В психиатрических клиниках Петербурга все «под Богом ходят»

19:05, 13.04.2016 / Верcия для печати / 8 комментариев

Трагедия в психиатрическом отделении 442-го окружного госпиталя очередной раз показала беззащитность медицинских работников перед пациентами. И снова чиновники и руководители клиник разводят руками, мол, к каждому медику полицейского не приставишь. И к каждому отделению не приставишь, и к медицинскому учреждению - их охраняют только по периметру.

В психиатрических клиниках Петербурга все «под Богом ходят»
Фото: Елена Яковлева/ДП

Напомним, ночью 12 апреля в 442-м Окружном госпитале на Суворовском проспекте были убиты две медсестры психиатрического отделения. Скорее всего, только они и дежурили в ту ночь. В убийстве подозреваются три пациента отделения — солдаты-срочники. Никакой охраны в отделении, постов и «часовых» нет и не предусмотрено действующими нормативами для медицинских учреждений, в том числе оказывающих помощь пациентам с психиатрическими проблемами. «Доктор Питер» спросил у «гражданских» врачей, как организована защита медицинского персонала в городских клиниках, где лечатся петербуржцы, не имеющие отношения к Вооруженным силам.

В зоне риска — медсестра

В психиатрии действуют нормы, установленные Минздравом: подразумевается, что пациенты — люди, нуждающиеся в медицинской помощи, а не преступники, которых надо охранять. Поэтому особые условия наблюдения за пациентами есть только в двух больницах Петербурга — это одно из отделений 6-й психиатрической больницы, в которую госпитализируют пациентов для судебно-медицинской экспертизы, и Психиатрическая больница специализированного типа с интенсивным наблюдением УФСИН, в которой лечат преступников с психиатрическими диагнозами. 

Остальные клиники, где оказывается психиатрическая помощь, охраняются, как и любая другая больница, будь-то клиника сестринского ухода за лежачими больными или детская больница: по периметру.    

В условиях, когда среднего (медсестер) и младшего (санитаров) медицинского персонала катастрофически не хватает, рано или поздно возникают проблемы. А не хватает его чаще всего в федеральных медицинских учреждениях, будь то многопрофильная ВМА или специализированный НИПНИ им. Бехтерева. Потому что зарплата там заметно ниже, чем в клиниках городского подчинения.

Читайте также: В каких больницах и поликлиниках Петербурга врачи получают самые высокие зарплаты

Как рассказал «Доктору Питеру» Михаил Шипилин, заведующий первым психиатрическим отделением НИИ им. Бехтерева, надежной защитой от побегов или суицида в отделении уже на протяжении многих лет остаются только решетки и крепкие замки:

- Раньше так называемые принудчики — признанные невменяемыми по суду и находящиеся на принудительном лечении госпитализировались на специализированные отделения и охранялись службой МВД. Сейчас и этого нет — их содержание легло на гражданское здравоохранение, у которого, в соответствии с приказом Минздрава, нет никаких полномочий для создания спецпостов для охраны и защиты от агрессивных больных. А стать агрессивными они могут внезапно, независимо ни от чего. Так, например, недавно на нашем отделении один из пациентов оттолкнул медсестру и выбил входную дверь. И хорошо, что дверь поддалась, потому что в том состоянии, в котором он был, в случае неудачи объектом агрессии стала бы медсестра. Убежал. Более того, удерживать его мы не имеем права по закону, если он был госпитализирован на отделение по собственному желанию. И медсестру никто не упрекнет в том, что сбежал пациент: средний медицинский персонал в клиниках нашего профиля — на вес золота. В отделении, рассчитанном на 50 коек, в советские времена хватало санитаров-мужчин, на посту дежурили три медсестры одновременно. Это важно, с точки зрения безопасности — своеобразная страховка. А сейчас у нас на посту — одна медсестра. Ночью у пациента внезапно случился приступ агрессии, и он запустил ей в голову цветочный горшок. Попал. Хорошо, что женщина не лишилась сознания после такого удара. Иначе все отделение осталось бы до конца смены вообще без присмотра. Это системная беда психиатрии — беззащитность медиков.

Главный психиатр Петербурга: «Под Богом ходим»

В городских психиатрических клиниках ситуация другая. Как утверждает главный психиатр Петербурга и главный врач психиатрической больницы им. Скворцова-Степанова Александр Софронов, в его клинике во всех отделениях смены укомплектованы — на суточных дежурствах хватает и санитаров и медсестер. Но никаких «часовых» и охранников у отделений тоже нет. Психиатрическая клиника, как и любое другое медицинское учреждение, по результатам конкурсных процедур заключает договор с частным охранным предприятием, которое обеспечивает безопасность всего учреждения:

- «Частное охранное предприятие (ЧОП) по договору собственными силами и средствами обеспечивает безопасность учреждения, защиты его имущества и территории от огня, воров, вандализма или несанкционированного прохода», - цитирует договор Александр Софронов. - В этом году мы даже увеличили количество постов охраны. Но это не значит, что «чоповцы» должны «сторожить» пациентов и сотрудников. Конечно, если в отделении кто-то разбушевался, и персонал не может с ним справиться, можно позвать на помощь сотрудника ЧОП. Но он не имеет права применять силу, в том числе для так называемого «физического стеснения пациента» (обездвижение с помощь простыней, полотенец, специальных ремней). Он может только защитить медика, точно так же, как прохожий может стать на защиту человека, который на его глазах подвергся нападению.

Больница им. Скворцова-Степанова — на особом положении, в ней в каждом отделении есть тревожные кнопки и на вызов прибывает наряд местного отделения полиции. В отличие от сотрудников ЧОП, полицейские имеют право применять силовые меры для защиты как окружающих, так и самого пациента. 

- Но мы ими пользуемся редко, абсолютное большинство наших пациентов — тихие и безобидные, не надо пугать ими людей, - говорит Александр Софронов. А с другой стороны, и он признает, что работа в психиатрии опасная: «Под Богом ходим, и, конечно, заинтересованы в более действенной защите».

«К нам доставляют пациентов без половых членов и с гвоздями в голове»

Как правило, «острых больных» - тех, кому требуется помощь не только психиатра, но и врачей других специальностей, везут в психосоматические отделения обычных многопрофильных больниц. Первое такое отделение создано в Александровской больнице 15 лет назад. Причем сначала в течение пяти лет там не было даже решеток на окнах — до тех пор пока один из пациентов не совершил суицид. Тогда между рам установили сетку-рабицу, и на этом «защитные мероприятия» завершились.

- Мне хотелось показать, что правильная организация работы и современная фармакология способны превратить едва ли не режимную психиатрию в обычную медицинскую практику, - рассказывает главный врач Александровской больницы Юрий Линец. - И сегодня у нас нет ни постов у отделения, ни запоров, ни решеток. И нападений на персонал, драк тоже не было. 

В Александровскую поступают как раз самые сложные пациенты — чаще всего те, кто при обострении заболевания ведет себя агрессивно и наносит себе увечья. «Скорая помощь» доставляет их в отдельное помещении приемного покоя, там «успокаивают» с помощью лекарства и направляют на отделение. Пациент приходит в себя и перестает быть агрессивным. В противном случае, его госпитализируют в палату под «строгий контроль», то есть напротив поста медсестры. И при подозрении на возможную агрессию используются препараты для успокоения.

- Отличие психиатрического отделения в обычной многопрофильной больнице от специализированных психиатрических клиник в том, что в специализированных в основном оказывается так называемое плановое лечение - всего 5-10% поступают по «Скорой помощи», - говорит Юрий Линец. - А у нас все пациенты поступают по экстренным показаниям. На моей памяти только мужчин, отрезавших себе половые члены, доставляли человек шесть. Не говорю уже о выпрыгивавших из окон, выстреливших в себя из пистолетов или с гвоздями в голове... У нас бывает все, потому что этим пациентам требуется, например, помощь хирурга параллельно с помощью психиатра. Но мы справляемся, и ужесточать режим не собираемся. Тем более, что любое ужесточение режима не успокаивает таких пациентов, а наоборот, возбуждает.

Ирина Багликова

© Доктор Питер

Рубрики: Права пациента, Психиатрия

8 комментариев Оставить комментарий

А где же привычные комментарии наших любимых пациентов, типа "знали, куда шли" или "ты ж врач"? Где все те, кто всегда потирает руки в случае , если медик ошибся.Будьте обьективны и выразите соболезнования семьям погибших медсестер!За не долгий период моей работы в приемниках 2-х Питерских многопрофильных стационаров, на каждого моего коллегу-мужчину хоть раз нападал пациент с оружием или тупым предметом.А на некоторых и неоднократно.И это не психиатрические отделения , а неотложная хирургия! Очень грустно всегда читать такое...Мои глубокие соболезнования семьям погибших...

Еще с института помню, что психиатрические (настоящие) больные НЕ СПОСОБНЫ на организованные, совместные действия, поэтому и лежали в палата по 40-50 человек. А эти трое действовали как команда, вывод...

Комментарий удален модератором

Какая ложь.
В обычные психиатрические больницы как раз большинство пациентов поступает по скорой, многие из них агрессивны.
В Александровскую везут, если психическое расстройство сочетается с тяжелым соматическим состоянием, или с травмой, когда пациент соматически стабилизируется, переводят в обычную психиатрическую больницу.
Решетки и запоры, которые якобы есть, - уже несколько лет запрещены пожарной охраной.
На инъекции препаратов требуется согласие пациента, каковое согласие буйные пациенты обычно не подписывают.

Что состояние может измениться внезапно - тоже ложь. Они постепенно расходятся (кроме случаев, когда аффект вызван каким-то внешним событием). Если выбил дверь, значит, за 2-3 дня до этого стал заметно раздражителен или тревожен. Это свой непрофессионализм врачи оправдывают такими отмазками, "а он еще вчера был ангелочком". Не был он вчера ангелочком! А доктора сидели и плевали в потолок, или же доктора все видели, но не назначали нейролептики в силу антипсихиатрических установок.
Антипсихиатрия - это убеждение, что нейролептики, особенно галоперидол и аминазин, - это зло.
В Кащенко, например, администрация одно время требовала назначать поступающим по скорой буйным пациентам только рисполепт, и ничего, кроме рисполепта. Это очень дорогой нейролептик, фирма-производитель очень хорошо стимулировала администрацию его продвигать. Рисполепт буйному пациенту - это как слону дробина. Больного кое-как дотаскивали до отделения, там сестры накалывали аминазином, он затихал. Наутро докладывают, все хорошо, пациент получил рисполепт и всю ночь спокойно проспал, и так со всех отделений. Начмед в восторге от себя, какие умные она дает указания.

Я всегда чувствую, когда сын раздражен. Но говорить бесполезно...он, действительно...ангелочек. А про то, что существуют "дисимулянты" все, наверное забыли. Раздражительность нарастает, а потом больные виноваты. На грамотной схеме он совершенно другой человек.
По-моему, это геноцид...то, что происходит в медицине и психиатрии, в частности. Но из любой другой больницы я могу забрать и увезти даже за границу, то здесь мы заложники.

Заметно, что про психиатрию вы последний раз что-то слышали в институте.
Никто там не лежит по 50 человек в палате. Стандартное отделение - 50 человек, значит, в палате уже меньше. Поделите это на 4-5 палат.
Пора бы уже разместить психиатрических пациентов человека по три в палате, один спит, другой вешается, третий собирается дать по голове первому, и никто из персонала их не видит. Лепота!

Бесконечно жаль людей! Но медсестры часто забывают, где они работают. Не секрет, что пьют. Не секрет, что спят ночью. Санитаров мало. Их функции, а именно - мытье унитазов, полов, ношение тяжелых баков с едой выполняют пациенты. Их поднимают в 6.30, дают крепкий кофе или чай черный, заваренный из 3-4 пакетиков и заставляют драять унитазы, потом - за едой. И все это под нецензурную брань. Лекарства экономят. Закупаются, в основном, дженерики, которые серьезным больным, как лимонад. Зарплату санитаров получают медсестры, а больным суют кусок булки или яблоко, украденное у лежачих. Да и лежащих больных заставляют мыть и менять памперсы.Тут здоровый сорвется, а не то что больной.
И еще. Мне очень любопытно, как один человек может совмещать столько должностей!!! (Главный психиатр,гл.нарколог, гл.врач и зав.кафедрой) По-моему, вся эта реформа затеяна для оттяпывания зданий и поставлен удобный человек.
Ремонт в больнице №3 делается, но мы все знаем, как во время ремонтов исчезают деньги из бюджета.

Написать комментарий:

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.

Самое обсуждаемое

Самое читаемое

  • «ЭмбриЛайф»*****
    Нам посчастливилось встретить на нашем пути к родительству замечательного доктора - Жарову Марию Валерьевну. Она не только классный врач, но и...
    5.0 Отзыв от 10 декабря 2019 г. 09:31
    Читать дальше
  • «ЭмбриЛайф»*****
    Нашим репродуктологом в Эмбрилайф была Инна Владимировна Ладяева. Выбрала ее почти случайно, но видимо судьба меня вела верно, не напрасны были все...
    5.0 Отзыв от 2 декабря 2019 г. 15:28
    Читать дальше
  • Многопрофильная клиника "Семь докторов"
    Попала на прием к этому специалисту случайно. Появилась острая боль, а мой врач отсутствовал. Так и познакомилась с Прохоровой Ириной Николаевной....
    5.0 Отзыв от 27 ноября 2019 г. 23:02
    Читать дальше
Читать все отзывы
Читать дальше

Нашли ошибку?

captcha Обновить картинку
×