Петербурженка с тяжелой пневмонией и COVID-19 после двух недель на ИВЛ отправила своим спасителям торт

18:57, 29.04.2020 / Верcия для печати / 3 комментария

Петербурженку Ирину Прокофьеву выписали вчера из городской больницы № 2. С диагнозом «внебольничная двусторонняя пневмония тяжелой степени» и подтвержденным тестом на COVID-19 она находилась на ИВЛ в медикаментозной коме целых две недели.

Петербурженка с тяжелой пневмонией и COVID-19 после двух недель на ИВЛ отправила своим спасителям торт

- Непередаваемое счастье — дышать, - говорит теперь Ирина Владимировна. Голос еще слабый после дыхательной трубки. - Ни с чем не сравнимое ощущение — первый вдох. Вокруг стоят врачи, улыбаются, смотрят на меня и спрашивают: «Что вы чувствуете?». А я говорить-то не могу, показываю руками сердце, и что я их всех обожаю.

По словам врачей отделения реанимации №2 больницы № 2, 60-летняя Ирина Прокофьева стала их первой пациенткой, выжившей при таком тяжелом течении болезни. Две недели, ровно 14 дней, семья — муж, сын, дочь, двое внуков — сходили с ума от неизвестности. Прогнозы врачей были самыми неутешительными «состояние крайне тяжелое», родных готовили к худшему исходу. 

- Две недели я провела в каком-то потустороннем мире, - рассказывает Ирина Прокофьева. - Этот другой мир я воспринимала как абсолютную реальность, в котором много чего происходит. Я понимала, что не могу оттуда выбраться. Помню это ощущение ужаса и безысходности. И только благодаря двум моментам я поняла, что нахожусь в больнице. Однажды ко мне подошла медсестричка, протерла мне лицо влажной салфеткой и очень ласково сказала: «Ирина Владимировна, вы находитесь в реанимации, мы вас лечим, все хорошо». И это был для меня такой глоток реальности! Господи, я все-таки в этом мире. А второй раз со мной поговорил какой-то доктор. И это тоже произвело на меня сильное впечатление. 

«Мы работаем ради вас». Петербургские больницы превратились в дома для врачей и пациентов

До выхода на пенсию Ирина Прокофьева 10 лет работала медсестрой в инфекционной больнице им. Боткина. Поэтому когда в марте начался сухой кашель, Ирина Владимировна списала его на хронический бронхит. О COVID-19 и речи не было. За границу она не выезжала, никто из родственников тоже в поездках не был. 

- Сначала я самонадеянно лечила ОРВИ, решила, что раз я медик, справлюсь сама. Понадеялась на свои возможности, и упустила очень много времени. Я быстро перевела сухой кашель во влажный, и решила, что сейчас все будет нормально. А все пошло ненормально — подключила антибиотики, пропила три дня, ноль результата. Становилось все хуже, температура, слабость. Появилась одышка. Дышала как собачка, несколько шагов и частое дыхание. Про коронавирус я все уже знала — и про симптомы, и про течение болезни. И только это сподвигло меня вызвать врача из районной поликлиники. Врач-умница, направила меня в тот же день на флюорографию. И уже оттуда меня госпитализировали в больницу № 2 — сразу в реанимацию. 

К концу вторых суток после поступления Ирину Владимировну подключили к аппарату ИВЛ с острым респираторным дистресс-синдромом. 

- Ночью мне стал настолько плохо, что доктор очень мягко убедил меня, что нужно немного поспать, дать отдых моим легким, а для этого нужно, чтобы за них подышал аппарат. Я согласилась, иначе бы не выдержала. Меня разбудили доктора и сказали: «Мы решили, что вы можете дышать самостоятельно. Я так обрадовалась! Они меня усадили на кровати и достали из гортани эти трубку. Я сделала первый вдох, и задышала самостоятельно. Так началась моя вторая жизнь. 

Ирина Прокофьевна вышла из медикаментозного сна 13 апреля, и потом еще почти две недели находилась под наблюдением врачей. Перед выпиской ей сделали КТ, убедились, что состояние легких не внушает тревоги. Еще два теста на коронавирус, к счастью, показали отрицательный результат. Никто в семье не заразился. 

Ирину Владимировну встречали из больницы всей семьей — с цветами и воздушными шарами. Дома муж нажарил любимой корюшки. Впереди процесс реабилитации. Но в кругу любящей семьи восстановление пройдет быстро.  Петербурженка с тяжелой пневмонией и COVID-19 после двух недель на ИВЛ отправила своим спасителям торт

Для реаниматологов - «ангелов-врачей», как называет их Ирина Владимировна, был заказан огромный торт «Спасибо за жизнь!» с фигурками врачей в противочумных костюмах. Пенсионерка беспокоилась, что подарок не дойдет до ее спасителей — все-таки закрытое отделение, карантин, красная зона. Но торт все-таки дошел до адресата. Один из реаниматологов даже сфотографировал его и послал друзьям со словами: «Это наша первая пациентка, вылечившаяся от короны, принесла нам на отделение!»

Ирина Прокофьева радуется: «Хорошо, что мой торт дошел до врачей и понравился им». Петербурженка с тяжелой пневмонией и COVID-19 после двух недель на ИВЛ отправила своим спасителям торт

Ирина Фигурина

© Доктор Питер

Рубрики: Здоровый Петербург, Инфекционные болезни

3 комментария Оставить комментарий

когда одинокий пенсионер умирает в коридоре, к нему никто не подойдет ласкового слова сказать. Что с него взять.

У человека ярко выраженные признаки дыхательной недостаточности и участковый "умница" гонит пациента на флюшку. Нет слов просто!

Ирина Владимировна! Спасибо Вам большое за рассказ и теплые слова! Восстанавливайте пожалуйста свои силы после такого испытания, берегите себя и живите долго! Светлым и доброжелательным людям и Бог помогает, пусть он хранит Вас и Вашу семью! Как приятно посмотреть на Ваши добрые уставшие глаза и заботливого мужа на фотографии! Спасибо за позитив, это сейчас очень нужно на фоне вечно недовольных гнусных ворчунов. Спасибо врачам и медсестрам, которые помогли Вам!

Написать комментарий:

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.


Самое обсуждаемое

Самое читаемое

Читать все отзывы

Нашли ошибку?

captcha Обновить картинку
×