Наркозависимые из Крыма: Приехали в Петербург не лечиться, а белые ночи посмотреть

18:32, 30.06.2014 / Верcия для печати / 22 комментария

Промежуточный итог резкой остановки программы метадоновой терапии для наркозависимых в Крыму - сломанные руки, ноги, трое умерших на улице от передозировки в Петербурге. Врачи принимают обескровленных пациентов с гемоглобином 20 г/л, с флегмонами, угрожающими жизни, а медсестры пишут заявления об увольнении.

Наркозависимые из Крыма: Приехали в Петербург не лечиться, а белые ночи посмотреть

Программы заместительной поддерживающей терапии (ЗПТ) работают во всем мире, в том числе на Украине, как программы снижения вреда - наркозависимые регулярно и бесплатно получают у врача дозу синтетического опиоида (метадона), чтобы не испытывать физических и эмоциональных страданий от «ломки», и при этом не использовать тяжелые «уличные» наркотики внутривенно. Как правило, метадоновая терапия назначается тем, кто несколько раз безуспешно пытался освободиться от наркозависимости, тем, у кого есть сопутствующие тяжелые заболевания, в том числе инфекционные, например ВИЧ, гепатиты.

Теоретически предполагается, что с пациентом работают специалисты, в течение  нескольких лет он возвращается к нормальному образу жизни (учится, работает, обзаводится семьей). Постепенно для пациента на ЗПТ прием метадона сводится на нет - когда пациент уже полностью социализирован, начинается снижение дозы.

Как уже сообщал «Доктор Питер», в связи с тем, что метадон является запрещенным к обороту наркотическим средством в России, ФСКН потребовал свернуть программу заместительной поддерживающей терапии (ЗПТ) в Крыму. Причем оборвали программу за месяц - в конце марта крымским наркологам велели срочно начать снижать дозы метадона для пациентов, а 30 апреля назначили последним днем выдачи препарата. ФСКН продемонстрировала в очередной раз, что уполномочена диктовать условия, противоречащие медицинской логике.

(Почему из-за требований ФСКН страдают онкологические пациенты, читайте здесь)

Почему не возражал против этой ситуации российский Минздрав, неясно: резкий отказ от наркотика требует немедленной медицинской помощи, оказать которую в Крыму нет возможности - с одной стороны, у клиник нет мощностей, чтобы одновременно разместить 800 человек для детоксикации, с другой, местные врачи говорят, что не знают, как проводить детокс зависимым от метадона.

- Перед тем, как ехать в питерскую больницу, меня положили в больницу Симферополя - нас лечили одними обезболивающими. Это как человеку с резаной раной дать анальгин, - рассказывает Ирина из Ялты, пациентка Наркологической городской больницы Петербурга.

В Крым выехала Национальная ассоциация реабилитационных центров и начала агитировать метадоновых наркозависимых отправляться на лечение в Россию.

- Нам сказали, что в Крыму — 19 век, а в России другие методы лечения, нам быстро сделают детокс и оправят домой. А пока будем лечиться, заменят украинские паспорта на российские.

Какие пациенты едут в Петербург из Крыма

Петербургская городская наркологическая больница сообщила, что может единовременно принять 20-25 пациентов из Крыма. С начала мая приехали уже 49 человек - 38 из Крыма и 11 из Севастополя. Сейчас их 13, на медицинской реабилитации - 7 человек. Правда, ни один крымчанин не завершил курс хотя бы медицинской реабилитации. Но и этот результат нельзя назвать плохим, потому что установки на лечение у пациентов нет, так же, кстати, как и у наших. Но из питерских наркоманов в среднем лишь 10% пациентов остаются после детокса на программу реабилитации. В идеале она должна длиться около года - после курса медицинской реабилитации в больнице пациентов направляют в реабилитационные центры.

- Когда мы принимали решение о лечении наркозависимых из Крыма, оговаривали, что пациенты едут к нам добровольно с установкой на избавление от зависимости и реабилитацию. После чего мы отправляем их в социальные реабилитационные центры. Но реальность оказалась другой, - рассказывает главный врач Городской наркологической больницы Петербурга Дмитрий Константинов. - Поначалу мы получали просто развалин. Если пациент с гепатитом - то с очень высокой вирусной нагрузкой, если с флебитами или флегмонами, то в такой стадии, что приходится отправлять в 14-ю больницу вскрывать флегмоны. Поступила девушка с гемоглобином 20. Перевели ее в Александровскую больницу - не могли понять причину такого состояния. А она выпускала себе ежедневно по 100 мл крови, чтобы «очистилась кровь и легче было перенести ломки».

Медсестер бьют, своим — ломают руки

К пациентам из Крыма изначально было особое отношение – как к жителям только что присоединившегося региона, нуждающимся в помощи. Их встречали на вокзалах и в аэропорту, размещали в лучшие палаты, а потом медсестры начали писать заявления об уходе по собственному желанию.

- У нас давно, с середины 1990-х, не было такого количества испорченного имущества в виде высаженных окон, сломанных тумбочек и кроватей, как за последние два месяца на первом отделении больницы, - рассказывает главный врач  Константинов. - Если наши пациенты могут в состоянии абстиненции кричать, что кто-то когда-то разберется с медсестрой, то до исполнения этих угроз никто никогда не доходит. Петербургские криминализированные наркоманы даже в 1990-е относились к врачу с уважением, хотя могли, конечно, наехать: «Ты, лепила, вылечи меня, не помогает все, что тут делают!». Но никто никогда не хватал медсестру за горло и не кричал, что следующая партия приедет и всех порежет. Не разбивал дверью лицо медсестры так, что она до сих пор на больничном.

Страдают и сами - один из крымчан сломал оба запястья. Объяснил, что мылся в душе, поскользнулся и упал на обе руки. Позже выяснилось, что руки ему сломали земляки.

Несколько медсестер были готовы уволиться, когда на первом отделении скопилось "команда" пациентов из Крыма, быстро сформировавшая иерархическую цепочку, и не подчинявшаяся требованиям персонала. И Дмитрий Константинов поехал к начальнику полиции Василеостровского района – сообщить, что медицинскому персоналу постоянно угрожают, чтобы в случае необходимости из РОВД выезжала группа быстрого реагирования.

Кто обещает наркоманам золотые горы?

Все крымские пациенты в один голос уверяют, что им обещали оплатить стоимость проезда до Петербурга, а некоторым и обратно. Они потратились на дорогу и требуют возмещения от врачей и руководства больницы.

- Мы городское бюджетное учреждение. И за все время, что работаем с крымчанами, не получили ни единой копейки в возмещение затрат на лечение людей, поступающих к нам в тяжелейшем состоянии. Я уж не говорю о ремонте, который приходится последние два месяца делать регулярно. А какое отношение медицинское учреждение имеет к билетам, к замене украинских паспортов на российские? - недоумевает главный врач наркологической больницы Дмитрий Константинов.

Когда после курса детоксикации пациенты приходят в себя, на отделении реабилитации появляются претензии:

- Обещали бассейн, бильярд, а тут стены обшарпанные.

Когда без метадона тяжело ребенку

Стены и обстановка на реабилитационном отделении не понравились и беременной Вере. Участница программы заместительной терапии на 7-м месяце беременности наделала переполоху - в Крыму собирали консилиумы из врачей Москвы и Петербурга, чтобы решить - где и как ей лечиться. Минздрав приезжал, чиновники раздумывали - может, в качестве исключения оставить ее на метадоне? Говорят, в день, когда Вера села на самолет до Петербурга, министр здравоохранения Крыма впервые за долгое время уснул.

Зато теперь не спится врачам 1-го отделения наркологической больницы. Когда с отделения детоксикации Веру перевели на реабилитационное, она с подругой сбежала из клиники. «Не понимаю, почему столько хлопот вокруг беременной из Крыма. Да у нас этих беременных - пальцев рук не хватит, чтобы сосчитать. Реабилитация ей не нужна, просит только трамал - обезболивающее с эйфоризирующим эффектом», - рассказывает заведующая 1-м отделением Нонна Овсянникова.

(Почему петербуржцы начали массово травиться метадоном, узнайте здесь)

- Не знаю, выдержу ли период чистоты, я уже второй день без таблеток. Не сплю. Денег даже на валерьянку нет. А здесь дают лекарства только от печени, - жалуется Вера, смахивая слезу. - Ребенок  же тоже получал метадон, а теперь, представляешь, как он меня бить будет? Ему сейчас плохо без таблеток, переживаю за него.
- Если переживаешь, зачем уходила?
- На отделении детокса лучше было, а на реабилитации нам не понравилось. Мама выслала денег на билет, и мы с подружкой решили уйти. Погуляли, она вчера улетела, а я осталась.
- Домой хочешь?
- Три дня назад должна была уехать, но деньги не пришли на счет. Общаюсь с девочками в палате, они мне говорят: "Оставайся с нами". Уже не знаю, чего хочу - может, хочу уже здесь остаться. Мне и УЗИ надо сделать, карточку и много еще чего надо сделать. (Руководство наркобольницы уже договорилось с одним из петербургских роддомов об оказании Вере специализированной помощи).
- Тебя можно сфотографировать?
- Нет, дома никто не знает, что я зависимая, и никто не знает, что я лечусь в России (!?).

Как не умереть «в кумарах»

Из 36 человек ни один не завершил курс реабилитации в больнице, не говоря уже о реабилитационном центре. Только один пациент из Крыма согласился ехать в такой центр («Ручьи» в Псковской области). Ему купили билет на автобус «Петербург-Витебск», проводили от вокзала, но к волонтерам из центра, приехавшим его встречать, парень не вышел. Водитель - в полной уверенности, что он вообще не выходил из автобуса. Нашли под сиденьем, свернувшегося клубочком:

- Зачем соглашался ехать, если не хочешь попасть на реабилитацию?

- Хотел до Витебска доехать, а там до дома - на перекладных. Денег на билет до Крыма нет.
Три женщины в 3-м отделении - из Ялты. На вопрос, хотят, ли они остаться на реабилитацию, отвечают едва ли не хором: «Конечно, останемся». А потом каждая из них начинает объяснять, почему, может, и не получится остаться:

- У меня там муж один остался, не знаю, вдруг, колется уже.

- Мне 55 лет, зависимая с 1979 года, шесть лет на метадоновой программе. Во вторник нас переведут на 1-е отделение, неизвестно, выдержим ли там. А как ехать обратно? Сюда ехали за 6 тысяч рублей, а сейчас билет стоит 12. Нам надо оставаться, и устраиваться на работу, чтобы заработать на билет? А кто нас возьмет с украинскими паспортом?

- Нет резона "подшиваться", если знаешь, что не сможешь через месяц приехать, чтобы сделать новый укол, как делают местным. Откуда у нас столько денег на ежемесячные поездки?

О возможности в процессе реабилитации использовать ежемесячно препарат «Виветрол» (налтрексон), чтобы снизить тягу к наркотикам, они узнали здесь. И задают логичный вопрос: почему после курса детоксикации и медицинской реабилитации нельзя делать такие уколы в крымских городах? Неужели трудно закупить для региона этот препарат и завезти?

И все трое рассказывают ужасы о тех, кто остался дома.

- В больницах нет возможности помочь нам – только обезболивание. А с метадона сняли резко, многие не выдерживают, кто не смог ни в Россию выехать, ни в нашу больницу попасть, переходят на уличные наркотики. Говорят, уже 68 человек из программы умерли.

- Когда в симферопольской больнице лежала, соседям по палате, керченским, позвонили из дома и рассказали, что мальчик выбросился с 5-го этажа, не выдержал в кумарах — в клиниках мест нет.  

- Ну это же слухи, - обрывают их врачи. Вы же точно не знаете, сколько и почему они умерли.

- Не знаем, - соглашаются. И смотрят в пол. Потому что все крымские здесь знают: в Петербурге тоже трое умерли. От передозировки. Вернее, точно знают о двоих:

- Одного нашли на Финском заливе, другого здесь, на Васильевском, жил на Большом проспекте с двумя друзьями и прямо возле дома умер от передозировки. Под вопросом еще один - говорят, что умер на Невском проспекте. Но эта информация еще не подтверждена. Пациенты рассказали, - объясняет Нонна Овсянникова.

И лечиться не хочется — и уехать не получается

Выписаться из больницы не проблема - у врачей нет никаких рычагов, способных заставить пациентов остаться и долечиться. После того, как прошел слух о том, что земляки умерли от передозировок, многие выписавшиеся потянулись обратно: «Вы не имеете права нас не принимать!». Причем, уходя из клиники, а потом возвращаясь, говорили: «Не ваше дело, где мы были, – приехали посмотреть белые ночи, развод мостов, а не сидеть в больнице взаперти». «Своих бы не приняли, - говорят в больнице. - А с иногородними как быть? Уехать домой они не могут - нет денег. Принимаем обратно».

Чаще всего «выписываются» севастопольские, они же и наиболее криминальные. Один из них «гулял» уже 4 раза. 19 человек из пролеченных в клинике за два месяца выписывались и возвращались, по данным заведующей приемным отделением больницы Татьяны Пичинюк.

Семейная пара сбежала – отправилась в Москву, добрались до города Пушкин, откуда их забирали социальные работники больницы. В ФСКН родители написали жалобу, мол, больница выгоняет пациентов.

Бегут пациенты с детокса и в аптеку - если на Украине не знали даже о существовании «Лирики» и «Тропикамида» (глазные капли), здесь их быстро проинформировали местные пациенты. Теперь один крымчанин ходит на костылях: пациенты сломали решетку и он прыгнул со второго этажа, чтобы купить в аптеке «Лирику». Прыгнул неудачно – трещина пяточной кости. Его доставили в Покровскую больницу и оказали помощь. Пока не справились с абстинентным синдромом, даже на костылях порывался дойти до аптеки, останавливали у проходной.

При этом большинство приехали сделать только детокс. Как говорят врачи, уехали они в хорошем состоянии. Только вот никто не знает, для чего он был им нужен - действительно ли в качестве первого шага для отказа от наркотиков или их задачей было снижение дозы приема наркотика?

Потому что, как рассказывали они сами, в программе ЗПТ они получали таблетку метадона, толкли ее с димедролом, разводили и вводили в вену. Наверняка, не все участники программы увлекались «добавками», но у врачей создавалось впечатление, что к нам в город специально отбирали самых тяжелых. Те самые 30%, о которых крымские врачи говорили, что они «докалываются».

Петербургские врачи задаются естественными в сложившейся ситуации вопросами: какая такая насущная необходимость вынудила Минздрав и ФСКН резко закрыть программу, неужели нельзя это было делать поэтапно? Так, чтобы медицинские учреждения Крыма могли постепенно справиться с нагрузкой, а участники ЗПТ - постепенно сокращали бы дозу препарата, избегая тяжелейшей ломки.
Если не хватает квалификации у местных врачей, почему нельзя было командировать туда группы врачей из России?

Заместительная метадоновая терапия применяется во всей Европе. Правда, подходит она только зависимым от опиоидов. Считается, что с ее помощью сокращается передача опасных заболеваний (гепатитов, ВИЧ) через шприцы, а инфицированные могут получить лечение от этих заболеваний. Кроме того, ЗПТ снижает криминализацию среди зависимых — им не надо добывать деньги на дозу. У программы ЗПТ много и других плюсов. Поэтому в большинстве своем петербургские наркологи поддерживают эту программу. И отказываются от нее.

Потому что представление о том, что это самый дешевый способ заместитетльной терапии — неправда: медицинский метадон, действительно, стоит копейки. Но чтобы выдавать его (уж точно не таблетках, в Европе он выдается в сиропе, его в вену не введешь), нужна целая система помощи зависимым, которой ни в России, ни в Украине нет и не было никогда. Для ее применения необходим другой уровень социального и экономического развития страны, до которого мы еще не доросли.

Справка

Директор по политике и партнерству Международного альянса по ВИЧ/СПИД в Украине Павел Скала недавно сообщил о том, что в Крыму умерли уже 20 пациентов — участников программы заместительной метадоновой терапии: «Пару десятков пациентов из Крыма были отправлены в реабилитационные центры Москвы и Санкт-Петербурга. Некоторые из них смогли бежать, потому что лечение это довольно специфическое. Российские реабилитационные центры и курсы детокса – это экзекуция, которая в международном праве приравнивается к нечеловеческому отношению и пыткам».

Ирина Багликова

© Доктор Питер

Рубрики: Наркология

22 комментария Оставить комментарий

Естественный отбор рулит. Добро пожаловать в рашеньку. Здесь вам на гейропа.

Это победа ! СПИДоносцы наркоманы, приезжие с гепатитом! До каких пор Россия будет страной для отбросов ?

Питерские наркоманы на соседних койках им расскажут, как в России метадон достать.

Не статья, а целый роман! Даже устал читать. Давно известно, что метадоновая зависимость в несколько раз сильнее зависимости от обычных наркотиков. Какой детокс! - снятие ломки и усугубление состояния больного.

животные, почему их людьми считают? Пускай дохнут быстрее и нет проблемы.

Их не в больницу надо на В.О. а в крематорий на Шафировский. По льготной программе переселения соотечественников))))))

Метадоновая программа это способ защиты ОБЩЕСТВА от наркоманов. За счет сведения до минимума криминал (наркоту и так дают, не надо никого грабить), снижения риска передачи ВИЧ, так как не надо колоться. Наркоманы становатся эдакими безобидными опустившимися зверьками. Так что отмена программы это передел рынка опиоидов в Крыму (под руководством ФКСН). Ни заботой о людях, ни тем более заботой о наркоманах там и не пахнет.

Завозить Крымских наркоманов и лечить их за счет города (то есть на нас с вами)? Ну какой-то особый шик, кажется нормальных в минздраве нет.

На самом деле там у меня сложилось впечатление, что там почти всё население (2млн) такое же, очень неприятные в массе своей люди. Они ещё за счет нашего ОМС сюда лечиться поедут, так что и уровень преступности наверняка вырастит.

невозможно вылечить ни от герыча, ни от синьки, ни от травы ни от никотина ни от игровых автоматов ни от обжорства ни от чего-то подобного, пока человек сам не откажется. я в 90-е баловался наркологией, пустое это дело по результату. деньги можно заработать, да, если не думать, где эти деньги берутся. я, например, задумался об этом, только когда пациент у меня телефон спер. с тех пор избегаю общения с этой публикой, хотя как их на скорой избежишь...

"Сергей , 1 июля 2014 г. 00:39

Метадоновая программа это способ защиты ОБЩЕСТВА от наркоманов. За счет сведения до минимума криминал (наркоту и так дают, не надо никого грабить), снижения риска передачи ВИЧ, так как не надо колоться. Наркоманы становатся эдакими безобидными опустившимися зверьками."

А не проще ****? Вот уж к героиновым **** никогда никакого сострадания не испытывал.

Что то непонятно, автор статьи - Ирина Багликова кому сочувствует - крымским наркоманам или нашим врачам и сестрам? Цель статьи?

Жесть.
Я считаю, что не нужным нам эти крымские *** и беременные наркоши.
Почему за деньги налогоплательщиков, т.е. и меня в том числе, вот эту, простите, *** будут лечить (причем безуспешно) ?
У нас в Питере некому помогать ?
А Веру эту из истории - на аборт и стерилизацию. Если эти крымские ***, сидя на героине, залетают - какого фига у петербургских врачей должна болеть голова из-за нее и ее УЖЕ больного ребенка?
А потом будут по контактикам строчить - "Помогите, ребеночек родился больной почему-то, нам нужно оооочень много денег". Не-не-не. Уж лучше аборт и стерилизация.

Странные вы люди. Скажите спасибо, что вас эта беда миновала. Вас и ваших близких. Иначе вы не были бы столь категоричны в суждениях и жестоки.

Ужас какой-то. Надеюсь, что комментаторы этой статьи не имеют отношения к медицине.
Печально, что больные (а наркозависимые - больные люди) попали в такую ситуацию. Мне кажется, что вице-губернатор Казанская и начальник комитета Колабутин должны были как-то приложить усилия, чтоб не подставлять своего шефа в преддверии выборов. Но дело в том, что эти люди работать не умеют в принципе...

Браво, за украденные пенсионные накопления граждан , привезли наркоманов которые осядут у нас в городе!

Нарки - конченые люди. Единственный более менее эффективный метод исцеления - это запертое снаружи помещение на 1-2 месяца. Вода, простая пища и дерьмо выносить. Затем курс трудотерапии, принудительный. Далее - индивидуальная работа психолога, поиск цели в жизни. Процентов 10-15 можно вернуть. Все, никаких химических заменителей. И никакого гуманизьма. Жалеть наркомана, верить наркоману, идти на поводу у него - нельзя ни в коем случае. Он нож в спину всадит, не раздумывая, если это гарантирует хотя бы еще одну дозу. Лечение и отношение должно быть крайне жестким. Все эти игры в "добреньких", в "гуманизьм", в "права человека", заканчиваются только тем, что нарк какое-то время пользуется добротой, а затем сваливает в неизвестном направлении, прихватив с собой все, что хоть как-то можно продать.

До чего только не додумаются наши мудрые руководители!
Своих наркоманов мало, надо еще с Украины завести, чтобы они осели в России!

Люди??? Не судите и не судимы будете! Вы нечего не знаете. Этим людям обещали " горы золотые", включая российские паспорта. Обращайтесь в прокуратуру и минздрав, но отправте их домой. Они оказались обманутыми , далеко от дома и без денег. Хватит смертей!!! Не теряйте человеческий облик, ваши коментарии- безбожны. Я здесь, в Крыму и знаю о чем говорю спасибо, что есть врачи, но и вы не будьте людаедами!

Включите мозги! Кому из крыма приснилось остаться в Питере? Может быть, вы завидуете ? Кому? Больным людям? Лучше помогите им. Заранее вас благодарю!

Это нужно было решать иным образом.Например выехать в Украину в любой город как беженец и перевестись в том городе на метадоновую программу и начать понижать дозу.Когда понизить до 5-10 мг закупить Лирики и спрыгивать с ней употребляя по 150-300 мг в день.Я сам на программе и немного понимаю о чем я говорю.

В Питере метадона хоть ж**** жуй. 4000 рублей грамм на "черном рынке"

Так это скорее всего татары. Работал в одной из частных наркологических клиник, очень напоминает поведение абхазов. В лицо материли главврачей, били медсестер и консьержек.

Написать комментарий:

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись






Читать дальше
Читать дальше

Самое читаемое

Самое обсуждаемое

Читать все отзывы
Какое наказание вы одобряете для тех, кто мешает «Скорой помощи» на дорогах

Все опросы



Нашли ошибку?

×