Высокотехнологичная плановая помощь в Петербурге: ковид диктует спрос и предложение

18:32, 31.07.2020 / Верcия для печати / 9 комментариев

Плановых пациентов в Петербурге пока немного, несмотря на то, что и ВМП, и специализированная стационарная помощь разрешены постановлением главного санврача еще в конце июня. Зато растет число экстренных – в их число входят и те, кто не получил своевременную плановую помощь. «Доктор Питер» выяснил, почему городские больницы и рады бы вернуться в докоронавирусный рай, но эпидемия ковида не отпускает.

Высокотехнологичная плановая помощь в Петербурге: ковид диктует спрос и предложение
Фото: скришот

На всех уровнях власти говорят о том, что надо срочно возвращаться к оказанию плановой помощи в системе здравоохранения. Учитывая, что большинство петербургских больниц, способных ее оказывать, были перепрофилированы под прием пациентов с коронавирусной инфекцией, сделать это быстро не получается. Больницы экстренной помощи, которые оставались условно свободными от ковида, переполнены.

Напомним, в июле начали освобождаться от ковидных подразделений федеральные клиники и несколько городских. Причем, федеральные, прежде готовые принимать пациентов по скорой, отмывшись от коронавируса, пытаются избежать работы в системе оказания экстренной помощи. Говорят, что если возьмутся за нее, все начнется сначала: завоз инфекции в клинику, карантины и т.д. Они готовы принимать плановых пациентов в первую очередь по программе ВМП – высокотехнологичной медицинской помощи. Но и это хорошо, потому что и в условиях, когда плановая помощь разрешена, городским клиникам пока не до нее. Слишком много экстренных пациентов. Растет внутрибольничная смертность. Люди умирают не только из-за тяжелого течения коронавирусной инфекции в ковидных стационарах. В нековидных экстренных смертность по итогам полугодия тоже выросла. Врачи объясняют это тем, что последние 4 месяца скорая везла в основном тех, кого совсем уж не могла не везти, - очень тяжелых.

Федеральные клиники Петербурга «очищаются»: «Жизнь в ковиде нас изменила»

Комитет по здравоохранению разработал план возвращения городских клиник в обычный режим работы. Он состоит из четырех этапов, первый мы уже прошли: из коронавирусного профиля освобождены 5 городских больниц. Обещают, что на втором этапе вернут в бесковидную жизнь Покровскую больницу и Госпиталь для ветеранов войн. Как стало известно «Доктору Питеру», вчера была приостанановлена доставка пациентов по скорой в Александровскую больницу, она тоже готовится к переводу в режим оказания экстренной и плановой неинфекционной помощи.

Ковид всюду. Почему скоропомощным больницам трудно начать оказывать плановую помощь

Оказание плановой помощи разрешено всем клиникам, оказывавшим ее в «обычной» жизни. То есть и тем, кто работал в системе экстренной неинфекционной помощи. Самую большую нагрузку несли три крупных стационара – НИИ скорой помощи им. Джанелидзе, Елизаветинская и 26-я больницы. По большому счету они работали так же, как и ковидные, только таковыми не считались, а значит, были лишены всех привилегий, которыми власть наделила больницы, ставшие в одночасье инфекционными. Из-за катастрофической ситуации, сложившейся в Петербурге со средствами индивидуальной защиты, поначалу заболевали медики во всех клиниках. Постепенно, хоть и с большими проблемами, ковидные стационары все-таки обеспечили себя СИЗами и дезинфектантами, а в клиниках, считавшихся чистыми, СИЗы не полагались и расходы на них не предусмотрены в бюджетах учреждений. Там персонал работал в лучшем случае в масках и халатах, костюмы, щитки руководство добывало с трудом за счет средств клиники, по сути, рискуя быть обвиненными в нецелевых расходах. И получилось так, что в больницах, оказывающих экстренную помощь, коронавирусом заразились больше медиков, чем в инфекционных. В НИИ скорой помощи – около 800, в Елизаветинской и 26-й больницах – около 200.

Петербургские депутаты - Мишустину: в стационарах экстренной помощи врачи заражаются чаще, чем в «ковидных» больницах

В результате в этих больницах сократилось количество коек, потому что надо было создавать те же шлюзы, обсерваторы в приемных отделениях, а еще надо держать «запасное» отделение из-за неизбежных и регулярных заносов коронавируса с пациентами, нуждающимися в экстренной помощи, поскольку «скомпроментированное» надо закрывать на дезинфекцию. Хорошо еще, что в начале эпидемии наплыва экстренных пациентов не было – петербуржцы справедливо опасались госпитализироваться.

- Всю эпидемию работалось тяжело. Даже в начале, когда народ вызывать скорую боялся и не хотел ехать в больницы: было мало пациентов, но и медицинского персонала немного – сотрудники заражались и болели, либо изолировались на карантине, - рассказал «Доктору Питеру» Антон Повзун, главный врач НИИ скорой помощи им. Джанелидзе. - И мы вынуждены были искусственно уменьшать коечную мощность, потому что надо было закрывать и дезинфицировать отделения, где выявлен пациент с ковидом, отправлять на карантин медперсонал, так что некому было даже дежурить.

В таком положении оказались все больницы-тысячники, оставшиеся в эпидемию в системе оказания экстренной помощи. «В море инфекции оставаться чистыми невозможно – постоянно происходят завозы коронавируса», - говорит главный врач 26-й больницы Василий Дорофеев:

- В ковидных больницах все пациенты - с инфекцией или подозрением на нее, алгоритм действий хотя бы относительно понятен. А мы работали и работаем будто в условиях партизанской войны: принимаем пациента, делаем КТ, берем анализ на ковид – ждать его результатов две недели нет возможности, человеку нужна срочная помощь. Берем на отделение, а через 3-4 дня появляется температура, на КТ – картина матового стекла, характерная для коронавируса. Изолируем всю палату, персонал убираем из больницы, дезинфицируем отделение, из других подразделений переводим сотрудников – остановить прием пациентов невозможно, к нам везут весь город.

Только на этой неделе референсный центр – Центр эпидемиологии Роспотребнадзора на Оборонной начал выполнять требование Минздрава – выдавать результаты анализов через двое суток, а не через несколько недель. То есть спустя 4 месяца после начала эпидемии у больниц, наконец, появилась возможность быстрее принимать решения по пациентам с подозрением на ковид.

- Тяжелая ситуация сложилась еще из-за того, что много поступает запущенных больных. И до сих пор к нам везут тех, кого нельзя не везти, - говорит Василий Дорофеев. - Но одно дело - прооперировать просто аппендицит и другое – прооперировать гангренозный или перфорированный аппендицит, это уже сепсис, локальный перитонит. В начале недели открылись две крупные больницы (ГМБ №2 и Мариинская), а также больница святителя Луки и ГБ №38.  Но ничего не изменилось. К нам по-прежнему доставляют по 350 пациентов в день и поток не уменьшается.

В начале недели стали нековидными несколько федеральных и городских клиник. В первый же день работы Мариинской больницы в новом режиме скорая доставила в нее 150 человек. Но это пока не облегчает участь больниц, оказывающих экстренную помощь с начала эпидемии.

Как будет двигаться очередь на ВМП. Городские «ковидные» больницы начинают плановый прием петербуржцев

«Выхода нет». Число нуждающихся в экстренной помощи растет

26-я и Елизаветинская больницы – тысячники. То есть в каждой из них более тысячи койко-мест. В мирных условиях они оказывают не только экстренную, но и плановую помощь, в том числе высокотехнологичную. Но наплыва пациентов на нее нет. С одной стороны, потому что со свободными койками беда – они заняты экстренными пациентами. С другой, и петербуржцы не торопятся за этой помощью, думают, что могут дождаться момента выхода больниц в обычный режим работы.

Но например, Городская больница №31 с вдвое меньшим числом коек, с первых дней эпидемии переведенная на оказание экстренной помощи, никак не может вернуться к прежнему, плановому режиму.

- Сейчас начинают ехать те, кто терпел и не обращался к врачу из-за опасений заразиться. Когда нужна вроде бы и не сильно экстренная, но и не плановая помощь – допустим, позавчера было кишечное кровотечение, сегодня болит живот. Еще недавно мы бы отправили такого пациента обследоваться в поликлинику, сейчас уже можем себе позволить госпитализацию в зависимости от его истории болезни, - поясняет главный врач Анатолий Рывкин. – Плановых пока очень мало, но они все-таки появляются.

То ли объявление о разрешении на плановую помощь для петербуржцев прозвучало как хотя бы относительное освобождение от риска инфицирования в больницах, то ли еще недавно плановые пациенты стали экстренными, но потребность в скорой помощи растет. Если прежде летом в больницы-тысячники ежесуточно доставляли по 200-220 пациентов, то сейчас ежесуточный поток – под 350 человек, в НИИ им. Джанелидзе с 800 койко-местами – под 250 и больше.

- Чтобы справиться с потоком экстренных пациентов, больницы скорой помощи давно уже вынуждены уменьшать время пребывания пациента на койке. Многие поступают с декомпенсированными хроническими заболеваниями, чаще всего с хронической сердечной недостаточностью – отеки, одышка. Вылечить их невозможно – это хроническая патология, для которой важно соблюдение назначений врача,  – рассказывает Василий Дорофеев. - Надо быстро восстановить их и выписать под наблюдение амбулаторной службы. Пациентов с ОКС спасаем – наша больница за время эпидемии поставила больше всех стентов. Тромбоэкстраций выполнили за полгода столько, сколько в прошлом - за год, под 100. На протяжении 4 месяцев мы были единственной клиникой в городе, где проводилось хирургическое лечение нарушений сердечного ритма по экстренным показаниям.

Но если сейчас не вернуться к этому лечению в плановом режиме, неизбежно вырастет число нуждающихся в экстренной установке водителей сердечного ритма. Поэтому в 26-й больнице заявили и об открытии плановой помощи. А для нее нужно снова перестраиваться.

- Для приема плановых пациентов открыли амбулаторно-консультативное отделение, там нет ковида. Оттуда по отдельному лифту через третий этаж они сразу направляются в отделение в сопровождении санитара. Чтобы они не пересекались с потенциально опасными экстренными, будем сортировать их по палатам. Важно, чтобы сами пациенты не подвергали себя риску заражения - не бродили по отделению.

Такие же правила ввели в Елизаветинской больнице: «ВМП потихоньку начали – заработало амбулаторно-поликлиническое отделение, ведем прием, делаем мазок на ковид и КТ и если все хорошо, госпитализируем. Первый этаж отдан под приемник – по скорой доставляют необследованных на ковид пациентов, ими занимаются отдельно».

«Нам не до плана - экстренных пациентов вылечить бы»

А в НИИ Джанелидзе и не собираются пока открываться «для плана»:

- Плановую помощь мы еще не открывали – работаем с перегрузом, экстренных пациентов очень много, надо их вылечить. Поступают в основном тяжелые с запущенными заболеваниями. Кого-то, кто еще в январе-феврале был плановым пациентом, уже берем, как экстренного – состояние в ожидании усугубилось. Тех, кто может подождать, например, нуждающихся в протезировании суставов не берем. Если пустых коек нет, и скорая везет пациентов, куда мы положим плановых? Мы с удовольствием взяли бы ВМП – в ней заинтересована любая клиника, потому что это ее заработок. Сейчас мы его теряем, тарифы на экстренную помощь невелики, плюс мы вынуждены сокращать время пребывания пациентов в клинике – работаем с перегрузом, стараемся выписать раньше, чтобы освободить место для следующих. А оплата лечения пациента из фонда ОМС зависит от тарифа, тариф, в свою очередь, зависит отчасти и от продолжительности лечения в стационаре.

Больницы торопят с открытием госпитализации на плановую помощь, в том числе ВМП. Хотя какой смысл в этих призывах, если те и сами в этом виде помощи заинтересованы - именно лечение по программе ВМП дает возможность зарабатывать, в отличие от лечения банального аппендицита или холецистита. Но сегодня больницы оказались в двойственном положении: они должны заработать денег на зарплаты сотрудникам и на процесс лечения, а условий для зарабатывания нет.

Ситуацию может спасти только снижение заболеваемости коронавирусной инфекцией, а с ним и возвращение городских больниц в обычный режим работы, при котором хватает койко-мест и для оказания экстренной помощи и для планового лечения петербуржцев. Но система здравоохранения инертная. Пока даже с возвращением из ковида Мариинской больницы и еще трех взрослых стационаров на экстренный и плановый прием ничего не меняется. И это летом, когда традиционно число госпитализаций снижается. Еще, конечно, поработает на смягчение ситуации страх петербуржцев перед больницами из-за опасения заразиться коронавирусом. Врачи всегда жаловались на то, что осенью в стационары направляют бабушек и дедушек вместо санатория – вернулись с дачи, надо подлечить хронические болезни. Сейчас в коронавирусной реальности они не станут госпитализироваться. Так что, возможно, появятся места для увеличения объемов ВМП и другой плановой помощи. Но по большому счету, как говорят врачи, сейчас все зависит от того, в каком объеме восстановится коечный фонд, даст ли он возможность вернуться к привычному режиму оказания помощи на фоне увеличения потока пациентов.

При этом ковид из города не ушел. Известно, что чем больше концентрация пациентов в больнице, тем выше риск распространения коронавирусной инфекции. За время эпидемии стационары, оказывающие экстренную неинфекционную помощь, «просели» в выполнении плановых заданий в системе ОМС. Фонд ОМС в нынешних экстраординарных условиях финансирует клиники авансом, но выставленные счета за пролеченных пациентов такие, что больницы оказываются в долгу перед фондом. В итоге инертность системы и правила оплаты за оказанную медицинскую помощь создают дополнительные риски для больниц и их пациентов.

- Мы просим принять решение об увеличении тарифов или как-то иначе решить проблемы финансирования, но город нас не слышит, - говорит Сергей Петров, главный врач  Елизаветинской больницы. – Чтобы избежать распространения инфекции, мы вынуждены были сократить число коек до 800, но с ними мы не сможем выполнить план. Значит, будем заполнять 1400 коек. И это будет проблема во всех отношениях. При таком скоплении пациентов неизбежно возникновение эпидочагов коронавируса.

Ирина Багликова

© Доктор Питер

Рубрики: Здоровый Петербург, Инфекционные болезни, Общество

9 комментариев Оставить комментарий

Полная безнадёга.

Угу!(((

Они еще и издеваются?! Какого черта продолжают держать под замком центр им. Алмазова?! Как у этих врачей-убийц еще и язык поворачивается обвинять хронически больных в том, что они якобы не ехали в больницы потому, что "боялись заразиться"?!! А как насчет того, что к ним скорая ВООБЩЕ НЕ ПРИЕЗЖАЛА?! Ваши коллеги, господа "пострадавшие медики", такие же убийцы, как и вы! Вам еще отольется за жизни тех, кто умер, не дождавшись помощи, а их в десятки раз больше, чем ваших любимых "ковидных"! С той разницей, что за "ковидных" вам хорошо приплачивали, а тут работать надо, а привычных пятизначных цифр не будет. Разожрались на вирусе, да? Ничего, не все коту масленица,

Психопатка?

Нужно понимать, что решение о перепрофилировании больницы под коронавирус принимают не рядовые врачи, и не главный врач, а комитет по здравоохранению. Решение принято - больница его выполняет, иначе никак. Точно так же трудно обвинить врачей стационаров в том, что нехватает скорых. Они не управляют этим процессом, для этого существует бюро госпитализации, тоже структура комитета.

Идея статьи в том, что пока поток нековидных экстренных больных не будет вновь распределен между городскими "тысячниками", мест для плановых больных в этих стационарах по большому счёту не появится. Они будут перегружены экстренными пациентами до тех пор, пока в строй не вернутся остальные городские тысячники, работающие по коронавирусу.

Городу и области нужны еще больницы. И нужно существенное увеличение финансирования уже существующих больниц. Нужно увеличивать штат, увеличивать зарплату врачей и медицинского персонала. Нужно, чтобы в больницах были нянечки, которые ухаживают за лежачими пациентами. Самое главное, обеспечить экстренный прием пациентов и переправку их на отделение из приемного покоя. Люди, которые получили серьезную травму, которых разбил инсульт или инфаркт, не имеют возможности ждать несколько часов в приемном покое. Их нужно срочно доставить на отделение, а этого не происходит, поскольку приемный покой перегружен - не рассчитан на такое количество новых пациентов (поскольку ряд больниц не принимают пациентов по скорой) . Получается, что люди, нуждающиеся в экстренной медицинской помощи, четыре, пять и более часов, находясь на жесткой и холодной металлической каталке, ждут своей очереди в приемном покое. Многие приемные отделения требуют срочного ремонта и переоборудования.
Это не вина врачей.
Врачам большое СПАСИБО! Они в таких нечеловеческих условиях стараются работать на пределе сил, рискуя своим здоровьем.
Я полагаю, властям города и области, несмотря на их занятость, необходимо обратить внимание на данную проблему, увеличить финансирование всех больниц на постоянной основе, провести реновацию приемных отделений, расширить их, и значительно увеличить их штатную численность и постараться начать выполнять свою задачу по обеспечению населения экстренной медицинской помощью.

А вы попробуйте устроиться санитарочкой в ковидный госпитать, чтобы, так сказать, на своей шкуре оценить титанический труд мед. работников в условиях пандемии. Поработайте там хоть месяц, тогда и будете делать выводы, кто убийца, а кто нет. Врачам и другому мед. персоналу назначают выплаты не за лечение ковидных пациентов, а за то, что они рискуют своим здоровьем и жизнью. Между прочим, с ковидными больными нужно работать точно также, как и с любыми другими. При том, что в стационарах находятся самые тяжелые из них. Поэтому умалять заслуги врачей - это преступно. В прочем, такие как вы, даже при хороших результатах лечения вместо благодарности доктору в душу наплюют, найдут к чему придраться, а потом еще и настрочат кучу необоснованных жалоб везде, куда только можно. Всех, кто реально нуждается в экстренной помощи, госпитализируют без вопросов. Тех, кому можно оказать помощь на месте, а потом лечить амбулаторно, оставят дома без сомнений. Подбирать таблетки от давления, лечить обострение хронических заболеваний в большинстве случаев можно в поликлинике. Стационар - только при наличии показаний. То, что кого-то специально не забирали - наглое вранье и вбросы. Если не госпитализировали - значит, экстренных показаний не было. Мою мать с застрявшим в мочеточнике камнем госпитализировали по скорой без проблем, в апреле, в самый разгар пандемии. Всю необходимую помощь в стационаре оказали в полном объеме, по ОМС, ничем не заразили. P.S.: Считать чужие деньги - дурной тон.

Комментарий попал не туда, адресован человеку с ником Desideria.

Написать комментарий:

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.


Самое обсуждаемое

Самое читаемое

Читать все отзывы

Нашли ошибку?

captcha Обновить картинку
×