Фото №1 - Чем Минздрав Скворцовой отличается от Минздрава Голиковой
Фото
Сергей Коньков/ ДП

Как сообщила Вероника Скворцова в интервью , министерство здравоохранения с ее приходом сохранило преемственность стратегии команды Татьяны Голиковой, возглавлявшей Минздравсоцразвития с 2007 по 2012 годы. В то же время есть и несколько существенных отличий. Первое - в том, что теперь министерство старается не отделять себя от регионов, хотя формально могло бы заниматься только созданием нормативной базы и контролем ее исполнения с помощью Росздравнадзора. По словам министра, проверка системы здравоохранения в начале 2013-го шокировала чиновников результатами. «Мы выявили огромное количество нарушений. Например, перечисляем деньги в учреждение, а у него вдруг оказывается кредиторская задолженность. Его руководство говорит, что не хватает на лекарства, мы просим отвести нас на склад. Нас ведут на склад, а там все ломится просто от лекарств. Но они закупают не то, что им надо, а то, что можно купить через промежуточные каналы, так чтобы заработать проценты. Скажем, учреждение занимается соматической патологией, а закупает огромный склад психотропных препаратов. Они уже просрочены наполовину, их начинают выкидывать. Наша первая задача заключалась в том, чтобы мы были одной командой с регионами. И мы тогда обсуждали вопрос о том, можно ли, как у Минобороны, вертикализировать всю систему. Чтобы федеральный Минздрав мог руководить выстраиванием системы, назначением людей, как это делают силовые ведомства, — в округах, в районах», - сказала Вероника Скворцова.

Вторым отличием, по словам главы Минздрава, стало создание единой методологии качества оказания медпомощи, клинических протоколов. «Получалось так, что даже на территории одной московской больницы в соседних отделениях одно заболевание лечили по-разному. Это было соревнование между академическими медицинскими школами», - заметила Вероника Скворцова. С тех пор министерство создало 1,2 тысячи клинических протоколов, которые оно с помощью своих внештатных специалистов внедряет в регионах, «иногда с боем». 
Кроме этого, министр также отметила внедрение непрерывного медицинского образования для терапевтов и педиатров — почти за год Минздрав провел в 17 регионах пилотные проекты по дистанционному обучению для участковых и врачей общей практики. Как планирует ведомство, со следующего года такие программы начнут работать во всей России. «То есть мы фактически библиотечные часы отводим для каждого участкового врача, чтобы он мог повышать свою квалификацию», - заключила министр.

При этом, судя по интервью, между нынешним и бывшим министрами здравоохранения до сих пор остались разногласия. На вопрос, почему Счетная палата часто критикует Минздрав, она ответила: «Я не хочу это комментировать. Для нас это вопрос сложный».

За что еще Счетная палата критиковала Минздрав, читайте здесь

Глава Минздрава также не поддержала и идею появления в России уполномоченного по правам пациентов. Министру эта структура кажется лишней. «У нас есть общества пациентов, общества медиков, разные благотворительные организации, Росздравнадзор, огромное экспертное сообщество при страховых компаниях. У нас выстроена законодательно система контроля. Создавать еще одну структуру — нецелесообразно», - считает Вероника Скворцова. 

В то же время, министр сообщила, что к ней каждый день поступает по 20-30 просьб о помощи «в ручном режиме», но ее такие просьбы не отвлекают от работы, а наоборот, помогают. «Нам нужно, чтобы к нам обращались. Я профессор-невролог. В нервной системе устроено все так, что, не получив афферентный, то есть приходящий, импульс, мозг не знает, как реагировать. Нам нужна все время информация от периферических рецепторов, чтобы мозг правильно управлял организмом. И Минздраву нужна такая же рецепция. Поэтому мы как раз сняли все шлюзы. Мы вышли на третье место среди всех федеральных министерств по открытости. Мы реально открыты для любых предложений, комментариев, жалоб», - сказала министр.