- Казалось бы, немного детей подвержены онкологическим заболеваниям в мире и в России - 15 на 100 тысяч. В 100 раз меньше, чем взрослых, - говорит Галина Новичкова, председатель правления Фонда поддержки и развития в области детской гематологии, онкологии и иммунологии «Врачи, инновации, наука – детям». - Для нашей страны это ежегодные страдания для 4,5 тыс семей, в которых живут дети с таким страшным диагнозом. Из них 70% выживают, благодаря сложной — калечащей, по сути, терапии. А с такими диагнозами, как опухоль мозга или костей остаются инвалидами. Надо искать возможности такого лечения, после которого они не будут страдать от других проблем со здоровьем. Для спасения погибающих сегодня 30 процентов работают ученые во всем мире.

В рамках Петербургского экономического форума на панельной сессии «Бизнес. Наука. Практика. Как вернуть здоровье детям?» врачи, ученые, представители бизнеса обсуждали, что нужно, чтобы в России финансировались научные исследования по разработке новых современных иммунобиологических препаратов, по внедрению персонифицированной терапии.

По словам Галины Новичковой, финансирование исследований по детскому раку — проблема во всем мире. Даже в США лишь 4% от общей суммы, ежегодно затрачиваемой на онкологические исследования, расходуется на детские опухоли, это около 150 млн долларов. В основном средства на науку для лечения детского рака концентрируются в специально созданных благотоворительных и общественных фондах. Для этого и был создан фонд «Врачи, инновации, наука – детям» при НМИЦ детской гематологии, онкологии и иммунологии имени Дмитрия Рогачева.  

- Важно объединять лабораторные и клинические исследования, чтобы быстро внедрять новые технологии в практику, - говорит Новичкова. При этом в России речь идет о финансировании таких лабораторий в разы меньшем в сравнении с зарубежными научными школами — от 50 до 100 млн рублей в год для лаборатории с 15 сотрудниками. Но в академических медицинских центрах нет и этого.

В течение трех лет в НМИЦ детской гематологии, онкологии и иммунологии имени Дмитрия Рогачева безрезультатно пытались найти финансирование у отечественных компаний (и только в прошлом году нашли) на перенос в клинику современной иммунотерапии для пациентов по жизненным показаниям.

По словам Бориса Афанасьева, директора клиники НИИ детской онкологии, гематологии и трансплантологии им. Р.М. Горбачевой СПбГМУ как раз иммунотерапия - самый перспективный метод лечения онкологических заболеваний не только для детей, но и для взрослых, потому что может преодолеть развитие устойчивости раковых клеток к лекарству.

- Контрольные иммунные точки, система надзора за раковыми клетками — самое выдающееся открытие, - говорит Борис Афанасьев. - Но она дорогая, лабораторной платформы для индивидуализации лечения у нас нет, значит, нет возможности детально исследовать иммунный статус пациента для назначения терапии. Растет активность аллогенной трансплантации (пересадки костного мозга) в мире, а у нас рост сдерживается из-за того, что нет национального донорского регистра, существующий работает на средства благотворительного фонда.

Несмотря на то, что наука и исследования на западе на 90% финансируются не государством, а другими источниками, в России надеются в основном на бюджетное финансирование. Сэкономить можно лишь на более быстром внедрении передовых технологий в практику в сравнении с традиционным путем в 10-15 лет. Но для этого тоже нужны деньги, а также идеи, исследователи, современные лаборатории.

© ДокторПитер