комитета по здравоохранению, куда мы периодически звоним и сообщаем, что больница не может больше принимать пациентов. Сегодня, например, уже отзвонились, хотя еще только половина одиннадцатого. Они отвечают: ну и что? В других больницах тоже мест нет. Как направляли, так и будем направлять – это ваша проблема. Вот заходил сейчас врач, спрашивал, куда поместить кардиологического больного, так как на кардиологии уже мест нет. А ведь это не задача врача – искать, куда «пристроить» больного. Он должен написать историю болезни и передать ее вместе с пациентом санитару, который отвозит больного на отделение.

Другая проблема – пожилые пациенты, за которыми не хотят ухаживать их близкие, поэтому отказываются  их забирать. Когда освобождаются места в больнице сестринского ухода, которые тоже переполнены, мы  переводим этих пациентов туда. Но ждать приходится неделями. Вот и получается, что человека, которому нужна экстренная помощь, иногда и положить некуда.

- В приемном покое люди умирают, почему?

- Люди вообще умирают, потому что жизненный ресурс заканчивается. В больницу поступают очень запущенные больные… Конечно, бывает, что умирают и в приемном покое, и в реанимации и по дороге в больницу. Но такого, чтобы кому-то помощь не оказывалась, не бывает.

- Врач должен душевно относиться к больным?

- Почему врач должен? У нас разве в стране пропагандируется душевное отношение к людям? А мы врачу ничего не должны?

- А как же клятва Гиппократа?

- А как звучала клятва Гиппократа настоящая, вы помните? «Я обязуюсь не навредить, лечить, передавать свои знания и тому подобное, а за это государство содержит мою семью, меня».

- Это в клятве так написано?

- Да, это в клятве Гиппократа. А мы давали клятву советского врача, в которой написано, что врач обязан все, а ему за это – ничего. В принципе это правильно. Врач должен заниматься только одним – лечить людей, и не думать о том, как прокормить семью, как заплатить за квартиру, как взять еще двадцать дежурств.

- В этом случае говорят, если не нравится, зачем идти в доктора?

- Вот они и уходят, лучшие врачи. Мои врачи ушли в психбольницу работать терапевтами. Там больше платят – за вредность, и нет этого сумасшествия, которое творится у нас.

- Текучка врачей большая?

- У неврологов текучки нет, потому что этих докторов просто нет. У меня работает два кандидата наук, но пациентов поступает много, и нужны еще врачи. Не хватает терапевтов. Но вопрос еще и в качестве этих врачей. Приходит молодежь, которая вообще ничего не понимает ни в медицине, ни в неврологии, как они учились – непонятно. Поэтому брать некого. А средний и младший персонал – это вообще дефицит. Да и повышение заработной платы, о котором говорится, происходит только на бумаге, а не на практике. Ведь деньги больница получает за пролеченного больного, а этот тариф не менялся два года. Министерство обязывает главного врача повысить нам зарплату, и он повышает, сокращая добавки за интенсивность. В итоге, учитывая инфляцию, врач только теряет в зарплате.

- И все же от врача ждут гуманности и человеколюбия, эти качества редко встретишь теперь, неужели это можно оправдать низкими зарплатами?

- Конечно, нет, поэтому и сердце болит, и давление скачет. Ситуацию в здравоохранении хотелось бы изменить, а как? Уже выросло целое поколение, которое мы сами и воспитали.

© ДокторПитер