Русский СПИД за доллары не лечится

13:20, 05.09.2018 / Верcия для печати / 3 комментария

Минюст запретит НКО получать иностранное финансирование для борьбы с ВИЧ/СПИД в России. Эксперты говорят, что если бы было достаточно рублей, валюта бы и не понадобилась.

Напомним, Министерство юстиции РФ выступило автором законопроекта, который ужесточает правила работы некоммерческих организаций, занимающихся в России профилактикой ВИЧ/СПИД. Ведомство хочет обязать НКО, которые получают иностранное финансирование, визировать свои программы в органах государственной власти России до начала их реализации.

«И вечный бой...»

Законопроект Минюста предполагает, что программы с иностранным финансированием можно будет запрещать «сверху». Тем НКО, которые обойдут запрет, будет грозить ликвидация.

Обороты в законопроекте «немедленное прекращение программы», и «ликвидация НКО» носят дискриминационный характер и совсем не похожи на приглашение к диалогу, уверен представитель благотворительного фонда «Гуманитарное действие», работающего с ВИЧ, наркозависимыми и секс-работниками Алексей Лахов. «Боюсь, что без иностранного финансирования на сегодняшний день не обойтись, – говорит он. – Если бы государство сказало: мы готовы давать президентские гранты, мы готовы увеличивать финансирование на реализацию этих программ, тогда можно было бы постепенно отказаться от иностранного финансирования. Но когда это происходит в уведомительном порядке, как гром среди ясного неба… Многие организации в нашей стране, работающие с ВИЧ, получают иностранные гранты. Может быть, даже не от иностранных фондов, может от частных лиц».

«Мы стремимся, чтобы наши услуги были максимально доступны всем. И чтобы люди получали эти услуги быстро. А данный законопроект ставит нам огромный бюрократический барьер, который нам и другим организациям, работающим в сфере ВИЧ, придется преодолевать, – говорит сотрудница ассоциации «Е.В.А.», которая специализируется на работе с ВИЧ инфицированными женщинами, Анна Иванова. – У нас мало ресурсов, нам придется тратить их на бюрократию, а не на помощь людям».

Откуда берутся деньги

По словам Алексея Лахова, Федеральный центр по борьбе со СПИД подсчитал: для того, чтобы в России полностью обеспечить потребность людей в лекарствах, в профилактике, надо как минимум 100 млрд рублей в год. «Сейчас выделяется порядка 22 млрд рублей, – говорит Лахов. – Соответственно, бюджет в Петербурге на эти цели тоже должен быть увеличен в разы. В Петербурге на профилактику ВИЧ тратится 200-300 млн рублей в год, с учетом привлечения иностранных средств». По данным исследования НКО «Е.В.А.», в 2017 году доля бюджетных средств в структуре годовых доходов НКО в сфере противодействия ВИЧ составляла в среднем 13,38%.

С начала десятых годов, когда в России закончил работать Глобальный фонд по борьбе со СПИДом, российское государство не является партнёром западных организаций по борьбе с ВИЧ/СПИД. Этим летом в Амстердаме прошла конференция «AIDS 2018», посвященная проблемам СПИДа в мире. «Там «Фонд Элтона Джона» выдал грант в 2 миллиона фунтов стерлинга российским НКО. На самом деле больше. Это впервые за огромное количество лет. Много лет в Россию не давали так много и так публично денег», – говорит директор фонда «СПИД.Центр» Антон Красовский.

«Фонд Элтона Джона» выделяет нам полтора миллиона фунтов на три года, – подтвердил «Фонтанке» слова столичного коллеги Алексей Лахов. – Это вроде как кажется гигантская цифра. Но у нас в штате около 40 человек, они работают в полях, среди наркоманов, чтобы они к нам потом приходили. Это люди, сопровождающие в социальные учреждения, общественные защитники в судах. Один день мобильного пункта стоит более 12 тысяч рублей – бензин, обслуживание, зарплата, профилактические материалы. Если все сложить, то эти деньги, по сути, нам дали на повседневную деятельность».

Для сравнения: в прошлом и в этом году фонд «Гуманитарное действие» реализовал госконтракт с комитетом по молодежной политике СПб, проведя тестирование и профилактику ВИЧ-инфекций среди студентов. В виде лекций, плюс приезжал мобильный пункт, где можно было сделать тест. «На это было заложено чуть более миллиона рублей. В этом году было протестировано более 300 студентов, и было проведено более 20 лекций в ВУЗах, – говорит о государственном финансировании Алексей Лахов.  Комитет по социальной политике Петербурга видит смысл в нашей работе. Процедура получения от них финансирования практически ничем не отличается от иностранных грантов: написано техническое задание, подаемся на конкурс, принимается решение, дальше реализация и определенная форма отчетности, график перечисления средств и т.д.».

Амстердамский синдром

При этом, как уточняет Антон Красовский, общее глобальное собрание борцов против ВИЧ, прошедшее в Нидерландах,  по тональности не было благоприятным для России. «Прошедшая конференция в Амстердаме вся была посвящена тому, что происходит в России. По отношению к российскому государству это было абсолютно враждебное мероприятие», – сообщил Красовский, уточнив, что в таких обстоятельствах российское государство не может не воспринимать иностранные организации как «врагов».

«Я бы не сказала, что это была жесткая критика, хотя, похоже, в какой-то мере это и спровоцировало создание подобного законопроекта», – говорит об амстердамской дискуссии Анна Иванова. «Конференция в Амстердаме закончилась 27 июля. Там говорилось, что Россия пока не справляется со сдерживанием роста ВИЧ. Несмотря на меньшую динамику, рост есть. Видимо, эта критика не понравилась чиновникам, и они решили отреагировать как всегда  путем установления ограничительных мер, – предполагает и Алексей Лахов. – Но мы со своей стороны будем настаивать на том, чтобы это был диалог, чтобы было понятно, как мы будем обосновывать программу с иностранным финансированием перед профильным ведомством. Как ни парадоксально, по итогам работы с грантом «Фонда Элтона Джона» у нас написано, что мы должны почти полностью перейти на государственное финансирование наших программ. То есть «Фонд Элтона Джона» нам говорит: ребята, мы сейчас вам дадим денег, вы сможете купить новый мобильный пункт, сможете взять на работу новых людей, охватить новые районы города (сейчас 6, а в планах 10). Но потом мы уйдем. И дальше вы будете жить на госденьги и на частные пожертвования».

Не туда смотрим

Анна Иванова полагает, что основная проблема противостояния чиновников и представителей НКО кроется в разных взглядах на вопросы профилактики ВИЧ-инфекции. «Государство предлагает меры профилактики, рассчитанные на «общее население», а НКОшники сосредотачивают внимание на ключевых группах (секс-работники, наркопотребители, мужчины, практикующие секс с мужчинами), потому что кроме них никто этим не занимается», – говорит Анна Иванова. «Вся эпидемия в России  это эпидемия среди торчков, – уверен и Антон Красовский. – Вся. Их никто не считает в России, и их количество растёт».

«У нас на учете официально в Петербурге состоят около 10 тысяч человек с диагнозом  синдром зависимости от наркотических веществ. По нашим внутренним оценкам эта цифра как минимум в 2 раза больше, – говорит Алексей Лахов. – Плюс постоянно появляются новые вещества. И никто не отменял пути передачи ВИЧ  через кровь и половым путем. Как можно противодействовать этому? Путем обмена использованных шприцев, раздачей презервативов, проведения консультаций. Мы же не просто так даем человеку чистый шприц и говорим: все, иди, колись, молодец, сегодня не заразился. То, что он пришел и принес этот шприц  является точкой входа к проведению с ним мотивационной работы. Мы даем информацию и о реабилитационных центрах, и тут же наш консультант скажет: да, я сам торчал когда-то, а сейчас я уже много лет чистый и мне удалось это сделать так, так и так. Если совсем прижмет вот тебе контакты и мой телефон  можешь мне позвонить, мы вместе сходим на консультацию, восстановим все документы и ляжем на реабилитацию».

Однако практически все госзакупки, связанные с профилактикой ВИЧ, предполагают проведение мероприятий, направленных на общее население, а не на группы риска (87,91% в 2015 и 80,3% в 2016 году). «Сумма, затраченная в 2015-2016 годах на производство видеороликов, в 41 раз превысила средства, обеспечившие консультирование представителей уязвимых групп», – привела пример представительница ассоциации «Е.В.А.» Анна Лахова.

«Всё это тратится на бессмысленную рекламу из серии «проверься на ВИЧ», – говорит Красовский. – В любой вирусной эпидемии самое главное  это профилактика, а не лечение. По крайней мере, половина денег на борьбу с ВИЧ должна идти на профилактику».

Ради кого весь сыр-бор

В России по данным Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом ФБУН Центрального НИИ эпидемиологии Роспотребнадзора к концу 2017 года было около 1 миллиона ВИЧ-инфицированных на 147 млн жителей. Официально эпидемии в стране нет. «Однако существуют наиболее пораженные регионы, в которых действительно речь идет об эпидемии, – настаивает Анна Иванова.  Еще в 2016 году специалист Федерального центра по борьбе со СПИДом Роспотребнадзора Наталья Ладная сообщала, что в Самарской и Свердловской областях выявляемость ВИЧ-инфекции среди беременных женщин больше 2%. А согласно критериям ВОЗ и UNAIDS, о высшей стадии эпидемии в регионе можно говорить, если среди беременных женщин выявляют более 1% ВИЧ-инфицированных».

Государственный Центр по профилактике и борьбе со СПИД работает в рамках госпрограммы развития здравоохранения в Петербурге до 2020 года. Это постановление №553, которое было принято ещё в 2014 году городским правительством. «НКО с нами работают. Мы работаем с ними. У нас очень сильные НКО в Петербурге, если сравнивать со всей остальной страной, – рассказала заместитель главного врача СПб ГБУЗ «Центр по профилактике и борьбе со СПИД и инфекционными заболеваниями» Татьяна Виноградова. – Они работают профессионально много лет». Татьяна Виноградова считает, что благодаря этой «связке» НКО и государства в Петербурге зафиксировано снижение новых случаев выявления ВИЧ инфекций. «Сегодня в городе около 43000 с ВИЧ, – сообщила Татьяна Виноградова. – Эпидемии в Петербурге нет. Эпидемия – это заболеваемость больше 1% населения. У нас менее 0.7%».

При этом, по данным Санкт-Петербургского центра СПИД, в первом полугодии 2018 года ВИЧ-инфекция впервые была установлена на территории Санкт-Петербурга у 15 детей. В возрасте 0-14 лет  13 детей, в том числе до 1 года 7 человек. Из них в 2018 году родились 4 человека, 3 человека  это малыши от года до двух, еще двое  от 3 до 6 лет, и 2 человека  от 15 до 17 лет. Количество лиц обследованных на ВИЧ за 6 месяцев 2018 года составило 789 071 человек (14,9% от населения города), из них 599 519 граждан РФ (11,3% от населения города).

Прогноз

«Если закон примут в существующем виде, нам придется отказываться от иностранного финансирования. Но во время принятия закона об иностранных агентах в 2012 году родилась такая шутка: надо собраться всем НКО и одновременно закрыться. И посмотреть, что будет делать государство. Я думаю, она актуальна и сегодня. Хочется верить, что найдутся здравомыслящие люди и в Минздраве и в Минюсте и удастся добиться других формулировок, а не просто закрыть и лишить всех денег», – говорит Алексей Лахов.

Антон Красовский расставляет мизансцену: государство и НКО относятся друг к другу как к врагам. Однако вывод из этой истории Красовский делает оптимистичный. «Сейчас российское государство возьмёт под контроль финансирование, закроет все международные программы, – уверяет Антон Красовский. – Программы, которые в огромной массе не очень хорошие. Возможно, тогда РФ поймёт, что ей самой придётся контролировать и финансировать хорошие программы».

В качестве важной составляющей «хороших программ» Алексей Лахов, например, предлагает брать в штат государственных СПИД-центров «равных консультантов». «Людям с ВИЧ важно озвучить какие-то важные моменты и нюансы в лечении, или при усталости от приема терапии, это могут только консультанты, сами знающие, что такое ВИЧ, при этом владеющие медицинскими навыками, – поясняет Лахов. – Государство пока этого не умеет делать».

Николай Нелюбин, специально для «Фонтанка.ру»

Рубрики: Инфекционные болезни

3 комментария Оставить комментарий

Будем просить деньги через телеканалы.Опыт есть .Детям помогаем.Соберем и для ВИЧ инфицированных.А у государства денег нет и видимо уже не будет.

Интересно, какой идиот сдаст деньги на помощь ВИЧ-инфицированным?
Учитывая, что ¾ таких пациентов наркоманы, *** и проститутки.
Все эти благотворительные фонды, просто набивают себе карманы. Как это подтверждают многочисленные аудиты.

К сожалению, всё же ВИЧ-очень распространенная инфекция и гетеросексуальный путь передачи не редок. Да при единичном вагинальном акте с инфицированным вероятность заражения 0,1%. Но с повторами вероятности не складываются, а возрастают в геометрический прогрессии.
А группа риска: наркоманы, проститутки, гомосексуалисты, МЕДРАБОТНИКИ. Я в хорошей компании и поэтому очень интересуюсь правами инфицированных!

Написать комментарий:

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.

Самое обсуждаемое

Самое читаемое

Читать все отзывы
Читать дальше

Нашли ошибку?

captcha Обновить картинку
×