Адвокат: Уголовную ответственность для врачей надо сохранить

09:56, 08.08.2018 / Верcия для печати / 0 комментариев

Следственный комитет РФ, НМП и другие общественные организации обсуждают, какой должна быть ответственность врача за допущенные медицинские ошибки и должна ли быть вообще. Известный петербургский адвокат Кира Астахова уверена: действующую систему уголовной и административной ответственности менять не следует. И приводит аргументы в ее защиту:

Адвокат: Уголовную ответственность для врачей надо сохранить
Фото: Freepik

- Напомню, глава Национальной медицинской палаты Леонид Рошаль призвал вывести определение ответственности врача за медицинские ошибки из компетенции следственных органов, прокуратуры и суда. По мнению доктора Рошаля, в случае возникновения конфликта с пациентом, ответственность врача и его право на продолжение профессиональной деятельности должны определяться самими врачами, читай: самоуправляющимися медицинскими организациями. По сути доктор Рошаль предлагает отменить государственный контроль врачебной деятельности и заменить его корпоративным. При этом адвокаты по медицинским делам, выступающие на стороне пострадавших пациентов, бездоказательно обвинены в чрезмерной агрессии и желании обогатиться за счет врачей и медицинских учреждений.

Читайте также: Леонид Рошаль рассказал о последней версии новой статьи в УК для медиков

В итоге развернулась дискуссия о состоятельности собственно уголовной и гражданской ответственности медицинских работников за ошибки, приводящие к тяжелым последствиям для пациентов.

На основании немалого опыта работы в качестве адвоката по медицинским делам скажу, что с точки зрения правовых норм ответственность врачей в стране сейчас обеспечена.  Разумеется, при условии добросовестного применения установленных правовых норм всеми сторонами спора по делу о некачественном оказании медицинской помощи. Но это уже не проблема права, а проблема состояния нравственности и морали в стране вообще, и в сфере здравоохранения в частности.

Без суда — и ни туда и ни сюда

За нарушение установленных правил и стандартов врач может быть привлечен к дисциплинарной ответственности руководством медицинского учреждения, а по решению суда - привлечен к гражданской или уголовной ответственности. Предложение доктора Рошаля об отстранении органов государственной власти от участия в оценке ответственности врача за допущенные ошибки под предлогом, что такие оценки весьма сложны и их могут дать только сами врачи, на мой взгляд, неприемлемо.

Во-первых, в судебной практике оценка ответственности врача и так обязательно базируется на заключении только медицинских специалистов и экспертов. Врачи и сейчас никак не отстранены от таких оценок и, более того, выступая в суде в качестве специалистов и экспертов, несут уголовную ответственность за их достоверность и объективность. (Решению суда о привлечении к уголовной ответственности конкретного врача или к гражданской ответственности медицинского учреждения обязательно предшествует судебно-медицинская экспертиза, выполняемая только в специализированных экспертных организациях. Экспертизу в них проводят только имеющие медицинское образование.)

Во-вторых, оценка действия или бездействия врача в конкретной конфликтной ситуации часто требует специальных исследований, для выполнения которых врачебное сообщество просто не имеет сил, средств и времени. Соответствующими возможностями располагают только экспертные организации, следственные органы, прокуратура, суд, наконец. Поэтому обеспечить всесторонне обоснованную оценку деятельности врача самоуправляющиеся организации никак не смогут.

В-третьих, решение самоуправляющейся общественной организации, например, Национальной медицинской палаты, по любому конкретному делу о врачебной ошибке вполне возможно и сейчас. Решение в пользу врача, действия которого оспариваются, будет, конечно, признано этим врачом. В случае если решение будет не пользу врача, он скорее всего, обратится опять-таки в суд, требуя пересмотреть нежелательное ему решение. Все вернется на круги своя. Получается, что без суда и не туда и не сюда.

То есть предложение доктора Рошаля при, несомненно, самых добрых намерениях, объективно направлено против достаточно продуманной в стране системы правил разрешения медицинских споров. Реализация этого предложения может обернуться и против самих врачей. Так кардинально менять установившиеся правила нет необходимости.

Когда ошибку прикрывают подлогом

Врач, разумеется, может ошибиться, особенно в экстраординарных ситуациях. Тем более, что на планете нет более сложного явления, чем человек, а многие болезни еще не совсем понятны и мало изучены, и многие методы лечения еще только отрабатываются. Но когда медицинская ошибка, да еще с тяжелейшими последствиями возникает вследствие некомпетентности врача или пренебрежения им уже давно отработанными методами и приемами лечения, естественно, возникает вопрос о персональной ответственности.

Читайте также: Петербурженка умерла оттого, что врачи не отличили межреберную невралгию от пневмонии

В ситуации исследования медицинской ошибки раскрывается не только компетенция врача, но и его моральный облик. К сожалению, по части морали во врачебном сообществе накопились немалые проблемы, о которых доктор Рошаль, рассматривая организацию ответственности, ничего не сказал. Между тем, в половине дел, которые я веду, приходится сталкиваться с подделкой (подлогом) медицинских документов, чтобы нивелировать последствия допущенных ошибок.

Приведу примеры бесчестного поведения  врачей, вскрытого в моей адвокатской  практике.

Случай первый. У женщины «пропустили» замершую беременность на последнем сроке. В то время как плод находился уже в стадии интенсивного разложения, врачи говорили, что с ребенком все хорошо. Женщина была госпитализирована в срочном порядке в роддом под угрозой сепсиса, где было проведено экстренное родоразрешение. В суде клиника представила оригиналы медицинских документов, они оказались подложными (фальсифицированными). При оценке оригиналов мы обнаружили визуальные признаки подделки результатов анализов. Сделали соответствующий запрос в лабораторию - он показал, что таких анализов лаборатория не проводила. Подложные документы из гражданского дела изымались в два этапа.

Случай второй. Рожденный в состоянии неонатальной комы ребенок умер на первом году жизни. По итогам досудебной проверки с участием ведущих российских экспертов мы сделали вывод, что трагедия произошла по вине врачей роддома. Ребенок был механически травмирован, и у него произошла аспирация. Чтобы удостовериться в том, что была допущена ошибка, мы еще до суда запросили заверенные копии трех историй болезни пациентки из одного медицинского учреждения. Именно три истории болезни, в связи с тремя госпитализациями в разные отделения одной и той же больницы. Проверка с участием нескольких судебно-медицинских экспертов заняла почти год. Мы пришли к выводу, что медицинская ошибка допущена.

Медицинские работники забыли о том, что ранее выдали истице заверенные копии медицинских документов и представили в суд «оригиналы» историй болезней.  В переписанных оригиналах изменена хронология событий, вписаны отсутствующие в ранее заверенной копии осмотры врачей, внесено проведение дополнительных медицинских манипуляций, изменены фактические данные. Причем, фальсифицируя документ, запутались настолько, что подложность документов выявляется даже при сопоставлении оригиналов историй болезни. В одну историю болезни попал первоначальный выписной эпикриз из заверенной копии, а в другую –  выписной эпикриз из уже переписанного оригинала. Третья же история болезни переписана до такой степени, что оригинал просто не поддается сопоставлению с первоначально выданной пациентке заверенной копией той же истории болезни. И вот эти подложные документы, представленные врачами, должны были уйти на судебно-медицинскую экспертизу, если бы подлог не был обнаружен.  

Похожих примеров много. И можно ли передавать в такие медицинские учреждения право самостоятельно оценивать действия врача по судебным спорам? Коллективы некоторых медицинских учреждений вообще не показывают способности к лучшей организации, самокритике и самоочищению от некомпетентных и безответственных медицинских работников. Профессиональная культура в них не только не повышается, но и, как видно из приведенных примеров, деградирует. Сталкиваясь с фактами циничных подлогов, равнодушием врачей к жертвам своей некомпетентной  работы, я всякий раз сожалею, что в нашей стране нет практики персонального лицензирования врачей. За подлог медицинских документов лицензию на ведение медицинской деятельности можно было бы отбирать. Причем пожизненно.

Чтобы оценить ошибку, нужна здоровая экспертиза качества
Как при исследовании конфликтов пациентов с врачами защитить интересы и тех, и других? Как избежать несправедливой правовой оценки медицинских ошибок? В надежде  решить эти проблемы нельзя уповать только на стратегические факторы улучшения положения дел в медицине: увеличение финансирования, повышение заработной платы медицинских работников, техническая модернизация учреждений, совершенствование обучения и воспитания в медицинских вузах, освоение врачами лучшего зарубежного опыта и так далее.

Есть и сравнительно быстро действующие средства. Среди них - улучшение качества независимой медицинской экспертизы, поскольку судебное решение в норме основывается именно на нем. Сегодня к качеству экспертных заключений много вопросов.
Во-первых, в перечне экспертных организаций, заключения которых принимают суды, есть учреждения не совсем открытые и понятные. Качество экспертиз из таких учреждений неприятно удивляет.

Во-вторых, экспертные организации, как правило, привлекают сторонних экспертов из местных медицинских учреждений. Нередко эти медицинские учреждения и работающие в них врачи - ответчики по судебным делам, экспертизы для которых ими же и выполняются. Проблема аффилированных лиц, выступающих одновременно в статусе врачей медицинских учреждений и статусе врачей экспертных учреждений, существует. Её нерешенность оказывает самое сильное влияние на объективность экспертных заключений. На мой взгляд, даже большее, чем коррупция.  

В-третьих, экспертные учреждения до появления потока массовых судебных исков по медицинским ошибкам, не привлекали к себе пристального внимания соответствующих органов государственной власти. Поэтому здесь распространены факты коррупции,  предвзятого и безответственного выполнения экспертиз.

Быстрое оздоровление системы экспертных учреждений, восстановление и поддержание в них ответственности врачей-специалистов - непременное условие честного и справедливого разрешения в судах многочисленных споров по медицинским ошибкам, благодаря которым и врач, и пациент получают высокую вероятность справедливого судебного решения.

Кира Астахова, адвокат, к.ю.н., член Всемирной ассоциации
медицинского права (WAML), специально для "Доктора Питера"

© Доктор Питер

Рубрики: Ваши права, Общество

Нет комментариев Оставить комментарий

Ещё нет комментариев

Читать дальше
Читать дальше

Самое читаемое

Самое обсуждаемое

Полезная информация

Читать все отзывы



Нашли ошибку?

captcha Обновить картинку
×