Фото №1 - Коронавирус не отменил аборты в Петербурге
Фото
pixabay.com

В стране, похоже, начинается очередная антиабортная волна. Идею уполномоченной при президенте России по правам ребенка Анны Кузнецовой уже поддержала РПЦ, которая вообще предлагает ввести мораторий на аборты во время пандемии. Напомним,  Кузнецова предложила сократить финансирование клиникам, которые проводят аборты, а также ограничить в аптеках продажу препаратов для прерывания беременности. По мнению детского омбудсмена, «клиника должна быть заинтересована в сохранении ребенка, а не в оказании услуг по проведению искусственного прерывания беременности».

 

 

Это заявление вызвало резкую реакцию не только в правозащитной среде (здесь идею  Кузнецовой назвали циничной и абсурдной), но и в медицинском сообществе.     

 

- Поразительно, с какой частотой возникают подобные инициативы, - сказал в интервью «Доктору Питеру» академик РАН Эдуард Айламазян, многие годы возглавлявший Институт акушерства и гинекологии им. Отта. - Я думаю, что мы наблюдаем очередную политическую игру. Заявление было сделано Кузнецовой накануне 1 июня — Дня защиты детей. Но благими намерениями, как известно, выстлана дорога в ад. Каждый раз, мы наступаем на одни и те же грабли. Ни один здравомыслящий человек не скажет, что аборты нужно запретить. А то, что предлагает Кузнецова, это скрытый запрет. Женщина может забеременеть после изнасилования, многие семьи живут очень бедно, а еще один ребенок еще больше ввергнет ее в бездну… Я прожил большую жизнь в акушерстве и гинекологии, хорошо помню, чем заканчивались эти запреты. Это всегда высокая смертность. Я видел много женщин, которые поступали с жуткими отравлениями, осложнениями после криминальных абортов. Всегда их спрашивал: «Скажи, кто это сделал?», но они умирали, так ничего не сказав. Не дай бог, чтобы такое вернулось. 

 

- Детский омбудсмен предлагает также ограничить продажу в аптеках абортируемых лекарственных препаратов. О чем идет речь?

 

- Аптеки не продают эти препараты, они поступают только в стационары. Причем, мы стараемся проводить медикаментозный аборт, чтобы меньше было травмирующих факторов, так как инструмент может нанести невосполнимые потери органам. 

 

- Если клиника будет проводить меньше абортов, то по версии Кузнецовой, получит больше денег?

 

- Кузнецова плохо осведомлена о порядке организации медицинской помощи, в том числе абортов, в нашей стране. Клиники здесь вообще ни при чем. Существует конкретная маршрутизация. В каждом городе выделяются специально несколько стационаров «под аборты». Женщина, решив сделать аборт, идет сначала в поликлинику (женскую консультацию), с ней беседует врач, отговаривает ее, затем посылает к психологу, после объявляется «неделя тишины», в течение которой врач не имеет права делать аборт. Делается все, чтобы снизить их количество. Еще лет 20 назад родов было столько же, сколько абортов. Сегодня абортов уже в три раза меньше. Люди стали вести более здоровый образ жизни, разбираются в контрацептивах.

 

Правозащитники опасались, что во время пандемии увеличатся случаи криминальных абортов, так как многие городские стационары перепрофилированы под ковид. Но в Петербурге любая женщина может получить эту «услугу» в специализированном медцентре. 

 

- Мы по-прежнему оказываем пациенткам всю необходимую медицинскую помощь, - говорит Александр Балдин, главный врач петербургского Центра планирования семьи и репродукции. - Аборт — экстренное мероприятие и, конечно, мы не можем ждать окончания пандемии. Более того, по распоряжению комитета по здравоохранению, мы принимаем женщин даже без петербургской регистрации – из Ленобласти, других регионов.

 

Несмотря на то, что в Петербурге аборты сейчас делает только одна государственная клиника (другие перепрофилированы под лечение петербуржцев с COVID-19), поток пациенток не увеличился. 

 

- Мы ожидали, что будет колоссальный рост обращений, - говорит Александр Балдин. - Но ничего подобного не случилось. Цифры остались на уровне прошлогодних. Вообще, за последние десять лет число абортов сократилось втрое. В среднем, в год в нашем центре делается 1200-1300 абортов. Конечно, свой «вклад» вносят коммерческие клиники, часто используется медикаментозное прерывание беременности.

 

© ДокторПитер