Бюджет Терфонда ОМС-2020: На лекарства для онкологических пациентов - 11 млрд рублей

09:43, 27.11.2019 / Верcия для печати / 0 комментариев

Сегодня в Законодательном собрании принимается бюджет Территориального фонда ОМС на следующий год. Он увеличивается на 10 млрд рублей. Как это скажется на петербуржцах, обращающихся за помощью в клиники города, «Доктору Питеру» рассказал Александр Кужель, директор Петербургского территориального фонда ОМС.

Бюджет Терфонда ОМС-2020: На лекарства для онкологических пациентов - 11 млрд рублей
Фото: Доктор Питер

- Александр Михайлович, бюджет Терфонда увеличивается ежегодно. На какую прибавку мы рассчитываем в этом году?

- На прибавку, превышающую инфляцию вдвое. Если в 2019 году бюджет составлял 108,8 млрд рублей, то в этом - почти 119 млрд, рост - 9,3 %. В эту сумму входят и средства городского бюджета. Город, как и в прошлом году, добавил на лечение петербуржцев 18,4 млрд. И хочу поблагодарить правительство Петербурга за то, что взнос в бюджет фонда не уменьшился ни на копейку. Из них 17,8 млрд планируется израсходовать на базовую программу оказания медицинской помощи, чтобы Петербург мог позволить себе более высокие заработные платы медикам, высокие тарифы, большие объемы высокотехнологичной медицинской помощи (ВМП). 

Еще 644 млн рублей предназначены на виды помощи, которые на федеральном уровне не входят в базовую программу, а выполняются в рамках бюджетной программы ВМП. Некоторые из них мы включаем в сверхбазовую программу ОМС на уровне региона. Делается это, чтобы для петербуржцев были доступны определенные виды помощи без очередей, чтобы исчезла необходимость поиска квот, когда операция нужна по экстренным показаниям. Пример: операции при аневризме аорты. В 2017 году эти операции были включены в сверхбазовую программу ОМС Петербурга с передачей из бюджета города в фонд ОМС 100 млн рублей. Были разработаны и приняты хорошие тарифы на хирургические вмешательства по поводу аневризмы аорты: от 400 тысяч до 1,5 млн рублей. Это позволило учреждениям закупать самые современные расходные материалы и оказывать помощь с использованием новейших технологий. В результате она стала более доступной и качественной.

Напомню, что и стентирование при остром коронарном синдроме (инфаркт) в качестве экстренной помощи Петербург включил в систему ОМС раньше, чем это произошло на федеральном уровне.

- Каждый год Минздрав передает из программы ВМП какие-то виды помощи в систему ОМС. Так, в свое время в нее перешло экстракорпоральное оплодотворение (ЭКО), стентирование и шунтирование сосудов, эндопротезирование и т.д. Какие виды помощи впервые смогут получить петербуржцы не по квотам, а в системе ОМС в плановом порядке?

- В следующем году передается конформная лучевая терапия для онкологических пациентов. Это современное радиационное воздействие на опухоль, наиболее точно направленное на клетки злокачественного новообразования. На 2020 год запланировано более 4 тысяч курсов конформной лучевой терапии на сумму около 1 млрд рублей.

Теперь за счет средств ОМС будут выполняться молекулярно-генетические исследования. Прежде такие исследования практически не входили в нашу программу, несмотря на то, что они очень важны для назначения современного химиотерапевтического лечения. Запланированные расходы на гистологические исследования превысят 500 млн рублей, а на молекулярно-генетические - 76 млн руб.

- На что еще будут тратиться дополнительные средства?

- Ключевое направление сегодня - онкология. В 2019 году 8 млрд 87 млн рублей направлены на лечение онкологических пациентов в стационарах и дневных стационарах. Правда, клиники не смогли своевременно осознать свои новые финансовые возможности, и у нас пока нет уверенности, что они смогут освоить в этом году весь объем финансирования. На начало года использование дорогостоящих схем лечения онкологических пациентов составляло несколько процентов, но в сентябре - уже 20%, то есть каждая пятая технология была дорогостоящей.

Онкологи перестраиваются и, я уверен, сумеют проанализировать и просчитать потребности на будущий год. Планируется, что расходы фонда на химиотерапевтическое лечение увеличатся на треть — до 11 млрд рублей. То есть деньги на использование самых современных технологий и препаратов есть, теперь дело за врачами - они должны грамотно ими воспользоваться, чтобы улучшить качество лечения. А мы со своей стороны проверим: как обследуются онкологические пациенты, укладываются ли учреждения в установленные сроки обследования, с какими результатами оно проводится. Проверим и эффективность работы закупленных за счет средств ОМС колоноскопов для скрининга колоректального рака. Уже пригласили экспертов по эндоскопии. Наша задача - сделать все, чтобы на выделенные большие средства пациенты получали максимально возможный результат. 

- Получается, что в основном дополнительное финансирование направляется на лечение онкологических заболеваний?

- Не только. Но то, что в онкологию пошли большие деньги, правильно. Так шаг за шагом решаются проблемы с оказанием медицинской помощи, направленной на снижение смертности. Напомню, когда в систему ОМС передали оказание помощи для лечения пациентов с острым коронарным синдромом,  мы начали оплачивать клиникам эндоваскулярные сердечно-сосудистые операции без ограничения.  За несколько лет кратно увеличилось количество стентирований. Чтобы оно перешло в качество, в фонде ОМС создали кардиорегистр, который полномасштабно работает уже три года, в нем содержится информация по лечению более 60 тысяч пациентов. По мнению главного кардиолога Петербурга, академика Евгения Шляхто, качество оказания медицинской помощи при ОКС выросло, и оказывается она на уровне развитых европейских стран.

- Однако на некоторые особо востребованные виды помощи, которые перешли в систему ОМС давно, по-прежнему сохраняются очереди. Например, на эндопротезирование, катаракту или ЭКО.

- Хорошо, что особо востребованными видами помощи вы называете ЭКО или лечение катаракты. В моем понимании особо востребованные - это операции на сердце, операции по удалению злокачественных новообразований, то есть операции, направленные на сохранение жизни человека. Вы их не называете, потому что у нас нет сейчас на них очередей, благодаря финансированию, которое мы направили на эти цели.

Но и с очередями на лечение катаракты и эндопротезирование можно было бы справиться, используя грамотные управленческие решения. Потому что часто существованием очереди манипулируют, как клиники, так и пациенты. Если проанализировать статистику по стране, в расчете на одного жителя Петербург тратит больше всего средств на ВМП, и формально у нас нет очереди на высокотехнологичную помощь. Да, в каких-то клиниках плановые задания заканчиваются, и тогда пациенты вынуждены ждать следующего года, чтобы, например, выполнить эндопротезирование тазобедренного сустава в конкретных медицинских организациях. Но в каких-то клиниках эту операцию можно сделать через неделю после получения направления от лечащего врача, даже учитывая, что операции по эндопротезированию после травмы проводятся вообще без ожиданий — по экстренным показаниям. Проблема в том, что в Петербурге не существует единых «сквозных» очередей на весь город. У нас очереди ведут сами клиники. И если какой-то вид ВМП выполняется в двух десятках учреждений, то в одном можно получить ее в течение недели или месяца, а в другом, например, в Институте Вредена, эндопротезирования ждут более года. На 2020 год предварительно запланировано 3400 эндопротезирований тазобедренных суставов, в этом - было 3300. 

По поводу очереди на выполнение плановых операций хочу сказать, что, например, страны ОЭСР (страны, входящие в организацию экономического сотрудничества и развития) считают приемлемыми сроки ожидания от трех до шести месяцев для определенных плановых состояний. Например, самые короткие сроки ожидания операции по замене тазобедренных суставов в Европе в Нидерландах - 42 дня, а медианное время ожидания в Испании, Норвегии, Австралии - 100 - 150 дней.

С катарактой - операцией, которая стала для офтальмологов уже рутинной, такая же ситуация. Несколько лет назад нам офтальмологи города говорили, что мы делаем 17 тысяч операций, а надо делать 25 тысяч операций в год, отсюда и очереди. В следующем году мы запланируем 25 тысяч операций по катаракте, это на 10 процентов больше, чем в 2019 году. Боюсь, что они снова скажут: «Мало». Тут необходимы очень четкие критерии показаний к проведению операций, одобренные профессиональным сообществом и утвержденные на региональном уровне.

Пример с ЭКО: два года назад мы собрали данные по очередникам со всех клиник, в которых проводится ЭКО по ОМС и у нас получилось, что нужно 5 тысяч ЭКО на год. Мы запланировали 5 тысяч циклов. Но участники процесса сделали только 4300. Это произошло в том числе и потому, что некоторые женщины стояли в очереди в нескольких клиниках одновременно. В 2020 году мы увеличиваем объемы ЭКО на 3%: в прошлом году было 4260, в этом - 4380. Это при том, что по федеральному нормативу мы должны были сделать 2810 циклов. И напомню, в Петербурге за последние 5 лет число выполненных ЭКО выросло на 80%. 

Читайте также: Что делается в Петербурге, чтобы люди реже умирали от рака

- И о самых востребованных методах диагностики расскажите. Вырастут ли объемы КТ и МРТ?

- Предполагается, что число исследований на компьютерных томографах вырастет на треть, на магнитно-резонансных — на 10-12%. 

Этих исследований будет сделано не меньше, чем требует федеральный норматив. Мы исходим из того, что они важны для пациентов с подозрением на онкологическое заболевание и должны проводиться в сжатые сроки.

Однако по использованию этих исследований в других случаях у нас есть вопрос: «А всегда ли правильно назначаются эти исследования? Правильно ли они оцениваются?». Поэтому мы, со своей стороны, не просто распределяем их объемы, но и помогаем врачам первичного звена. Более 500 специалистов прошли обучение по программе «Алгоритмы лучевой диагностики в системе ОМС», подготовленной фондом совместно с главным специалистом по лучевой диагностике комитета по здравоохранению профессором Татьяной Трофимовой. За счет средств страховых компаний изданы обучающие материалы для этого курса.

- В этом году, как и в предыдущие, часть федеральных клиник отказывает в приеме петербуржцам — плановые задания на оказание помощи в рамках ОМС у некоторых закончились еще в октябре.  

- Значит, они спланировали свою работу так, что планового задания до конца года не хватило. В таких случаях пациент не должен пострадать, его должны перенаправить в другую медицинскую организацию. Нельзя также забывать о том, что счета за лечение пациентов, пролеченных в декабре, могут быть выставлены и оплачены в январе.

- Давно анонсировалось, что город будет заключать соглашения с федеральными клиниками на лечение петербуржцев. Впервые в этом году такое соглашение было подписано с клиникой МЧС. В ситуации, когда у «федералов» не хватает плановых заданий на год, соглашение что-то изменит? 

- Такие соглашения формализуют нашу работу и помогут нам и федеральным учреждениям понимать, каких пациентов они берут, на какие средства для их лечения они могут рассчитывать. То есть они понимают свои возможности, а лечебники и фонд ОМС будут понимать, кого и куда направлять. По сути вы задаете вопрос о маршрутизации, которая до конца в городе не выстроена, а сделать это в нашем мегаполисе непросто. Но она, конечно, нужна. Потому что и из-за ее отсутствия в каких-то клиниках план выполняется, в каких-то нет. А каждая клиника должна знать, какие пациенты поступят на лечение в течение года и в каком количестве. 

Кроме того, надо оптимизировать сеть учреждений здравоохранения с учетом клиник всех форм собственности — федеральных, городских, частных. 

- Будем оптимизировать, читай — сокращать, а тем временем люди у нас в коридорах на кушетках лежат.

- Это вопрос в первую очередь к руководителям учреждений и к организаторам здравоохранения. Видя, что какая-то больница перегружена, служба госпитализации не должна направлять в нее пациента. Не бывает так, чтобы все были перегружены одновременно. Уверен, что когда на койке в коридоре лежит экстренный пациент, в это время в палате лежат те, кто мог бы лечиться амбулаторно. Госпитализация должна быть обоснованной — в отделении не должно быть непрофильных пациентов или тех, кто мог бы лечиться в поликлинике, в дневном стационаре.

Со своей стороны фонд требует от страховых компаний усилить работу по контролю объемов, сроков качества и условий предоставления медицинской помощи по ОМС. Объем санкций к медицинским организациям ежегодно растет и в 2019 году мы предполагаем, превысит 500 млн рублей.

- Идея об оптимизации озвучивается регулярно. При этом койки в стационарах сокращаются, а амбулаторная служба работает... как всегда. Так может, прежде чем сокращать число стационаров, наконец, создать условия для лечения в поликлиниках? А им не оборудование надо закупать в первую очередь, а найти хороших врачей. И много. 

- Говорить — не значит сделать. Издать документ - не значит достичь результата. Нужна каждодневная, рутинная работа. При таком существенном ежегодном росте финансирования здравоохранения очень важно эффективно использовать открывающиеся в связи с этим возможности. На первое место выходят не деньги, а управление. Профессиональное, эффективное управление отраслью - главная проблема здравоохранения сегодня.  

Что касается медицинских работников, то впервые в истории фонда ОМС в 2019 году мы заложили почти полмиллиарда рублей (496 млн) на софинансирование оплаты труда принимаемых на работу в первичное звено врачей и медсестер: фонд ОМС платит зарплату тем, кого принимают на работу после 1 января. Мы заключили соглашения с каждой городской поликлиникой и ежемесячно сверяем, сколько врачей и медсестер в учреждении прибавилось. Если пять уволились, а 10 приняты на работу, значит, дополнительно клиника получает деньги на зарплату пятерых сотрудников. То есть на сколько сотрудников вырос штат, столько и зарплат по целевому финансированию поликлиника получает из фонда. Сначала мы сомневались, что поликлиники смогут найти столько новых сотрудников, но на 1 ноября врачей в «первичке» за счет средств ОМС стало больше на 633 человека, а медсестер на 299. Петербург — один из немногих регионов, который деньги, перечисляемые Москвой на эти цели, полностью использует. 

На следующий год мы закладываем на софинансирование 1,43 млрд рублей — почти в три раза больше. Главному врачу не надо будет где-то искать деньги, чтобы привлечь на работу доктора или медсестру. И это увеличивает число реально работающих с пациентами специалистов. 

Читайте также: "Капитальный ремонт" митрального клапана сердца без разреза впервые в России выполнили петербургские врачи

- В прошлом году город получил за лечение иногородних пациентов более 6 млрд рублей. Сколько клиники заработают в этом году?

- Сопровождением финансирования лечения иногородних пациентов в фонде занимается целая служба. Думаю, что в этом году объем оказанной помощи иногородним достигнет 10 млрд рублей. По действующим правилам, мы оплачиваем лечение иногородних пациентов из своих средств, а затем выставляем счета в их регионы.

- В одном из своих выступлений министр Вероника Скворцова сообщила, что в этом году диспансеризация выведена из подушевого финансирования и за нее будут платить «полным рублем». Что бы это значило?

- Я понимаю эту фразу министра так: финансирование будет достаточным. Судя по тому, как поступают счета за диспансеризацию, в этом году мы потратим на нее около 1,5 млрд рублей. На следующий год с учетом увеличения профилактических осмотров запланировано почти 2,5 млрд. 

- Как мы завершаем 2019 год?

- Бюджет сбалансирован по доходам и по расходам, мы его даже перевыполним. А значит, и больше потратим на медицинскую помощь. И об этом уже можно говорить с уверенностью. Что касается озвученных выше планов на следующий год, то это цифры, которые мы просчитали в процессе подготовки «Территориальной программы госгарантий бесплатного оказания медицинской помощи». Она еще не принята: Петербург — один из немногих регионов в стране принимает Терпрограмму законом. Возможно, цифры по видам помощи будут двигаться в ту или иную сторону, но бюджет фонда уже точно ни на рубль не уменьшится. Более того, мы надеемся на получение в течение года дополнительных средств в связи с планами Федерации по развитию первичной медицинской помощи.   

Ирина Багликова

© Доктор Питер

Рубрики: Медицинская власть, Общество

Ещё нет комментариев

Написать комментарий:

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.

Самое обсуждаемое

Самое читаемое

  • Альтермед на Ленинском проспекте*****
    Хотела записать на прием к флебологу пациента в возрасте 82 года. Отказали. Диспетчер сообщила, что, по указанию руководства, людей старше 80 лет...
    1.0 Отзыв от 11 декабря 2019 г. 12:50
    Читать дальше
  • «ЭмбриЛайф»*****
    Нам посчастливилось встретить на нашем пути к родительству замечательного доктора - Жарову Марию Валерьевну. Она не только классный врач, но и...
    5.0 Отзыв от 10 декабря 2019 г. 09:31
    Читать дальше
  • «ЭмбриЛайф»*****
    Нашим репродуктологом в Эмбрилайф была Инна Владимировна Ладяева. Выбрала ее почти случайно, но видимо судьба меня вела верно, не напрасны были все...
    5.0 Отзыв от 2 декабря 2019 г. 15:28
    Читать дальше
Читать все отзывы
Читать дальше

Нашли ошибку?

captcha Обновить картинку
×