В России детям пересадку сердца не делают

17:56, 10.02.2011 / Верcия для печати / 4 комментария

Ежегодно в России пересадка сердца требуется как минимум 100 детям. При этом за всю историю российской трансплантологии ни одного сердца ребенку пересажено не было.

В России детям пересадку сердца не делают
Фото: фото с clip.dn.ua

Такие данные привел руководитель отделения неотложной хирургии врожденных пороков сердца у детей раннего возраста Института кардиохирургии им. В.И. Бураковского РАМН, член Европейского общества сердечно-сосудистых хирургов Константин Шаталов.

Он рассказал, что ежегодно в мире проводится около 5 тыс. операций по трансплантации сердца, из них 500 - у детей. Только в США каждый год выполняется три тысячи таких операций. В России практически за 25 лет выполнено всего 350 трансплантаций сердца, и ни одной у детей.

Шаталов также рассказал, что «за всю историю трансплантологии в нашей стране не было выполнено ни одной трансплантации сердца и легкого у детей, при этом насчитывается очень мало трансплантаций почек, печени и других органов». «Из-за имеющегося в нашей стране «технического» запрета пересадки органов от ребенка к ребенку мы не можем сформировать лист ожидания трансплантации сердца у детей, потому что не можем дать необоснованные шансы родителям и необоснованную надежду», - отметил кардиохирург.

Шаталов сообщил, что по самым скромным расчетам, ежегодно 100-150 детей в России нуждаются в пересадке сердца. По взрослым эта цифра еще больше, подчеркнул кардиохирург.

«Если больные, нуждающиеся в трансплантации, не получают нужную помощь, они умирают. Это боль и позор нашей медицины», - посетовал Шаталов.

Источник: ami-tass.ru

Рубрики: Кардиология

4 комментария Оставить комментарий

Дирекция – тел. 458-9068
Редакция – тел. 458-9075
Рекламная служба – тел. 458-9080
Служба распространения – тел. 458-9071
Пресс-центр – тел. 458-9081, 8 962 729 19 84
Адрес: Санкт-Петербург, ул. Гатчинская, 35,
литер А

В САНКТ – ПЕТЕРБУРГЕ


ПРЕСС-РЕЛИЗ
В понедельник, 29 августа, в 15. 00
Пресс-центр «Комсомольской правды в Санкт-Петербурге»
приглашает журналистов на пресс-конференцию
о проблемах трансплантологии
«Жизнь с пересаженным сердцем»

Сегодня России занимает одно из последних мест по трансплантации органов. От этого умирают люди, которые могли бы долго и счастливо жить после пересадки почек, сердца, печени. Что мешает развитию трансплантации в Петербурге и России? Как можно вывести наш город из аутсайдеров? Что для этого могут сделать руководители здравоохранения, врачи и мы с вами?
Об этом расскажут представители власти города, медики, пациенты с пересаженным сердцем и те, кому пересадка еще предстоит.
В пресс-конференции примут участие:
-вице-губернатор Санкт-Петербурга Людмила Андреевна КОСТКИНА,
- заместитель председателя комитета по здравоохранению Санкт-Петербурга Владимир Евгеньевич ЖОЛОБОВ,
- депутат ЗАКСа СПб Игорь Владимирович ТИМОФЕЕВ,
- заместитель директора Центра им. Алмазова Михаил Алексеевич КАРПЕНКО,
- руководитель Центра трансплантации органов НИИ им. Джанелидзе Олег Николаевич РЕЗНИК,
- главный специалист института робототехники и технической кибернетики Константин Юрьевич СЕНЧИК,
- адвокат Владимир Владимирович ГАРНИН
- настоятель храма преподобного Серафима Вырицкого Валерий КЛИМЕНКОВ,
а также певица Афина, пациенты с пересаженным сердцем, мать юноши, которому предстоит пересадка сердца, Эльвира Александровна Гультяева.

Пресс-конференция состоится по адресу: ул. Гатчинская, 35, (метро «Чкаловская).

По вопросам аккредитации обращайтесь: тел. 458-90-81, 8 962 729 19 84.


Олег Резник: «Нам надо создать национальную систему трансплантации и донорства»

Сегодня Россия стоит на одном из последних мест в мире по трансплантации органов. Почему же мы в аутсайдерах в этой отрасли медицины? Что можно сделать, чтобы исправить положение? Об этом мы беседуем с руководителем отдела трансплантологии СПб НИИ скорой помощи им. И. И. Джанелидзе, доктором медицинских наук, Олегом Николаевичем Резником.


Будем воспитывать чуткость и милосердие!

- Олег Николаевич! Начнем нашу беседу с печального факта. По трансплантации органов мы сегодня находимся почти на последнем месте. Это касается и пересадки сердца. С 2009 года по сегодняшний день в России была проведена трансплантация сердца около 350 пациентам. В том числе 8 пересадок сердца было сделано в Петербурге. В развитых странах в год делается в 7 раз больше таких операций. Чем можно объяснить такое аутсайдерство нашей страны?


- Хотелось бы начать не с медицины, а с общечеловеческой морали. Трансплантология – область медицины, где очень тесно переплетаются достижения науки, практики, экономики и человеческого милосердия, умения разделить человеческое горе. Эта та область медицины, где наука оказалась впереди способности общества понять и принять ее проблемы.
Наша главная беда – недостаток донорских органов. Почему? Тому несколько причин. Людям вообще неприятно думать о смерти, и о том, что умерший человек может помочь сохранить жизнь другому человеку. Благополучный, здоровый человек часто не в силах понять страждущего. Вторая серьезная причина – недоверие к врачам. Многие наши граждане сомневаются в том, что врачи делают все необходимое для спасения человека с тяжелой травмой головного мозга, который потом может стать донором. И от того, как каждый из нас относится к донорству сегодня, зависит, получит ли он эту помощь при необходимости завтра.

– Насколько известно нам, простым пациентам, сегодня врачам не надо иметь прижизненное согласие донора на изъятие его органов после смерти. А нужно ли спрашивать разрешения родственников?


- По закону такое разрешение не требуется. Однако на практике, конечно, если рядом с погибшим есть родственники, мы говорим с ними, пытаемся их убедить. Но в 90% случаев получаем отказ. Общество в большинстве своем не готово к донорству. Сейчас готовится изменение законодательства, в частности в нем будет сказано, что каждый гражданин сможет выразить свою волю при жизни и оставить ее в регистре.
- Мы начали с отношения общества к этой очень важной области медицины. В наших пациентах надо терпеливо воспитывать сочувствие к страждущим, милосердие.


А чего для развития трансплантологии не хватает в российскому здравоохранении?

- В стране отсутствует национальная система координации эксплантации и пересадки органов. Трансплантация сейчас существует как искусство одиночек. В тех странах, которые лидируют в этой области, например, в Испании, США созданы организованные государственные структуры, в которые входят национальное бюро, региональные в городах. В каждом госпитале есть лицо, ответственное за координацию работы по донорству. Подобную систему с федеральным финансированием необходимо создать и в России. В ее задачи должно входить упорядочение работ по донорству на территории всей страны, просветительская работа, ведение национальных регистров доноров и листов ожидания.
Пока же у нас такой перекос: в Москве находится восемь трансплантационных центров. И россияне со всей страны вынуждены ехать в столицу на трансплантацию. Причем не столько за хирургической помощью, сколько за донорским материалом. Необходима транснациональная система донорства, которая должна базироваться на поддержке государства.
Сейчас существуют государственные квоты на высокотехнологичную медицинскую помощь по трансплантации, кардиохирургии, травматологии и другим специальностям, но государственной поддержки работы по донорству нет.

Должна быть создана централизованная система донорства


- Олег Николаевич! Как вы представляете себе систему трансплантологии? Расскажите подробнее и доступнее.


- Во главе должен стоять национальный координирующий донорство орган – Ространсплант, например, на базе центра ФНЦ трансплантологии имени В. И. Шумакова в Москве. Начинать надо с регистра пациентов, нуждающихся в пересадке сердца, легких, печени и других органов – сейчас его нет. В каждом регионе должен быть создан координационный центр, отделение Ространспланта. А в каждой больнице – координаторы этой работы.


- И каковы задачи каждого звена?


- Ространсплант возьмет на себя получение бюджетных средств из Минздравсоцразвития для организации донорства в регионах, ведение федерального листа ожидания, учет донорской активности. Он должен разработать и внедрить эффективные критерии распределения донорских органов.
Региональное отделение должно через центральный орган осуществлять финансирование работ по организации донорства органов в регионе. Обеспечивать донорскими органами госпитали, где проводятся операции по пересадке. Принимать на работу координаторов и хирургов. Вести лист ожидания. Организовать работы по эксплантации (изъятию) органов.
В госпитальном звене медики должны выявлять доноров, проводить диагностику смерти мозга, вести учет смертности.


- И когда же в этой схеме начинается собственно трансплантационная программа?

- Программа начинается в стационаре, оказывающем экстренную нейро-, и неврологическую помощь. Стартовой точкой является появление признаков того, что мозг у предполагаемого донора умер. Мозг руководит всем в нашем организме. Смерть мозга – это некроз, распад ткани. Смерть мозга означает смерть человека. Пациенту сначала проводится процедура доказательства смерти мозга.


- Как она проводится? Насчет смерти мозга ходит немало мифов?


- Есть закон, который прописывает эту процедуру. Она непроста и занимает от 6 до 24 часов. Используется УЗИ, другие методы. Решение принимается коллегиально – врачом, заведующим реанимацией, начальником медицинской части больницы.
- И что дальше?


- После того как диагностирована смерть мозга, наступает самый драматичный момент: врач может или выключить аппарат, или позвать трансплантологов. И ничто не обязывает анестезиолога-реаниматолога, как это принято в большинстве стран мира, снять трубку и позвонить в донорский центр. И если врач все-таки поднял трубку, то потом бригада медиков искусственно поддерживает работу сердца, легких, органов, кровообращение в сосудах, тело умершего согревают, заполняют растворами. Нужно продолжать искусственно поддерживать жизнь в его органах и системах. Такие способы есть, но они довольно затратны. Суть трансплантации в том, чтобы орган не только был успешно пересажен, но и хорошо функционировал в течение длительного времени. И здесь очень важна работа с донором. Если она проведена плохо, пересадка может быть неудачной и реципиент погибнет.

- Как строится эта работа в нашем городе?

- В Петербурге действует программа Комитета по здравоохранению, позволяющая осуществлять пересадки печени, почек и сердца в нашем городе. Издано распоряжение Комитета, которое обязывает главврачей стационаров организовать работу по донорству. Существует городской центр донорства, базирующийся в НИИ скорой помощи.
Мы функционально связаны с городскими стационарами, оказывающими экстренную травматологическую и неврологическую помощь. У нас есть машина, оборудование, хирурги. Если нас вызывает стационар, мы выезжаем и осуществляем комплекс мероприятий, чтобы получить донорские органы.
Для развития этой области медицины надо разделить трансплантологию и донорство.


Врачи еще не приняли трансплантологию к сердцу

-Зачем? Поясните, пожалуйста, доходчиво для читателей.


- Если трансплантация проводится в трансплантационных центрах, то донорство – во всех государственных учреждениях, входящих в систему оказания экстренной помощи. Поэтому работу с донором осуществляют не трансплантологи, а реаниматологи-анестезиологи в стационаре.
Трансплантологией непосредственно занимаются в операционной хирурги, а потом нефрологи, эндокринологи, кардиологи.
Донорство проходит на поле реанимационных отделений. И здесь трудятся координаторы, неврологи, анестезиологи-реаниматоры, судебные медэксперты, администраторы. Как видим, это разные виды деятельности, нужны и разные виды оплаты.


- Мы уже поняли, что пациенты не готовы принять к сердцу трансплантацию сердца. Извините за тавтологию, но она здесь к месту. А как к трансплантологии относятся врачи?


-Мы проводили анкетирование неврологов, анестезиологов-реаниматоров, медсестер по вопросам трансплантации. И что же выяснилось? Многие опрошенные плохо знают закон о трансплантологии, не могут назвать признаки смерти мозга. Немногие сами участвовали в трансплантации. Более того, чуть ли не треть неврологов считают, что трансплантация вообще невозможна из-за юридической незащищенности. Немалое количество опрошенных не принимают трансплантацию по религиозным и моральным принципам.


- Ну вот! А вы на общественность киваете, а медики туда же! Как же можно повернуть наше здравоохранение лицом к трансплантологии?


- Путей несколько. Сейчас готовится новый закон о трансплантации, и он будет направлен на то, чтобы обязывать стационары работать по донорству. Если стационар не участвует в донорских программах, это означает неоказание помощи тем больным, которые нуждаются в экстренной помощи – пересадке донорских органов. На Западе к больнице применяются санкции, вплоть до отзыва лицензии, если погибший человек, который мог бы стать донором, им не становится. У нас имеется закон, изданы приказы о том, что надо повышать уровень работы по донорству, но не нет системы эффективного исполнения этих нормативных актов. Нет финансовых механизмов для компенсации расходов стационаров для участия в этих программах. Необходимо, чтобы система донорства была инкорпорирована в систему здравоохранения, как например, скорая помощь. Необходимо, чтобы каждый из врачей понимал, что работа с донором также важна, как, например, оказание помощи при инфаркте миокарда, или, при выполнении экстренной операции. Участвуя в донорстве, врачи оказывают помощь невидимым им пациентам с терминальной недостаточностью органов, когда помочь может только пересадка.


- Ну, а кроме закона с контрольными функциями?


- Могу с гордостью сказать, что в нашем городе впервые в России разработаны принципы трансплантационной координации, становится все больше и большие врачей, желающих работать в этой области медицины, наш опыт повторяется в Новосибирске, Екатеринбурге и других городах. С 2006 года под эгидой комитета по здравоохранению Петербурга дважды в год проводятся школы Ассоциации трансплантационных координаторов. Большинство слушателей составляют анестезиологи-реаниматологи. Участниками школ стало уже более 200 человек. И они работают на любви к делу и энтузиазме. Но пока на общественных началах.
В пяти петербургских стационарах организованы круглосуточные посты координаторов донорства. Круглосуточно бригада специалистов - хирургов и иммунологов дежурит и в нашем Центре. Наши сотрудники занимаются и плодотворной научной работой, мы участвуем и в международных конференциях, перенимаем опыт ведущих клиник Европы. Активно служат нашему делу и молодые врачи. Молодой хирург, кандидат медицинских наук Андрей Скворцов за свои научные разработки получил молодежную премию Правительства Петербурга.
- Желаем вам успехов! Будем надеяться, что скоро мы поднимемся с конца мирового рейтинга! Мы, пациенты очень в этом заинтересованы.
Подготовила Татьяна Зазорина
Проект реализован на средства гранта Санкт-Петербурга

Шаталов хочет убивать 100-150 детей ради пересадок органов?
Мило.

ВНИМАНИЮ ВСЕХ. С 21 НОЯБРЯ 2011 ЗАКОНОМ ЗАКРЕПЛЕНА ПРЕЗУМПЦИЯ ДОНОРСТВА.
http://detirf.org/news/373/

Основные тезисы трансплантологии в России сейчас:
1) органы снимаются ТОЛЬКО с живых людей — при наличии дыхания (или ИВЛ) и сердцебиения, т.к.некротизированные органы и ткани непригодны для трансплантации.
2) то, что ранее диагностировалось как КОМА III или IV степени сейчас, уже по закону, диагностируется как смерть (мозга — а значит и человека), жизнь человека поддерживается аппаратами исключительно до приезда трансплантологов, которые приезжают довольно быстро.
3) официально органы снимаются только с граждан РФ.
4) решение об изъятии органов принимают три человека: трансплантолог, реаниматолог, судебный эксперт — руководствуясь «показаниями приборов», а точнее — их интерпретацией, зависящей от человеческого фактора, и нуждой в органах.
5) трансплантологические службы курируют больницы на предмет поиска доноров.

ЧТО ДЕЛАТЬ? Изъятие органов и (или) тканей у человека в коме (по новому закону — трупа) не допускается, если учреждения здравоохранения на момент изъятия поставлено в известность о том, что при жизни (!) данное лицо либо его законный представитель (для детей — родители или органы опеки) заявили о своем несогласии на изъятие органов и (или) тканей после диагностирования смерти (а в реальности — отсутствия активности головного мозга в течение 30 минут) для трансплантации реципиенту.
Поскольку родственников людей в коме III или IV степени степени не информируют о том, что их близкого человека будут потрошить на органы. (Слово «потрошить» — из обихода трансплантологов.):
Единственным вариантом избежать потрошения является нотариально заверенное несогласие на изъятие органов и (или) тканей, написанное самим человеком (потенциальным донором) еще в сознании. Этот документ родственники должны успеть принести в больницу в течение часа после госпитализации в реанимацию, т.к. диагностирование «смерти» мозга занимает по времени примерно 30-40 минут. Трансплантологи по звонку приезжают быстро,
Нотариально заверенную копию несогласия необходимо также возить с собой непосредственно с документами, удостоверяющими личность. Несогласие на изъятие органов можно дополнить также своим волеизъявлением о том, чтобы в экстренном случае ваших детей не «разбирали на запчасти“, а оставили им жизнь.

Выдержки из определения Конституционного Суда РФ: “… оспариваемая статья, содержащая формулу презумпции согласия на изъятие в целях трансплантации органов, сама по себе не является неясной или неопределенной, а потому не может рассматриваться как нарушающая конституционные права граждан. Вместе с тем — в целях соблюдения баланса прав и законных интересов доноров и реципиентов — вопросы, связанные с реализацией гражданином либо его близкими родственниками или законными представителями права заявить письменно или устно о несогласии на изъятие… , требуют более детальной регламентации, а механизмы информирования граждан о действующем правовом регулировании — развития и совершенствования. Однако разрешение подобных вопросов, как связанных с осуществлением дополнительного правового регулирования, является прерогативой законодателя»; «Презумпция согласия базируется, с одной стороны, на признании не гуманным задавать родственникам практически одновременно с сообщением о смерти близкого человека, либо непосредственно перед операцией или иными мероприятиями лечебного характера, вопрос об изъятии его органов (тканей), а с другой стороны — на обоснованном фактическим состоянием медицины, что … невозможно обеспечить выяснение воли указанных лиц после кончины человека в сроки, обеспечивающие сохранность трансплантата».

«презумпция согласия» (торговля людьми без их воли), по которой изъятию органов может препятствовать только ВОЗРАЖЕНИЕ, высказанное донором в сознании, действует в т.н. «цивилизованных» странах, живущих по принципам «общества потребителя»: Австрии, Бельгии, Венгрии, Дании, Италии, Испании, Латвии, Швеции, Чехии, Польше и др.

Теперь и в нашей стране легализованы принципы рабства, работорговли и легализации институтов сходных с рабством по следующим основаниям: определение понятия рабства дано в «КОНВЕНЦИИ ОТНОСИТЕЛЬНО РАБСТВА“, подписанной в Женеве 25 сентября 1926 г., с изменениями от 7 декабря 1953 г.»
«… Рабство есть состояние или положение человека, над которым осуществляются атрибуты права собственности или некоторые из них… «

При нынешнем состоянии нравственно-этических норм ,нам до трансплантации сердца ,особенно детской, далеко! Но,зачем Минздрав отправляет наших детей за этим за рубеж? При этом через сомнительных посредников,что делает эту операцию золотой? (читай комментарии волонтёров) http://www.nkozakon.ru/materials/291/. Спасти жизнь одного ребёнка за счёт нескольких? Если необходимо ежегодно делать трансплантацию 100-150 детям,как можно допускать перерасход бюджетных средств предназначенных на эти цели? http://pneverov.livejournal.com/197259.html Если мы и дальше будем эту тему замалчивать,то как же наши хирурги будут специализироваться по трансплантации сердца! Как страшно,когда тебе не доверяют,особенно если ты врач!

Написать комментарий:

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись






Читать дальше
Читать дальше

Самое читаемое

Самое обсуждаемое

Читать все отзывы
Как вы принимаете антибиотики?

Все опросы



Нашли ошибку?

captcha Обновить картинку
×