В Петербурге последний пациент детской больницы получит 400 тысяч рублей по решению суда

17:04, 28.08.2017 / Верcия для печати / 0 комментариев

Безвременно ушедший с рынка медицинских услуг Детский госпитальный центр одни врачи называют дорогой высокотехнологичной игрушкой, другие — уникальным проектом. По решению Выборгского районного суда его владельцы должны выплатить в качестве компенсации морального вреда 400 000 рублей ребенку, которого «выписали» из этого уникального центра на улицу.

В Петербурге последний пациент детской больницы получит 400 тысяч рублей по решению суда

«Доктор Питер» рассказывал, как 1,5-годовалого Савелия — последнего пациента Детского госпитального центра выставили на улицу, потому что клинику в этот день закрывали. На следующий день «Скорая помощь» доставила мальчика в реанимацию НИИ детских инфекций с осложнениями ротовирусной инфекции - реактивным поражением печени и сердца.

Судебно-медицинская экспертиза установила, что помощь Савелию была оказана с дефектами — сначала на этапе диагностики (при поступлении ему не сделали часть лабораторных исследований) и, как следствие, ему проводилась «неадекватная (по количеству и составу) инфузионная терапия, что свидетельствует о неверно выбранной тактике лечения». 

«Выявленные дефекты диагностики и лечения привели к ухудшению состояния ребенка», сделала вывод судебно-медицинская экспертиза на основании данных, полученных из выписки из истории болезни ДКЦ. Медицинскую карту ни Следственному комитету, ни суду получить так и не удалось.  

«Паны дерутся»

Архив клиники исчез. Ее владелец Анатолий Аносенко и генеральный директор Виталий Парфенов, по распоряжению которого и был «выписан» Савелий, в исчезновении архива обвиняют друг друга. В поисках документации Следственному комитету Петербурга пришлось обратиться к коллегам из Ставрополья – там нашли бизнесмена Анатолия Аносенко, владельца клиники. Он рассказал: «Осуществление деятельности прекращено 23.06.2016 в связи с тем, что по моему мнению, в данном случае имел место рейдерский захват со стороны генерального директора ДГЦ Парфенова В.Г. и его товарища Теплякова А.Г., которые фактически парализовали деятельность центра, довели его до состояния банкротства, вывезли все дорогостоящее оборудование». 

Аносенко утверждает, что по этому поводу обращался в следственное управление по Центральному району, в прокуратуру Центрального района, однако ответов на обращения не получил. «Где именно находится архив ДГЦ мне неизвестно, так как он был вывезен из здания в неизвестном мне направлении. Могу точно сказать, что финансовой документации нет, но какие-то медицинские документы остались, но вот какие, я точно указать не могу… Местнонахождение документации может указать бывший генеральный директор Парфенов».

Виталия Парфенова сотрудники Следственного комитета нашли в Петербурге, им он пояснил: «После окончания трудовых отношений с 1 июля 2016 года судьба медицинских документов в здании, в котором размещалось ООО «ДГЦ» мне неизвестна, поскольку доступ к архиву и к зданию мною не контролировался. С 1.07.2016 в помещение архива я не входил, и кто имел доступ к помещению, мне неизвестно, доступ к зданию и помещению был только у собственника.»

Представлявшая интересы двухлетнего Савелия в суде Ольга Зиновьева, адвокат юридической компании «Онегин-групп» попыталась вникнуть в разногласия между генеральным директором и собственником клиники. Она считает, что это история о том, как коммерческие интересы медицинского бизнеса ставят под угрозу жизнь и здоровье детей.

Уникальная дорогая игрушка 

«Детский госпитальный центр» - первый и пока последний в Петербурге частный детский инфекционный стационар. Он открылся в Центральном районе на улице Черняховского (официальный адрес Лиговский, 60-62/Я ) в 2014 году, когда в период эпидемии гриппа в детские городские больницы выстраивалась очередь из автомобилей «Скорой помощи», а инфекционные отделения были переполнены. Казалось бы, вид медицинской деятельности для коммерческой клиники выбран беспроигрышный — детских частных стационаров в городе нет, существует лишь несколько небольших отделений при «взрослых» клиниках. А уже об инфекционном стационаре родителям, готовым оплатить лечение ребенка в комфортных условиях, и мечтать не приходилось. Воспрянули и страховые компании — появилась дополнительная услуга в программах детского медицинского добровольного страхования. 

- Это был уникальный проект, альтернатива государственной системе здравоохранения, особенно в период эпидемий, - сказал «Доктору Питеру» бывший гендиректор ДГЦ Виталий Парфенов. - И с экономической точки зрения он был интересен. Его закрытие — огромная ошибка, но решение принял собственник, комментировать его действия я не буду.

Несмотря на то, что цены на медицинские услуги в ДГЦ были на уровне клиник премиум-класса — то есть на уровне цен клиники «Медем», практически с момента открытия он все два года существовал «на грани». В марте 2015 года он закрылся первый раз. Правда, тогда ни один ребенок, который лечился в стационаре, не оказался на улице — всех детей перевели в государственные клиники города. Как рассказали «Доктору Питеру» врачи, сотрудники просто уволились, и центр не работал полтора месяца, до тех пор пока не пришел новый главный врач Михаил Майзельс и не собрал команду. Он тоже продержался всего год и ушел. Оставшиеся доктора после закрытия клиники не получили зарплату за два месяца. 

Почему первая частная инфекционная клиника — последняя

Коллеги Парфенова соглашаются с ним и говорят о том, что проект, действительно, был хорошим, но такая дорогая высокотехнологичная игрушка никогда не смогла бы стать рентабельной. Известный педиатр одной из частных клиник Петербурга, не захотевший себя называть, попробовал объяснить «Доктору Питеру», почему бизнес на детях с инфекционными заболеваниями чреват банкротством и почему до сих пор ни в одном городе России детского инфекционного стационара нет, не было и не может быть:

- Клиника позиционировалась, как коммерческая, созданная по образу и подобию государственной. Но соответствовать нормативам, которые предъявляются к такому учреждению практически нереально. Детские инфекционные заболевания протекают непредсказуемо, и если уж ребенку требуется стационарное лечение, то оно практически всегда интенсивное. Поэтому необходимо достаточное количество койко-мест в реанимации, достаточное число медицинских работников. А в ДКЦ всегда не хватало среднего персонала, врачи работали, в основном по совместительству, а с такими пациентами в больнице надо жить, а не приходить на время дежурства два раза в неделю. В итоге врачи и медсестры постоянно менялись — уходили из-за того, что не устраивает заработная плата, не было разумной организации лечебного процесса, значит страдала медицина, а достойные врачи не хотели нести ответственность за то, с чем не согласны.

Последние месяцы перед закрытием клиника экономила на всем, в том числе на лабораторных исследованиях. И попробуй сейчас пойми, почему не были сделаны лабораторные исследования уровня гематокрита и концентрации калия и магния в плазме крови последнему 1,5-годовалому пациенту — из-за некомпетентности врачей или потому что и сегодня на сайте «За честный бизнес» ДГЦ значится в должниках у лабораторий «Инвитро», «Хеликс», продавцов лекарств и медицинских изделий «Медбаза» и «ЭКЛИФ». Наверняка, это не единственные кредиторы центра, в налоговой службе он числится в списке действующих компаний. 



Теперь владельцы ДГЦ — в должниках и у родителей Савелия. Как сообщила адвокат Ольга Зиновьева, по решению суда в пользу ребёнка исковые требования судом удовлетворены полностью: взыскано в качестве компенсации морального вреда 300 000 рублей, штраф в размере 150 000 рублей, в пользу мамы взыскано 100 000 рублей, штраф в размере 50 000 рублей. В общей сложности клиника должна выплатить 600 000 рублей. 

Ирина Донцова

© Доктор Питер

Рубрики: Инфекционные болезни, Педиатрия, Права пациента

Ещё нет комментариев

Написать комментарий:

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.


Самое обсуждаемое

Самое читаемое

Читать все отзывы

Нашли ошибку?

captcha Обновить картинку
×