Питерских малышей лошади учат ходить, говорить и улыбаться

13:06, 27.07.2011 / Верcия для печати / 0 комментариев

«Лошадка, привет!» - кричат трехлетние дети, бесстрашно подходят к лошади и гладят ее по морде, держат за гриву и оспаривают друг у друга право первыми покататься на ней. Лошадь по имени Зося спокойно относится к такому обращению, она привыкла к своим маленьким клиентам и прощает им их непосредственность. Ведь эти дети из Дома ребенка № 13 с людьми редко бывают так же открыты, как с ней.

Питерских малышей лошади учат ходить, говорить и улыбаться
Фото: фото с clip.dn.ua

Груднички-наездники

Малыши из Дома ребенка уже не первый раз катаются на лошади – город выделил небольшой грант, чтобы дети, оставшиеся без родителей, смогли посидеть в седле. Это не праздное развлечение и не баловство – иппотерапия (лечение с помощью пассивной верховой езды) показана многим детям с самыми различными диагнозами.

- К нам приводят совершенно разных детей, - рассказывает волонтер общественной организации «Аккорд» Антонина Цымбал. – Есть детки с проблемами в опорно-двигательной системе, например, с ДЦП, иппотерапия очень полезна для тех, у кого отставание умственного или речевого развития, для детей с психическими заболеваниями, с болезнью Дауна… Каждому общение с лошадью дает что-то свое. У ребят из детских домов как раз очень часто бывает задержка развития – ими не так активно занимаются, как домашними детьми, поэтому они позже начинают ползать, ходить и говорить. А буквально за несколько занятий на лошади малыши догоняют своих сверстников! Чем младше ребенок, тем быстрее эффект. Наблюдать за этим чудом удивительно. Например, самому маленькому нашему наезднику было всего лишь три с половиной месяца! В таком возрасте дети умеют разве что головку держать. Родители принесли грудничка, потому что у него была задержка моторного развития. Я садилась на лошадь задом наперед, клала ребеночка то на спинку, то на живот, сгибала и разгибала его ручки и ножки… Движения животного создают определенную вибрацию, малышу автоматически приходится удерживать свое тело на двигающейся в трех плоскостях поверхности, теплый круп лошади (на два градуса теплее человеческого тела) разогревает и массажирует… В итоге за 15 занятий малыш не только догнал, но и перегнал своих сверстников.

Скакуны с материнским инстинктом

Не любая лошадь подходит для иппотерапии.

- Нужна невысокая лошадка с равномерным шагом, - объясняет Антонина. – Желательно, чтобы у нее не выпирал позвоночник – тогда детям будет удобно на ней сидеть и лежать. И характер должен быть очень спокойный, уравновешенный – лошадь должна любить детей, спокойно относиться к двусторонней страховке, к игрушкам… Наши лошади – не флегматичные, от таких как раз эффект снижается. С обычным ездоком наши Ночка или Зося вполне могут показать норов – брыкаться, капризничать. Но за много лет они ни разу не позволили себе такого с детьми. У них очень развит материнский инстинкт.

Лошадь Зося уже с первого взгляда привлекает детей. Даже самый стеснительный в общении малыш на лошади преображается: и мальчики, и девочки расспрашивают, чем лошадка питается, что она любит, а что – нет, без страха садятся в седло и кричат: «Поехали!». Кто-то на втором круге катания начинает петь песни, рассказывать о себе, чем сильно удивляет своих воспитателей – обычно от детей чужим людям сложно добиться таких полных ответов.

- У нас был ребенок с ДЦП, - рассказывает Антонина. – Он почти ничего не говорил, кроме «да» или «нет». А после нескольких занятий оказалось, что, сидя на лошади, он активно общается с идущим рядом инструктором, произнося такие сложные слова, как «рыба».

Вообще, занятие иппотерапией сложно спутать с обычным «катанием на лошадках». Обязательны два страхующих – они держатся за седло с двух сторон, коновод ведет лошадь за повод, а инструктор в это время идет рядом с ребенком и занимается с ним – придумывает разные позы катания, кидает всаднику мячики, помогает закалывать гриву лошади прищепками. Как правило, всю работу делают волонтеры.

- Мы берем к себе и детских педагогов, и психологов, и специалистов по лечебной физкультуре, - объясняет директор школы иппотерапии Наталья Сладкова. – Ведь нигде не учат "на иппотерапевта", поэтому нашим волонтерам приходится разбираться и учиться работать с детьми, с лошадьми… Вообще, это тяжелая работа, все время на ногах, огромная ответственность, занятия круглый год в любую погоду. Иногда к нам приводят очень тяжелых детей, работать с ними – моральная нагрузка, ведь никакая лошадь не излечит ребенка от генетической болезни. Я занимаюсь иппотерапией уже 10 лет, сколько раз слышала от знакомых и родных: «Зачем ты тратишь на это свои силы и все свое время, мотаешься по конюшням, ведь никакой прибыли это не приносит и никогда не принесет?» Иногда я сама не понимаю молодых людей, которые, несмотря ни на что, остаются у нас работать. Видимо, дело в том, что наши клиенты – и взрослые, и дети, как правило, невероятно счастливы, сидя на коне. И ты заряжаешься этой искренней радостью, такого не купишь ни за какие деньги… У нас была девочка-подросток, в инвалидной коляске. Диагноз все тот же – ДЦП. Она несколько раз пыталась покончить жизнь самоубийством – не видела смысла в таком существовании… Родители привели ее к нам – лечить от депрессии. И то, что не удавалось психологам, получилось у лошади: девочка снова стала проявлять интерес к жизни, стала ездить на специальные экскурсии для инвалидов, депрессия прошла. К нам она больше не приходит – пациент всегда забывает своего врача, если выздоравливает.

Конь заменил ноги

У каждого «иппотерапевта» есть своя копилка счастливых мгновений, в которую он собирает все достижения своих клиентов.

- К нам приходят дети и родители, до смерти уставшие от врачей, от процедур, от больниц, - говорит Наталья Сладкова. – Многие родители привыкли к тому, что их ребенок «ущербный», его надо всю жизнь «исправлять». Поэтому в нашем деле важна психология успеха. Каждое занятие – обязательно победа, пусть небольшая. Ведь человек на коне – он всегда победитель, а для детей это чувство особенно важно. Они вдруг меняют точку зрения на мир, оказываются выше всех взрослых.

Для человека с ДЦП серьезной победой может стать то, что для обычного человека – естественно.

- Я занималась с 16-летнем парнем, который не мог даже держать голову, - говорит Антонина. – Я сама не поверила, когда через 4 месяца занятий он вдруг научился держаться прямо! Для больного ДЦП – это огромный шаг вперед.

- Езда на лошади «включает» у человека те мышцы, которые отвечают за ходьбу, - объясняет Наталья Сладкова. – Тем, кто в силу различных болезней всю жизнь проводит в инвалидной коляске, эти движения вообще не знакомы. У меня до сих пор мурашки по коже, когда я вспоминаю один случай. Немолодой мужчина с ампутированными в результате несчастного случая ногами оказался как-то у нас. Мы предложили ему сесть на лошадь. Сначала он не хотел, он довольно грузный, а ноги ампутированы полностью. Но мы его уговорили, подсадили, укрепили на лошади, и он поехал. И вдруг взрослый человек зарыдал и крикнул: «Я иду!». Спустя много лет после аварии он впервые вспомнил это чувство благодаря лошади.

Лучший друг для аутиста

Для аутистов общение с лошадьми становится первым шагом на пути к общению с другими людьми.

- Чтобы подвести такого ребенка к лошади, надо несколько занятий, - говорит Антонина. – Они не хотят гладить лошадь, кормить ее, часто даже подходить к ней. Потом, когда все-таки соглашаются сесть на коня, потихоньку начинают разглядывать краем глаза сверху вниз и нас, инструкторов. (Аутисты никогда не смотрят другим в глаза и не отвечают на вопросы. – Прим. авт.) Потом соглашаются взять игрушки из рук. Потом соглашаются поиграть в ладушки, то есть появляется желание телесного контакта не только с лошадью, но и с людьми. Для ребенка с такой болезнью это уже огромное достижение. Родители сами иногда не узнают своего ребенка. У нас занимался юноша с умственным расстройством, родители возили его на метро. Сам он в метро не ориентировался, не различал станций. А тут вдруг, когда громкоговоритель объявил станцию «Нарвская» (где находится конюшня), парень встал и вышел. Запомнил дорогу к лошадям.

Сама Антонина – медицинский психолог, учится в аспирантуре. На конюшне со своими пациентами она проводит практически 24 часа в сутки, почти ничего за это не получая.

- Конечно, хочется зарабатывать, - рассказывает она. – Но здесь я вижу счастливых детей и эффект от занятий, который никогда бы не увидела, встречаясь с детьми в кабинете. Чувствуешь такую отдачу, когда неразговаривающий ребенок произносит первое слово, и слово это - «и-го-го»!

Источник: Любовь Румянцева, mk-piter.ru

Рубрики: Альтернативная медицина, Педиатрия

Нет комментариев Оставить комментарий

Ещё нет комментариев

Написать комментарий:

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись






Читать дальше
Читать дальше

Самое читаемое

Самое обсуждаемое

Читать все отзывы
Как вы принимаете антибиотики?

Все опросы



Нашли ошибку?

×