«Лежу целыми днями и реву». Петербуржцы называют последствия заражения коронавирусом «ковидным синдромом»

15:19, 20.07.2020 / Верcия для печати / 3 комментария

Петербург живет с коронавирусом уже пятый месяц. И только сейчас понемногу приходят в себя те, кто  переболел COVID-19 в тяжелой форме, пережил искусственную вентиляцию легких. О своем опыте выживания они рассказали «Доктору Питеру».

«Лежу целыми днями и реву». Петербуржцы называют последствия заражения коронавирусом «ковидным синдромом»
Фото: unsplash.com

«Главная моя задача — снова затанцевать»

60-летняя пенсионерка Ирина Прокофьева родилась второй раз 13 апреля, когда вышла из двухнедельной медикаментозной комы, подключенная к аппарату ИВЛ. В Городской больнице № 2 она стала первой пациенткой с ковид, которая выжила на «вентиляторе». Врачи оценивали ее состояние как крайне тяжелое и не скрывали от родных, что она может умереть в любой момент. Прошло почти три месяца.  Ирина Прокофьева рассказала «Доктору Питеру», с какими последствиями коронавируса ей пришлось столкнуться.

- Кома, в которой я находилась, очень влияет на двигательную способность мышц. Когда я проснулась и начала самостоятельно дышать, ничего кроме счастья я не испытывала. Я дышу, пью, глотаю еду сама! Но при этом ты - тряпичная кукла, которая не может пошевелить ни рукой, ни ногой. Если тебя посадят и легонько ткнут пальчиком, ты упадешь. Еще две недели понадобилось на восстановление мышц, которые были абсолютно атрофированы. Да, я вышла из больницы 28 апреля на своих ногах, опираясь на ходунки. И дома я с ними ходила по квартире, шаг за шагом. Еще взяли в аренду кислородный аппарат, месяц я им пользовалась. Как только чувствую, что задыхаюсь, ложусь, дышу. Одышка осталась до сих пор, но она уже не настолько сильно выражена, я могу уже длинные фразы говорить, не останавливаясь. Но проснулись старые болячки. У меня всю жизнь был хронический пиелонефрит. Через некоторое время началась сильнейшая почечная колика. «Обострился» правый коленный сустав.

Никакой специальной реабилитации после ковида у меня не было. Я просто делала всю домашнюю работу — готовила, пыль вытирала, с внуками возилась. Я продолжаю принимать антикоагулянты, препятствующие образованию тромбов. Участкового врача я стараюсь не беспокоить. Ну и меня никто не беспокоит тоже — ни про какую программу реабилитации мне никто ничего не говорит. Единственное, я сама попросила в поликлинике врача ЛФК написать мне комплекс упражнений. Я часто в мыслях возвращаюсь к тому дню, когда вытащили трубки и я сделала первый вдох. Эта картинка меня не отпускает. Но сейчас главная моя задача — снова затанцевать. До эпидемии я танцевала в коллективе восточных танцев в социальном досуговом центре. Нас всего семь человек, самой старшей 72 года, мы даже выезжаем на конкурсы. Меня там очень ждут». 

«Жертва «ковидного синдрома»

Екатерина Стукалова - 45-летняя женщина, про которых говорят «кровь с молоком». Высокая, статная, и до того, как в ее жизнь пришел ковид, считалась абсолютно здоровой. 

- Я жена врача-реаниматолога, и заразилась ковидом от него, это случилось еще в конце марта, когда в больницах не было никаких средств защиты и вообще мало кто осознавал всю трагичность ситуации - рассказывает она. - Муж, к счастью, переболел в легкой форме. А у меня с самого начала все было очень серьезно. Высокая температура, я задыхалась, сатурация падала на глазах. Болело все тело. Это было ужасно. У нас двое маленьких детей, младшему сыну всего два года. По скорой меня увезли в больницу и буквально тут же подключили к ИВЛ. На аппарате я пробыла десять дней. Не помню ничего. Ощущение, что провалилась в черную дыру, без звуков и запахов. Только придя в себя, я узнала от врачей, что поражение обоих легких составило более 75 процентов. Но самое страшное началось, когда я выписалась домой. Первый месяц я просто лежала, не в силах подняться. Это чудовищная слабость продолжается до сих пор. Муж в больнице сутками, детей отправили к бабушкам, а я лежу целыми днями одна и реву. Проблема - даже дойти до туалета. Чувствую себя глубоким инвалидом. Но муж говорит, что после перенесенной болезни, которая протекала настолько тяжело, длительный астенический «хвост» может тянуться до трех-четырех месяцев. Я прошла обследование в больнице, никаких серьезных проблем со здоровьем не нашли. Но я все время задыхаюсь — удушье накатывает волнами, я страшно боюсь умереть. Врачи говорят, что я должна спать, отдыхать, принимать витамины и как можно меньше нервничать, но мне кажется, что с каждым днем становится только хуже. Я много читаю про коронавирус, в социальных сетях ковидники объединились в группы, обмениваются опытом. Вот там я немного успокаиваюсь, понимая, что не одна переживаю такой ужас в жизни. У людей после ковида появляются проблемы с сердцем, печенью и ЖКТ, постоянно скачет давление, у женщин «летит» щитовидка, множество странных осложнений.  Люди, пережившие ковид и теперь страдающие от его последствий, сами себя называют «дальнобойщиками», и это, по-моему, очень точное определение. Выжившие на этой «войне» страдают «ковидным синдромом», я хорошо понимаю, что моя проблема теперь больше психотерапевтическая. Но пока у меня нет сил даже на разговор со специалистом.  Я похудела на 12 килограммов и не представляю, что когда-нибудь вернусь к прежней жизни. 

«Репортаж» из красной зоны. Известный петербургский художник-карикатурист рисует на больничной койке

«Жду, когда пройдет само»

53-летний преподаватель Александр Барышников заболел 1 июня. 

- В первый день была небольшая температура 37.5. Потом жидкий насморк буквально пару часов и пропало обоняние. А потом пошла температура 38.5 39 и одышка. Вызвал участкового врача. Никаких анализов они сейчас тогда не брали. У них строгое указание: не портить статистику, поэтому мне поставили бронхит и не назначили вообще никаких анализов. Врач прописала антибиотик, парацетамол и витамины. Но это все как слону дробина. Через пару дней температура выросла до 40 и никакими таблетками не сбивалась. В итоге стало настолько плохо, что вызвал скорую. К ее приезду я уже ловил глюки с температурой 40.5 и мне было вообще на все фиолетово. 

Первые трое суток в больнице вспоминаю как страшный сон. Я терял сознание, в меня вкатывали огромное количество капельниц, уколов, температура держалась между 39 и 40. У всех соседей по палате картина примерно была похожая. Поступали с высокой температурой в полуобморочном состоянии. Такая высокая температура держится 5-8 дней. Потом, вероятно, начинают действовать те антибиотики и всякие вспомогательные капельницы, которые ставят несколько раз в день. У меня почти не осталось «живых» вен на руках. Всё сплошной синяк. Но терапия мне помогла. Сатурация (уровень насыщения кислородом) выросла с 90 до 98. Когда показатель ниже 80, требуется реанимация. 70 - это уже нет лёгких. Узнав, что поражение одного лёгкого составляет уже более 50 процентов, честно говоря, сник. До ИВЛ, к счастью, не дошло. Но с кислородом я не расставался и после выписки. 

В больнице я провел более трех недель. Но после выписки никакой полноценной медицинской поддержки я уже не получил. Тесты показали отрицательный результат, и больше своей поликлинике я был неинтересен.

Я предполагал, что мне придется столкнутся с последствиями ковида и его лечением, но не думал, что в такой степени. Усталость, слабость, раздражительность. Давление скачет, тахикардия. По утрам тошнит. В носу постоянное першение, спать невозможно, я даже до лор-врача дошел, но он ничего не увидел, все чисто. Подъем на второй этаж вызывает такую одышку, словно я пробежал многокилометровый кросс. Невролог из поликлиники посоветовал мне наладить режим, исключить гаджеты и телевизор, высыпаться и ограничить физические нагрузки. «Больше гуляйте и делайте дыхательную гимнастику», - единственное, что предложил мне врач. В общем, жду, когда пройдет само. 

Пост-ковидники. Как петербуржцы болели и выздоравливали от коронавируса дома

«Ковидные качели»

48-летний художник Борис Карпов заболел ковидом в конце апреля. Он дважды лежал в больницах Петербурга, болезнь протекала так, что вирус, казалось бы, отступил, но потом вновь накрыл Бориса с головой. 

- Меня отвезли в Покровскую больницу, когда был самый пик госпитализаций в городе. Мы проторчали в скорой около пяти часов, я с температурой под 40 воспринимал все происходящее как в бреду.

Температура не падала ни от таблеток, ни от уколов. И в какой-то  момент я на несколько дней просто выключился из реальности. КТ показало поражение легких больше 50%, мое состояние быстро ухудшалось, и даже шла речь о подключении к ИВЛ. Но видимо, организм мобилизовался от этой новости и я задышал сам, сатурация поползла вверх. Потом опять резко все обрушилось вниз. Я называл это «ковидные качели» - меня швыряло из стороны в сторону. 

В  начале мая меня выписали из Покровской больницы в более-менее хорошем состоянии. По крайней мере, я мог уже дышать самостоятельно, не хватаясь чуть что за кислородную подушку. Но через неделю вдруг болезнь вернулась — все повторилось, как в первый раз.  Меня словно придавили бетонной плитой. Лежал раздавленный, голову не поднять. Опять начались такие проблемы с дыханием, что я даже словил пару галлюцинаций. Меня снова отвезли по скорой в больницу. Насколько я знаю, терапию мне меняли три раза  - в день ставили по 7-8 капельниц, постоянно дышал кислородом, и состояние то улучшалось, то резко ухудшалось еще дней десять. Я устал до такой степени, что чувствовал себя глубоким стариком, у которого не просто нет сил, а уже не осталось никаких желаний. Болезнь приходит волнами — сейчас у меня период, когда я чувствую себя нормально. Но я все равно настороже.

Ирина Фигурина

© Доктор Питер

Рубрики: Здоровый Петербург, Инфекционные болезни

3 комментария Оставить комментарий

такие статьи обязательны к прочтению ковид-дисседентам

С большей частью представленных здесь пациентов дорлжен работать психотерапевт, особенно в этом нуждается вторая пациентка. Налицо психоастенический синдром и тревожное расстройство, что и обуславливает большинство симптомов. Нужно просто больше отдыхать, гулять, дышать свежим воздухом. Можно пропить курс витаминов, а отдельным лицам нужны и успокоительные. После длительного постельного режима, особенно в реанимации на ИВЛ, всегда и у всех возникает мышечная атрофия в разной степени, не зависимо от того, чем болел пациент, а не только при короновирусе. Реабилитация действительно происходит посредством ЛФК и дыхательной гимнастики, как и у любых больных после длительного обездвиживания. А в поликлиниках действительно с реабилитацией туговато, при любых заболеваниях. Так что, все в руках пациента и зависит от степени его желания быстрее восстановиться.

Дыхательная гимнастика при ковиде противопоказана.

Написать комментарий:

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.


Самое обсуждаемое

Самое читаемое

Читать все отзывы

Нашли ошибку?

captcha Обновить картинку
×