Кому выгоден запрет в России иностранного медоборудования

10:49, 04.04.2014 / Верcия для печати / 1 комментарий

Подготовленный Минпромторгом документ о запрете на импорт отдельных видов медицинского оборудования всполошил и врачей, и пациентов. Сторонники проекта твердят о национальной безопасности, хотя на самом деле это история о борьбе российских лоббистов за долю рынка — они грамотно используют политический момент.

Кому выгоден запрет в России иностранного медоборудования
Фото: фото с zdrav.spb.ru
В марте Минпромторг предложил для общественного обсуждения проект постановления правительства «Об установлении запрета на допуск отдельных видов медицинских изделий, происходящих из иностранных государств, к госзакупкам». Если бы постановление было принято в том виде, в котором оно увидело свет, российским государственным медучреждениям запретили бы покупать медицинское оборудование определенных видов, которое произведено где-либо, кроме России, Белоруссии и Казахстана. Запрет коснется перечня из 66 наименований — в него вошли компьютерные томографы, рентгенодиагностические комплексы, наборы микрохирургических инструментов для коронарной и сосудистой хирургии, наборы стоматологических инструментов для установки зубных имплантов, дефибрилляторы, а также расходные материалы (шприцы, салфетки).
 
Многим документ кажется абсурдным настолько, что вероятность его принятия даже не рассматривается всерьез. По данным ГК «Бюро», в 2012 году доля импортной медтехники в России превысила 80%. То есть доля российского производства крайне невелика, чтобы всерьез говорить о полном импортозамещении. Однако проект рассматривает не весь объем закупок, а только около 10%, где есть отечественные аналоги. Тем не менее и этой десятой доли достаточно, чтобы увидеть в проекте массу подводных камней, пишет РИА АМИ со ссылкой на «КоммерсантЪ».
 
 
Законодательно ограничить импорт медтехники в целях защиты внутреннего производителя — давняя навязчивая идея Минпромторга. Продвигать свою инициативу Минпромторг начал еще в конце 2012 года. Был подготовлен первый проект примерно такого же постановления, запрещающего доступ к торгам для иностранных производителей и требующего локализации производства. Перечня медоборудования, на которое распространяется ограничение, в проекте не было. Спустя месяц, в начале 2013 года, состоялся экспертный совет в ФАС, на котором заинтересованные стороны обсуждали проект. Тогда ФАС раскритиковала документ, так как посчитала, что он ограничивает конкуренцию, и проект отправили на доработку.
 
Однако в июле 2013 года проект постановления всплыл вновь. Перечня изделий, подпадающих под запрет, в нем по-прежнему не было. На этот раз проект не обрило Минэкономики, сформулировав основные претензии так: непрозрачность формирования перечня запрещенных изделий, чересчур короткие сроки, установленные для локализации зарубежных производств, некомпетентность Минпромторга в вопросах здравоохранения. Против законопроекта высказался и Минздрав, пишет издание. По сведениям экспертов, в течение нескольких месяцев никаких публичных обсуждений документа больше не проводилось, однако в марте 2014 года инициатива Минпромторга снова увидела свет. 
 
Снижение качества, повышение цен, картельные договоренности монополиста, снижение уровня сервиса — со всем этим может теперь столкнуться медицина, предупреждает Imeda. «Объемы локального производства пока не могут в полной мере удовлетворить спрос на высокотехнологичное оборудование»,— говорит старший вице-президент, глава Philips «Здравоохранение» в России и СНГ Арман Воскерчян. Российские же производители считают эти претензии необоснованными и само постановление бурно поддерживают.
 
«Проблему для лечебных учреждений представляет все возрастающий объем импортного оборудования низкого качества по демпинговым ценам, без сервисной поддержки, поставляемый неизвестными поставщиками,— возмущается представитель ЗАО «Медицинские технологии Лтд» в официальном комментарии.— Хоть среди этих медизделий (имеются в виду включенные в перечень Минпромторга.— "Деньги") проблема некачественных МИ, поступающих из-за рубежа, будет решена. Такова идея и смысл постановления».
 
 
Правда, Елена Чиркова, генеральный директор компании BD, которая занимается производством расходных материалов, например шприцов, игл, катетеров, утверждает, что «российские аналоги» по многим пунктам — это на самом деле низкокачественная китайская продукция.
 
Упреки в низком качестве российского медоборудования в «Медицинских технологиях» отвергают: «В постановлении прописаны специальные дополнительные требования по качеству, которым должны соответствовать российские МИ, подпадающие под постановление. Главное — такие МИ должны производиться на российских предприятиях, на которых внедрена международная система менеджмента качества».
 
В «Медицинских технологиях», кроме того, уверены, что ограничения конкуренции не произойдет, поскольку в перечень были включены только те медизделия, по которым существует не менее двух аналогов. Однако в самом документе о таком критерии отбора ничего не говорится. И если сопоставить перечень из проекта и общий перечень медицинского оборудования, которое делают в России, составленный тем же Минпромторгом, выяснится, что по некоторым пунктам российский аналог — единственный. Например, это справедливо для ангиографов и инкубаторов интенсивной терапии для новорожденных.
 
Как сообщили в пресс-службе НИПК «Электрон», единственного производителя ангиографов в стране (по данным Минпромторга), сегодняшняя загрузка мощностей компании не превышает 30%, «что говорит о том, что мы способны обеспечить как существующий, так и потенциальный спрос».
 
Удовлетворять спрос российского рынка можно будет также за счет медоборудования Белоруссии и Казахстана. Однако, как рассказал специалист отдела маркетинга белорусской компании «Медин» Олег Долгопят, в Белоруссии производят в основном медицинскую мебель и простые медизделия. Почти все диагностическое оборудование, рентгены и прочие технологичные приборы страна импортирует из Германии, США, Японии и Южной Кореи. Единственная мера поддержки отечественного производителя в стране, по словам Долгопята,— это ценовая преференция в 15-25%. То есть в конкурсе на получение госзаказа белорусская компания выиграет, даже если ее цена будет на 15-25% выше, чем у иностранного производителя.
 
Российские компании читают, что после принятия постановления в России появятся  дополнительные условия для развития новых инновационных партнерств западных и отечественных компаний, для локализации производства в России, однако их зарубежные коллеги считают, что после введения таких запретительных мер желающих локализовать производство в России станет еще меньше.
Рубрики: Медицинская власть

1 комментарий Оставить комментарий

Правда, Елена Чиркова, генеральный директор компании BD, которая занимается производством расходных материалов, например шприцов, игл, катетеров, утверждает, что «российские аналоги» по многим пунктам — это на самом деле низкокачественная китайская продукция.
Обманывает дама!!!!! Неправда!!!! Есть хорошая качественная и по низкой цене отечественная продукция. А продукция компании, которую представляет эта дама, ОООООчень дорогая и не всегда высокого качества, что не умаляет продукцию БиДи. У БиДи есть эксклюзивы, того, что не делается в России. Вот пусть ею и торгуют, но БиДи этого мало!
Они ещё и делают такие громкие заявления. Понятно с чьей руки кормиться эта Чиркина-Чиркова.

Написать комментарий:

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.




Читать дальше
Читать дальше

Самое читаемое

Самое обсуждаемое

Читать все отзывы
Получали ли вы налоговые вычеты за оплату лечения или лекарств?

Все опросы




Нашли ошибку?

×