Врачам хотят дать 12 часов на сообщение родственникам умершего о необходимости изъять органы

14:03, 17.03.2016 / Верcия для печати / 15 комментариев

Депутаты предлагают обязать больницы информировать близких родственников умершего о намерении изъять его органы и ткани для последующей трансплантации, а также о самом факте изъятия. Соответствующий законопроект они внесли сегодня в Госдуму. Парламентарии считают, что такие поправки помогут клиникам избежать последующих судебных исков.

Врачам хотят дать 12 часов на сообщение родственникам умершего о необходимости изъять органы
Фото: clip.dn.ua

Депутаты предлагают внести изменения в статью 8 закона «О трансплантации органов и (или) тканей человека». Так, они хотят обязать больницы информировать близких родственников о намерении изъять органы или ткани умершего пациента для пересадки в течение 12 часов с момента смерти человека. Если сам совершеннолетний дееспособный умерший не сообщал своего несогласия при жизни, а его близкие на момент изъятия не сообщат своего волеизъявления, тогда больницы могут изымать органы для трансплантации и потом в течение 3 дней информировать родственников о факте изъятия.

Читайте также: Сколько россиян готовы стать посмертными донорами

Напомним, на прошлой неделе Конституционный суд подтвердил «презумцию согласия» на изъятие органов для трансплантации. То есть, если человек не сообщил при жизни о своем несогласии изымать органы, то подразумевается, что он согласен на это. Депутаты Госдумы также не оспаривают эту норму, но предлагают подстраховаться — чтобы избавить больницы от последующих судебных исков от родственников умершего, которые зачастую узнают об изъятии органов случайно, например, из заключений экспертизы. 

Читайте также: Отметку о согласии стать донором органов предлагают ставить в полисах ОМС

 - С одной стороны, на сегодняшний день при отсутствии выраженного несогласия на изъятие органов закон исключает близких умершего из дальнейших отношений по поводу трансплантации и не обязывает учреждения здравоохранения информировать близких умершего донора о дальнейшей судьбе его органов, - говорится в пояснительной записке к документу. - С другой стороны в данном вопросе немаловажен морально-этический аспект, который требует учитывать положения статьи 3 «Запрещение пыток» и статьи 8 «Право на уважение частной и семейной жизни» Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также положения статьи 23 Конституции РФ, из предписаний которой вытекает и обязанность законодателя "обеспечить уважительное отношение со стороны любых третьих лиц к волеизъявлению лица по вопросам, касающимся его личной жизни, гарантируя его учет, в том числе после смерти данного лица". Поскольку неотъемлемым элементом частной жизни являются родственные и семейные отношения, то предполагается необходимость уважительного отношения и создания условий для возможно полного учета мнения ближайших родственников умершего лица по тем вопросам посмертных отношений, по которым мнение самого умершего осталось невыявленным.

© Доктор Питер

Рубрики: Права пациента, Хирургия

15 комментариев Оставить комментарий

Теперь понятна повышенная смертность в больничных реанимациях и ложь заведующих-попытка оттянуть время-а спасать и лечить особого желания нет,зато поражает внезапное тщательное обследование и игнорирование лекарств,которые человек принимал ,а при попадании в реанимацию -не дают ни его ни своих-готовят к потрошению-.Спасибо,просветили-теперь все стало на свои места.

Domna, смертность повышенная не от того, что лечить желания нет, а от того, что лечить нечем и не кому.

Чтобы было понятно, оцените собирательное описание работы персонала реанимации,
основанное на реальных событиях.

Персонал в реанимации работает без права сна. Больному в реанимации нужно не просто «дать назначения», а рассчитать дозы препаратов каждому конкретному пациенту, иногда, пересчитать их в течение дня, учитывая данные регулярных осмотров, обследований и анализов.
Утром, после выхода на смену, доктор осмотрел пациентов и сделал соответствующие записи об их состоянии в медицинской документации. Состояние одного из пациентов привлекло его внимание: рассказанное сменщиком при передаче дежурства не стыковалось с результатами утреннего осмотра. Очевидно, чтобы разобраться с больным, необходимо выполнить дополнительные обследования и анализы. Их мало назначить. Их сначала надо «организовать».
Рутинные назначения на анализы (в реанимации их положено делать ежедневно) даются с вечера накануне, а для выполнения дополнительных – сначала необходимо лично договориться с персоналом лаборатории и диагностических служб, чтобы их осуществить. (Потому что в лаборатории и диагностических службах основной процесс уже идёт, а для дополнительных анализов приборы-анализаторы придётся запускать по второму кругу, или делать анализы «ручным» способом; кроме того, переработка персонала за выполнение «дополнительных анализов и обследований» – не оплачивается, так как является «производственной необходимостью»). Затем нужно письменно обосновать показанные обследования в истории болезни (дескать, больному хуже – врач переписывает записи своего утреннего осмотра, что дополнительные обследования действительно необходимы) и только потом – дать указание медсестре взять эти анализы и отнести их в лабораторию, и доставить (на каталке) пациента на обследование. Следует отметить, что последнее могли бы сделать санитары, но за нищенскую зарплату желающих работать санитарами – нет. А, так как сестра получает «санитарскую надбавку» к своей зарплате (допустим 1000 рублей в месяц), то она сама обязана нести анализы и доставлять больного. В помощь она может взять себе вторую сестру, вызвав её из профильного для больного отделения (та бросит свою работу и наблюдаемых пациентов и примчится в реанимацию перекладывать и отвозить больного). Когда первая сестра реанимации повезёт пациента, вторая останется одна «прикрывать» 3 поста всего отделения – авось ничего не случится. Они работают вдвоём на 3 поста. Потому что – если дежурить, как положено (3 сестры на 3 поста) – то зарплата значительно уменьшится. Денег без переработки будет хватать только: на оплату жилья, на транспорт, чтобы добраться до работы и купить с собой еду на дежурные сутки. Остатка же будет недостаточно на еду между дежурствами (о вещах и детях речь не идёт). То есть, работать без совмещений, дополнительных дежурств и переработок будет абсолютно бессмысленно.
Отметьте, что это не безработная, а подготовленный специалист, с многолетним опытом, которая не мусор собирает, а своими действиями отвечает за жизнь пациентов, возможно, Ваших родственников.
Перекладывание пациента выявило у него огромный пролежень (на весь крестец и обе ягодицы). Пролежень впервые обработали. Очевидно, что такого размера он не появился за один день. Однако виновных нет. Ставки санитаров, которые должны поддерживать санитарно-эпидемический режим в реанимации, ухаживать за больными, поворачивать и обмывать их, причёсывать и кормить – пустуют уже много лет. Так везде. Санитарская надбавка реанимационных медсестёр полностью отрабатывается вменёнными им обязанностями: уборкой своего рабочего места, мытьём полов в реанимации раз в день перед сдачей смены, подачей и уборкой суден (что вообще-то сёстрам делать запрещено, но больше не кому…).
По результатам выполненных анализов (обследований) обнаружилась потребность изменить лечение – нужны дорогостоящие препараты – врач реанимации сначала пишет обоснование новых назначений в истории болезни (дескать, всё недорогостоящее – перечисляет – уже попробовали, а больному всё хуже – снова переписывает свой предыдущий осмотр и результаты имеющихся обследований и анализов). Обоснование должно быть заверено у заведующего отделением (согласовывается с ним врачом лично) и относится к нач.меду (опять лично врачом, так как больше заниматься этим некому) для получения резолюции на дорогостоящие препараты (чтобы невзначай он не назначил эти лекарства не по показаниям). Только после этого он напишет свои назначения в лист или карту пациента. Постовая сестра снимет назначения и доложит о них старшей сестре реанимации. Та отложит свою рутинную работу, в свою очередь выпишет требование в аптеку, заверит его у заведующего отделением, сбегает за подписью к нач.меду, потом – в аптеку больницы: выслушает там всё о внеплановом получении лекарств, дождётся списания там заказанных препаратов, получит их под роспись и принесёт в отделение, спишет их в журналах учёта и, наконец, выдаст постовой медсестре. Эта дополнительная беготня вынудит её впоследствии безвозмездно задержаться на работе минимум на час. Учёт призван предотвратить хищение лекарств персоналом, и является доказательством правильного освоения выделенных средств.
Теперь допустите возможность, что дополнительные обследования и изменения в лечении в течение дня требуются и другим больным, или необходимы во второй половине дня, или в выходные и праздники, когда нет сотрудников с правом подписи. Можно ли это реализовать при таком механизме работы?
Введение лекарств тоже не просто. Почти все препараты необходимо «колоть по часам» и с определённой скоростью. Некоторые лекарства можно смешивать, а некоторые – нет. Есть понятие очерёдности введения. Подразумевается, что медсестра всё это знает и тщательно соблюдает все предписания. Действительно, некоторые из них знают, а некоторые ещё и умудряются соблюдать (между выполнением обязанностей отсутствующих санитаров и других медсестёр). Требовать же чёткого соблюдения предписаний никто не додумается. Ибо все понимают, что это невозможно при неукомплектованном штате среднего и младшего медицинского персонала, и возложении обязанностей отсутствующего персонала на имеющийся в наличии (две сестры на три поста). Поэтому назначения выполняются «по личной добросовестности и разумению» медсестры. При этом надо иметь в виду, что эта медсестра (как и врач) могут работать уже вторые сутки подряд, так как на одну зарплату ей (да и ему) – не прожить. Вот и пашут «на полторы ставки с дежурствами, с переработками – со всем».
Итоги:
• Та чехарда с дополнительными обследованиями, анализами и изменениями в назначениях – конечно, затеяна по показаниям, но завтра в 9:00 заступит новая смена, которая не отличается подобным рвением и чувством долга, да и сил у них не будет (придут после дежурства «на скорой»). Новая смена просто перепишет назначения предыдущего дежурства, не утруждая себя излишней суетой с дополнительными анализами, обследованиями, их оценкой и необходимыми изменениями в лечении. То есть вся выполненная накануне работа пойдёт прахом. Может надо уволить «негодяев»? Только других – желающих работать – нет. А если и есть, то они как те, которые выйдут на работу ещё через сутки: оценить изменения состояния пациента они не могут – ума не хватает даже чужие назначения переписать, или к спиртному «не равнодушны».
• Медсестра первой смены (которая бегала с анализами и возила больного на обследования) обратилась к администрации отделения с просьбой не ставить её больше дежурить в одну смену с «добросовестным доктором». Врача вызвали и разъяснили, что необходимость в сестринском персонале для учреждения более актуальна, чем наличие целой когорты таких умников, как он.
• Во время беседы с заведующим отделением доктор раскаялся и повинился: что его «бес попутал», что истинной причиной его «стараний» был гонорар от родственников больного. Они, дескать, отметили «ухудшение вида своего родственника за последние дни», а персонал, мол, говорил им, что «всё под контролем». Они сами настойчиво просили «сделать хоть что-нибудь», сами без намёков положили в карман, а у него дома непредвиденные расходы, дети и жена, которой «всё надоело». В доказательство искренности своего раскаяния он предложил заведующему половину оставшейся суммы. Большую же её часть (80% суммы) врач истратил на приобретение в аптечном киоске, находящемся на территории больницы, отсутствующих в стационаре необходимых медикаментов. И чеки есть. Начальник пожурил подчинённого, порекомендовал впредь всегда быть с ним честным и принял извинения, обещая всё уладить. Конфликт себя исчерпал.
• Через 2 суток больной погиб. Родственники написали жалобу, где отметили «плохое лечение» и что «пока не заплатили, никто ничего не делал». Жалобу спустили по инстанциям в учреждение. Все, отложив свои дела, писали объяснительные. Внутреннее расследование «не подтвердило указанных в жалобе фактов некачественного лечения, так как всё было обусловлено тяжестью заболевания». О деньгах сотрудники также «никогда ничего подобного не знали, не видели и не слышали», (спасибо заведующему, помог). Все понимают, что надо «спасать ситуацию» или придётся искать новое место работы.
А как же вести себя иначе, если ты работаешь здесь со студенческой практики, всех и всё знаешь. Начинать на новом месте, где может быть ещё хуже - не хочется. А вдруг здесь скоро станет лучше, это и так длится уже 20 лет, ведь не может же так быть всегда. (Не стоит забывать, что смену работы по стрессовости психологи приравнивают к смерти близкого родственника.)
• Медсестра, после написания объяснительной по факту жалобы, заявив, что ей «всё надоело», подала заявление об увольнении и взяла больничный, чтобы не отрабатывать положенные 2 недели. В ближайшее дежурство её напарнице пришлось заступить на смену одной на 3 поста. Осознавая, что всего положенного она всё равно сделать не успеет, дежурные врачи просили её выполнить из листов назначений «хотя бы антибиотики и капельницы».
• «Добросовестному врачу» дали выговор (администрации обязательно надо отчитаться наверх о выявлении и наказании виновных). Из-за факта жалобы стоял вопрос: или заведующему – за то, что «в его подразделении возникла проблема», или врачу, а он как раз пролежень нашёл только во время перекладывания, тогда как должен был обнаружить ещё при приёме дежурства; да и суетился он на общем фоне. Про отсутствующих санитаров никто не вспомнил.
Администрация (на всякий случай) указала, что «платежи от родственников принимаются в кассе больницы. Что вообще-то, всё необходимое для лечения пациентов в больнице есть, а если этого нет – то этого быть не может, а раз так – надо было сообщить, мы бы купили и предоставили», а вообще, «на то вы и врачи, чтобы найти, чем заменить». Ещё напомнили, что «за работу в своё основное время вы получаете зарплату, а платно работайте после работы или – вообще – вне стен учреждения».
• В узком кругу заведующий объяснил врачу, что, мол, «сам виноват, … взял то … копейки, … стоило ли связываться?».
Вывод:
Если больной не поправляется – не надо ему мешать. Один ты всё равно не справишься, а инициатива наказуема.
В данном повествовании все совпадения случайны. Осознанно не приведены реальные истории, так как их оглашение приковало бы внимание только к «вскрытому факту вопиющей халатности». Цель же была иной – на примере очередной гибели «неизвестного больного» показать атмосферу работы медиков, продемонстрировать условия их ежедневного труда; минимальную лечебную и максимальную бюрократическую его составляющую. На описанном примере должно стать очевидным, что появление пациента «сверху» - способно улучшить только лекарственное обеспечение, да и то – лишь среди имеющихся в наличии препаратов, применяя их только по утверждённым местным стандартам. Без решения же проблем организационного плана (отсутствие персонала, непрофильные нагрузки, отсутствие возможности использовать в диагностике и лечении то, что нужно, а не то, что есть; заинтересованности рядовых сотрудников – невозможно мобилизовать и улучшить что-либо кардинально.

Отлично описано! Бюрократия задавливает. Но насчет санитаров скажу свое видение, ибо я тоже работала в больнице. Ставки санитаров есть, их разбирают медсестры, потому что конечно все хотят зарплату побольше, ну а кто не захочет? И тут я считаю, что они или должны делать эту санитарскую работу, или не брать ставки. Потому что одно дело - это годами висящее объявление, что требуются санитары, и их действительно нет при имеющихся ставках. А другое дело, если вакансий санитаров нет, а во многих больницах это так, а ставки тем не менее попилены, и кто-то получает за это деньги, но работу выполнять не может или не хочет.

Не возможно качественно выполнять свою работу и работать за кого-то ещё, ни врачу, ни медсестре, ни санитару.
Не может врач УЗИ хорошо работать на 1.5 ставки, не может рентгенолог вместо 20 снимков качественно описывать 30.

20-ти? 60-70 снимков не хотите за смену? и 25 -30 человек вместо 10-12 на УЗИ. Диспансеризация! Придумали только приказ и план, а про силы и средства молчок:-)

Рассказ хороший, понравился

Конечно сестры могут и не брать санитарские ставки, но их работу они все равно при этом выполнять будут, потому как не кому. Кроме того они эти ставки и не берут, их распределяют как КТУ из вакантного фонда (причем это до 50% от голого оклада - вообще копейки) как раз за то, что они эту работу выполняют. При этом формально ставки вакантны. Лично я еще не встречал больницы, куда не требуются медсестры и санитары.

Помню, давно я работала в ПНИ медсестрой. Так у нас санитарка приходила на работу только свои кастрюли и сумки наполнить едой с кухни. А "гавно убирать" и постели переворачивать за эти деньги она не собиралась, так и говорила. Так на кой черт ты берешься за работу, которую не делаешь по каким-то причинам! Можно пойти работать в другое место, если з/п маленькая не устраивает и тебя с руками оторвут на другой работе. Тогда глядишь, больницы наши опустеют без персонала и что-то может изменится.

Я поверю, что трансплантология- хорошее дело, только тогда, когда её вылечат правдой. Вместо презумпции согласия- презумпцию отказа. А главное- обязательная публикация от кого и кому чего пересадили. Тогда станет ясно, столь часто ли богатые граждане становятся донорами, как и бедные.

Ваня анонимность была, есть и будет главным условием трасплантологии по многим причинам, и это правильно. В наш век открытости, интернета и желтой прессы, скажите,, кроме старика-Рокфеллера о каких богатых людях писали, как о перенесших трансплантацию? Я с ходу назову еще двух, Арни и Дика Чейни, но это скорее медийные люди, чем миллиардеры. Трейси Морган, Сара Хайленд, Натали Хоул, Шон Эллиот, не то, что к миллиардерам, даже к миллионерам не принадлежат, и орган для пересадки они получили от родственников или близких людей. Могу написать еще пару, тройку имен, потому что этим вопросом интересовалась. А вы, обвиняющий докторов в протекционизме толстым кошелькам и подозревающий их в своекорыстии, назовите, кто из Российских медийных лиц, или богатеев перенес трансплантацию. Можете в качестве справочника открыть журнал "Форбс", там наших соотечественников, как у дурака камушков, и ВСЕ здоровы, держите свои грязные мысли и необоснованные подозрения при себе. Читаешь такое и на ум приходит только одно - по себе судите!

Поддерживаю, орган себе купить не просто, если вообще возможно, он же должен еще подходить:-)

Кстати я против презумпции согласия. Хотя бы потому, что непонятно каким образом тогда должен человек оповестить все учреждения страны в случае несогласия, и как это контролировать. Можно будет тупо забрать органы и сказать потом, что пациент и родственники не изъявили несогласия и ничего не докажешь. А может они просто не успели, ну или не знали кого извещать?

Набить наколку на животе крупным шрифтом.

Гиппократоид,реально и по делу ваши комментарии.Спасибо.

Должна быть презумпция НЕсогласия! И 12-ти часов может не хватить, чтобы оповестить родственников. Кроме того, т.н. "координаторы" не очень то и хотят оповещать их. Работают ведь не бесплатно. Проблема в том также, что наш народ вообще не знает, о чем речь и даже подозревает об этих законах.

В предыдущем комментарии - описка: народ НЕ подозревает о принятых законах.

Написать комментарий:

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.


Самое обсуждаемое

Самое читаемое

Читать все отзывы

Нашли ошибку?

captcha Обновить картинку
×