Нацмедпалата защищает врача, обвиняемого в смерти младенца

16:31, 04.04.2016 / Верcия для печати / 1 комментарий

Нацмедпалата требует оправдать врача из больницы Нальчика, обвиняемую в причинении смерти младенцу по неосторожности. Последняя экспертиза, проведенная экспертами Петербурга, подтверждает позицию НМП и доказывает невиновность врача.

Национальная медицинская палата настаивает на оправдательном приговоре в деле Арины Хакуловой, заведующей отделением реанимации и интенсивной терапии новорожденных родильного отделения Городской клинической больницы №1 в Нальчике. Врача обвиняют в смерти младенца, наступившей из-за ненадлежащего выполнения профессиональных обязанностей: мальчик, родившийся путем кесарева сечения в этой больнице 27 декабря 2011 года, через две недели умер в другом стационаре, куда его перевели 4 января. Эксперты Нацмедпалаты считают, что между действиями заведующей родильного отделения и смертью малыша связи нет, а врач стала заложником ситуации, в которой вынуждена нести ответственность не за свои ошибки. Позицию НМП подтверждают и две экспертизы — последняя была проведена в феврале 2016 года в Петербурге с участием главного неонаталога России Дмитрия Иванова и главного анестезиолога-реаниматолога Северо-Запада Юрия Александровича. Между тем, выводы предпоследней экспертизы, проведенной в Москве, противоречат выводам петербургских коллег. Суд пока не вынес окончательного решения по делу, рассмотрение которого продолжается уже несколько лет.

Читайте также: Петербургского акушера будут судить за смерть новорожденного

В Нацмедпалате напомнили предысторию этой трагедии. Женщина поступила в больницу №1 Нальчика с кровотечением по поводу преждевременной отслойки плаценты на сроке 33-34 недели, ей экстренно сделали кесарево сечение. В палате интенсивной терапии у новорожденного началась сильная одышка, его перевели на искусственную вентиляцию легких, ввели антибиотик широкого спектра действия. В результате оказанной помощи жизненно важные функции организма были стабилизированы. Малыш смог дышать самостоятельно и есть из бутылочки. 4 января 2012 года его перевели из ГКБ №1 в Республиканскую детскую клиническую больницу (РДКБ), где 9 января он умер. В НМП также напомнили, что в первую декаду 2012 года в этой же РДКБ скончались 8 детей. Минздрав республики нарушений в работе медучреждения не нашел, члены созданной специальной комиссии, которая изучила причины смерти младенцев, назвали виновником ситуации трагическое стечение обстоятельств. Проводилось следствие с эксгумацией трупов, комиссионная судебно-медицинская экспертиза в Бюро судебно-медицинской экспертизы Ставропольского края. По ее результатам Арине Хакуловой не было предъявлено обвинение — специалисты на нашли дефектов оказания медицинской помощи и не установили причинно-следственную связь между гибелью младенцев и оказания им помощи в условиях ГКБ №1. И все же следствие обвинило Арину Хакулову в причинении смерти по неосторожности. Основанием к тому стала повторная судебно-медицинская экспертиза, проведенная летом 2013 года в Российском центре судебно-медицинских экспертиз Минздрава России в Москве. Тогда московские судмедэксперты обвинили Арину Хакулову в том, что она оказала недостаточный объем помощи, применила не те средства, провела неполный объем исследований, не заметила развитие раннего неонатального сепсиса, что в совокупности и привело к смерти ребенка. 

Выводы московских экспертов раскритиковали в Нацмедпалате. По словам сопредседателя комиссии независимой медицинской экспертизы НМП, профессора Алексея Старченко, участвовавшего в судебных разбирательствах, судебно-медицинское исследование в Москве было проведено с нарушениями закона, в частности, статьи закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» об объективности, всесторонности и полноте исследований. Согласно этой статье заключение эксперта должно основываться на положениях, дающих возможность проверить обоснованность и достоверность сделанных выводов на базе общепринятых научных и практических данных. «Например, на вопрос, какова причина смерти ребенка, эксперты ответили: «Причиной смерти ребенка является ранний неонатальный сепсис», - рассказывает Алексей Старченко. – Однако ранний неонатальный сепсис, ничем не был подтвержден. По записям в роддоме никаких объективных критериев этого диагноза не просматривается». Как объяснил эксперт, сепсис - это бактериальное инфекционное заболевание с ациклическим течением, наличием очага гнойного воспаления и/или бактериемии, системной воспалительной реакции организма и полиорганной недостаточности. Единственным надежным критерием сепсиса может быть сочетание этих проявлений с наличием системной воспалительной реакции. «Таким образом, вывод комиссии СМЭ о наличии сепсиса у пациента только на основании наличия у пациента бактериемии (септицемии) является недостаточным» – подчеркнул эксперт. Кроме того, выводы СМЭ на которой строились обвинения Арины Хакуловой, что лечение пациента было недостаточным и неправильным, по мнению Алексея Старченко, также некорректны. «Есть федеральные стандарты оказания медицинской помощи недоношенным детям с различными патологиями, адресованные медицинским учреждениям, которые оказывают высокотехнологичную медицинскую помощь. Диагностика и лечение новорожденного при заболевании «бактериальный сепсис новорожденного» в любой фазе, вне зависимости от наличия или отсутствия осложнений в стационарных условиях возможно исключительно на этапе оказания высокотехнологичной медицинской помощи. Кроме того, я считаю, что мама малыша, у которой была осложненная беременность, вообще не должна была попасть в роддом этой больницы, она должна была быть направлена в перинатальный центр» – утверждает эксперт.
 
В итоге суд удовлетворил ходатайство защиты и назначил дополнительную, третью экспертизу — ее провели в апреле 2015 года уже в Петербургском бюро СМЭ. Восемь  ведущих специалистов учреждения подписали выводы о том, что причиной смерти младенца стала тяжелая генерализованная инфекция с развитием пневмонии, менингоэнцефалита, гепатита, некротического энтероколита, септического шока. А диагноз мальчику врачи городской больницы установили верный, «в соответствии с клинической картиной, данными инструментальных и лабораторных исследований». Среди экспертов были главный детский анестезиолог-реаниматолог в Северо-Западном Федеральном округе Юрий Александрович и главный внештатных неонатолог Минздрава России Дмитрий Иванов. «Таким образом, заключения экспертов из Петербурга не противоречили выводам экспертов Нацмедпалаты, но полностью опровергали данные московской экспертизы», - говорят в НМП.

Выводы петербургских экспертов были озвучены на судебном заседании в феврале 2016 года. Между тем, гособвинитель даже предлагал провести еще одну, четвертую экспертизу, уже в Воронежском областном медико-судебном бюро. Но суд ходатайство прокуратуры о назначении четвертой экспертизы отклонил. Было решено допросить экспертов по видеоконференцсвязи, чтобы у гособвинения была возможность задать вопросы специалистам и устранить противоречия.

Как утверждают в Нацмедпалате, они дальше готовы поддерживать доктора Арину Хакулову. На ее защиту встали и медики Кабардино-Балкарии. «По мнению медицинской общественности КБР, Хакулова Арина заслуживает не то, что уголовного преследования, а государственной награды за вклад в спасение сотен детей, - говорит председатель Врачебной палаты КБР Мурат Уметов. - Мы должны защитить честь и достоинство врача, сохранить жизнь и здоровье профессионала ради тех детей, которых она продолжает ежедневно спасать в перерывах между судебными заседаниями».

© Доктор Питер

Рубрики: Акушерство, Права пациента

1 комментарий Оставить комментарий

Спасибо, ДП! С большим удовольствием прочитал статью, рад объективной оценке экспертов СПб и Нацмедпалаты! Коллеге Арине Хакуловой желаю успешной работы, правда на Вашей стороне как бы трудно не приходилось это доказывать! Спасибо Всем, кто отстоял Честь Врача!

Написать комментарий:

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.


Самое обсуждаемое

Самое читаемое

Читать все отзывы

Нашли ошибку?

captcha Обновить картинку
×