Фото №1 - Петербурженку с желудочным кровотечением лечили в коридоре лекарствами за свой счет
Фото
wikimapia.org

В районную поликлинику №51 Оксана обратилась с жалобами на общую слабость, головную боль, одышку, боли в области сердца, онемевшие руки и ноги. Терапевт посоветовал натереться «Капсикамом» и назначил таблетки. Но 34-летнюю женщину пугали одышка и боли в сердце, поэтому она зашла в ближайшую к 51-й поликлинике частную «Кардиоклинику». Там врач сказал, что сердечно-сосудистой патологии не видит и предположил по синюшному цвету кистей и желтому — лица, что у нее анемия. Посоветовал срочно сдать анализ крови. 

Когда были готовы результаты анализов - уровень гемоглобина 63 г/л (эритроциты 2,3) - доктор позвонил Оксане и рекомендовал срочно вызывать «Скорую помощь» - состояние критическое. «Скорая» доставила ее в Городскую больницу №20.

Оптимизация здравоохранения по-нашему

При поступлении в клинику 1 декабря у Оксаны взяли анализ крови из пальца, анализ мочи, сделали кардиограмму и фиброгастроскопию (ФГДС), измерили артериальное давление – 90:50 мм.рт.ст. Как вчера рассказал «Доктору Питеру» Сергей Волков, заведующий отделением хирургии, «пациентка поступила в состоянии средней тяжести с диагнозом «язва луковицы 12-перстной кишки, осложненная кровотечением». Кровотечение - средней степени тяжести, соответственно, постгеморрагическая анемия - средней степени тяжести. Кровотечение было анамнестическим, то есть по результатам выполненной фиброгастроскопии на момент осмотра его уже не было. Поэтому операция не требовалась, было назначено консервативное лечение». 

- Консервативное лечение заключалось в том, что дали таблетку омепразола и сделали кровеостанавливающий укол. - говорит Оксана - А когда специалисты делали ФГДС, обнаружили язву, которая кровоточила. Назвали ее «атомным взрывом».

Экономия на крови

Протоколы организации лечебно-диагностической помощи при неварикозных желудочно-кишечных кровотечениях (из хронических язв желудка, двенадцатиперстной кишки и пептических язв), принятые Минздравом, предусматривают определение тяжести кровопотери. При АД ниже 90 и гемоглобине ниже 80 г/л кровопотеря считается тяжелой. Необходимо переливание крови. Но сегодня в Петербурге это лекарство – дефицит. 

Поэтому еще в день поступления Оксане сказали, что в переливании крови необходимости нет, «справимся так». И сообщили, что надо купить антибактериальные препараты в таблетках «Макмирор» и «Амоксицилин» для лечения язвы.   

На следующий день к койке, на которой лежала пациентка в коридоре, подошли два доктора и попросили подписать отказ от переливания крови. 
- Мне же сказали, что в переливании нет необходимости, зачем подписывать отказ? – удивилась Оксана. В ответ услышала: «Так положено». В итоге отказ Оксана подписала. Но по словам заведующего отделением Сергея Волкова, ей дважды предложили переливание и дважды она от него отказалась. 

Вместо переливания Оксане сообщили, что необходимо для капельниц купить лекарство «Венофер», повышающий уровень гемоглобина.

Оксана говорит, что в это время продолжала получать омепразол и кровеостанавливающие уколы. С момента поступления она ничего не ела.

В туалете потеряла сознание

Если до поступления в больницу любое движение женщине давалось с трудом, то утром третьего дня госпитализации она двигалась, только держась за стену. В туалете потеряла сознание и упала на кафельный пол. Сколько времени она там пролежала, не знает. Тогда ей впервые за все время пребывания в клинике сделали капельницу с препаратом, приобретенным за ее деньги, - швейцарским «Венофером». 

- С момента поступления у меня очень сильно болит голова. Но здесь нет лекарств от головной боли. Только один раз доктор дал мне выпить анальгин из ампулы – таблеток нет, - рассказывает Оксана. 

Коридор с койками в 20-й больнице стерильный: «Выживаем за счет перегруза» 

Все это время Оксана лежала в коридоре. Через четыре дня ее положили в платную трехместную палату. Как подчеркнула в разговоре с «Доктором Питером» главный врач больницы Татьяна Суровцева, бесплатно:

- Пациентка полежала в коридоре, ничего страшного — он чистый и стерильный. У меня на отделении вместо 30 человек лежит 70. Реанимация на 8 коек, а там забито 12. Мы перегружены. И как она хотела, чтобы мы выгнали кого-то и ее из коридора положили в палату? Когда у нас освободилась платная палата, мы ее переместили туда бесплатно. Вы должны понимать, что наши стационары перегружены за счет пожилого контингента. У нас даже реанимационные койки заняты 90-летними пациентами со старческим слабоумием. И они могут на этой реанимационной койке лежать еще 30 дней на искусственной вентиляции легких. У нас не больница экстренной помощи, у нас - социальная больница. 

Петербурженку с желудочным кровотечением лечили в коридоре лекарствами за свой счет
Фото: Доктор Питер

 

- Почему-то все хотят индивидуального подхода, - продолжает главный врач клиники. - Но если вы хотите сервис, платите. А то, что отделение перегружено сейчас на 30 коек, нам это выгодно при тех низких тарифах, что нам дали, — в нашей больнице они самые маленькие по городу. И мы выживаем за счет перегруза.

По поводу отказа в переливании крови, использования лекарств, приобретенных пациенткой, Татьяна Суровцева сказала: «Динамика есть? Есть. У нее нормальный иммунитет, она молодая женщина. Динамику видим, состояние удовлетворительное». 

«По ошибке укол поставили соседке по палате»

Заведующий отделением Сергей Волков сообщил, что пациентке вводили два антибиотика внутривенно - «Клацид» и «Флемоксин солютаб». Почему Оксане назначили еще два антибиотика в таблетках «Микмирор» и «Амоксицилин» за ее счет, ответить не сумел. 

С 1 декабря по вчерашний день Оксане поставили три капельницы с «Венофером». Причем, когда делали вторую, в субботу, по словам Оксаны, ввели не «Венофер», а другой препарат, для внутримышечных инъекций.
- На мой вопрос «Почему не «Венофер»?», дежурный доктор развел руками и предложил дождаться понедельника, а в журнальчике, сказал, все исправим. 

Петербурженку с желудочным кровотечением лечили в коридоре лекарствами за свой счет
Фото: Доктор Питер

 

- Рука распухла и разболелась, - продолжает Оксана. - А в воскресенье и внутримышечного укола не дождалась, потому как по ошибке его поставили соседке по палате. Я подумала, обойдусь без укола – после падения на кафельный пол все тело болит. 

Пациентка готова к выписке

На прикроватной тумбочке Оксаны лежат приобретенные ею лекарства, которые она и принимает, и недоочищенный… гранат: «Врач сказал, что несмотря на язву, гранат есть можно».

 - В каком состоянии пациентка Оксана находится сейчас? - На этот вопрос вчера Сергей Волков ответил «Доктору Питеру»:

- Ближе к удовлетворительному, готовится к выписке.

- Почему у вас не соблюдаются протоколы лечения, установленные Минздравом для желудочно-кишечных кровотечений? 

- А вы врач, чтобы делать такие оценки?

Нет, не врач. Но даже я знаю, что гранат категорически противопоказан при язве желудка и двенадцатиперстной кишки. А делать внутримышечно уколы даже самой себе и принимать таблетки могла бы и дома. Как, вероятно, и многие другие пациенты этой больницы, работающей с «двойной нагрузкой». А капельница, по словам здешних врачей, «не панацея».

© ДокторПитер