Фото №1 - Петербургская ФСКН объяснила, почему бороться со спайсами можно бесконечно

Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков имеет право преследовать только за распространение наркотиков, входящих в список веществ, запрещенных к обороту. Поскольку новый синтетический канабиоид, входящий в состав спайсов, которыми отравились «курильщики», в этот список еще не включен, то ни привлечь его распространителей к уголовной ответственности, ни запретить его реализацию, по закону, невозможно. И это касается не только конкретного спайса.

 

Химическая формула синтетики, которая используется при производстве курительных смесей, постоянно меняется. А потому у этого наркотика нет проблем со сбытом. Парадокс: чаще всего торговцы курительными смесями не наркозависимые, и наниматели им не лгут, когда говорят, что продажа спайсов — уголовно ненаказуемое занятие, а просто бизнес. Люди мрут? Но ведь ни создатели этой смеси, ни наркодилеры явно не этого хотели достичь — в их интересах, чтобы покупатель жил долго и часто приобретал их, с позволения сказать, продукт.  

 

(Как петербургский школьник попал в больницу из-за отравлениями «спайсами», читайте здесь)

 

- Беда в том, что если мы сейчас изымем все партии этого спайса, получившего огромный резонанс в стране, через некоторое время появится новый. И мы будем снова ждать, когда его внесут в список, чтобы на законных основаниях изымать этот наркотик и привлекать к ответственности его распространителей, - сетует заместитель начальника управления ФСКН по Петербургу и Ленинградской области генерал-майор полиции Вячеслав Рябцев. - Отсутствие конкретной формулы в списке не дает возможности проводить оперативную работу. Сейчас это происходит так: мы миллионами доз изымаем эти курительные смеси. Но если гражданин, у которого мы изъяли партию, подаст на нас в суд, мы обязаны будем вернуть ему изъятое. Потому что формально, с юридической точки зрения, их распространение - не преступление. Хотя в некоторых регионах новые формулы синтетических канабиоидов рассматривают, как аналог уже зарегистрированных в списке. Но исход исков зависит в таких случаях от субъективных обстоятельств: позиции прокуратуры и суда. Потому что, как и лекарства, одно наркотическое вещество можно признать аналогом другого только после клинических испытаний.

 

(Каким наркотиком чаще всего травятся петербуржцы, читайте здесь)

 

Суды у нас длятся долго, и пока идет судебное разбирательство, это вещество, скорее всего, уже будет внесено список, а обвиняемый исчезнет из поля зрения правоохранительных органов, поясняет парадокс нашей юридической системы генерал-майор: 

 

- Мы рады, что удалось хотя бы из открытой продажи в ларьках убрать эти соли, спайсы, смеси, миксы. Они ушли в подполье, и только на стенах домов и на тротуарах можно увидеть их рекламу с номерами телефонов. Теперь мы звоним по указанному телефону, делаем контрольную закупку - тратим государственные деньги и поддерживаем таким образом этот преступный бизнес. Изучаем, исследуем приобретенный образец, но в 95 случаях из 100 оказывается, что основного действующего — наркотического вещества в списке еще нет. Знаете, как мы радуемся, когда в этой смеси оказывается хотя бы грамм подконтрольного вещества из списка? Это для нас сладкое пирожное! Но чаще всего — вообще ничего. 

 

По мнению Вячеслава Рябцева, необходимо упростить систему внесения в список вновь появляющихся наркотических веществ так, чтобы эта процедура длилась не более месяца. Например, в случае обнаружения новой курительной смеси ФСКН проводит свои исследования, выясняет, что это аналог определенного наркотического вещества, обращается за консультацией к врачам, чтобы узнать, как часто к ним попадают пациенты после его употребления. Врачи подтверждают, что у них были отравившиеся смесями, в составе которых выявлен, например, синтетический канабиоид, с серьезными последствиями для здоровья. И в этой ситуации ФСКН должен иметь право остановить оборот этого вещества и наказать правонарушителя хотя бы штрафом.

© ДокторПитер