Руководитель комздрава Петербурга: Здравоохранение ждут изменения, измерения и прозрачность

09:57, 26.09.2017 / Верcия для печати / 9 комментариев

Новое руководство обещает городской системе здравоохранения большие изменения. Евгений Евдошенко, руководитель комздрава Петербурга объясняет, почему эти изменения необходимы и на чем они будут основаны.

Руководитель комздрава Петербурга: Здравоохранение ждут изменения, измерения и прозрачность
Фото: spbsverdlovka.ru

- Евгений Петрович, несмотря на то, что ваше профессиональное становление проходило в Петербурге, вы долго работали в столице и вас уже связывают с Москвой. Поэтому многие считают, что вас призвали создать систему здравоохранения, аналогичную московской. 

- Создать систему, аналогичную московской, казанской или тамбовской невозможно. У каждой региональной системы здравоохранения есть свои особенности, связанные с численностью населения и его структурой, финансированием, региональной политикой. Поэтому говорить, что мы создадим нечто подобное московскому здравоохранению неправильно, у нас много отличий. Вообще, брать любую, даже очень успешную систему здравоохранения и экстраполировать ее на Петербург некорректно. 

- Вы обещали большие изменение системе здравоохранения Петербурга. Какие?

- Все говорят: «Что-то надо менять». Но каждый подразумевает под изменениями что-то свое: строительство, модернизацию, разрезание ленточек с раздачей наград. А любую проблему надо рассматривать комплексно, поэтому прежде чем приступать к изменениям, нужно четко и ясно понимать, в какой точке системы координат мы находимся.

Есть стратегия социально-экономического развития города, в которой обозначена генеральная цель — стабильное улучшение качества жизни горожан, повышение глобальной конкурентоспособности Петербурга, обеспечение экономического роста и использование результатов инновационно-технологической деятельности. Достичь этого невозможно без человека, а значит, и без медицины. Все участники процесса достижения цели должны понимать, что они не просто гайки закручивают, гайка - часть механизма и без нее этот механизм не будет работать. И рядовой врач, и главный в этом процессе выполняют как бы маленькую задачу, но когда она сольется в одно с другими выполненными маленькими задачами, это приведет к улучшению качества и уровня жизни петербуржцев. Индикатором достижения цели к 2025 году станет продолжительность жизни в 80 лет. Значит, мы должны последовательно работать так, чтобы росла ожидаемая продолжительность жизни, рождаемость, снижалась смертность от новообразований, болезней системы кровообращения. 

Читайте также: В Смольном решили - к 2025 году в Петербурге будет 5, 5 млн человек

- Но как может только система здравоохранения отвечать за продолжительность жизни населения? 

- Кроме смертности и рождаемости, никакие другие факторы повлиять на нее не могут. Для нас речь идет о летальности в общей структуре смертности - повлиять на летальность здравоохранение может.
Мы должны определить приоритеты в соответствии со стратегией социально-экономического развития до 2030 года. Активное участие в этом процессе будут принимать медицинские организации. Да, сегодня есть план мероприятий. Но если врачи и руководители системы здравоохранения хотят что-то поменять, нужно выходить с предложениями, четко аргументируя, как то или иное изменение повлияет на достижение поставленных целей. На самом деле инициатив много: хочу построить, перестроить... А это скажется на конкретных людях? Что за этим последует? Ожидаемый результат должен быть очевидным. Иначе нет оснований расходовать государственные деньги. Согласованные с комздравом предложения будут выноситься на обсуждение правительства Петербурга. 

- Каких предложений вы ждете?

- Мы должны разработать дополнительные мероприятия для снижения смертности от основных причин, повышения производительности труда и модернизации системы оплаты труда медицинских работников с учетом эффективного контракта, бережливого производство. Мы должны создать электронное здравоохранение и утвердить объем передачи данных, чтобы совершенствовать систему оказания помощи за счет разработки и внедрения системы мониторинга и оценки медицинских технологий. Это цели правительства Петербурга.

Чтобы их достичь, на уровне комитета по здравоохранению нам нужны изменения, измерения и прозрачность. 

- Мы снова возвращаемся к первому вопросу. Какие это изменения?

- В 2017 году появились новые законодательные требования, которые многое принципиально меняют. В связи  с внедрением информационных технологий в системе здравоохранения по-другому оформляются листки временной нетрудоспособности, появились новые критерии оценки качества, проект «Бережливая поликлиника»... Это федеральные нормативы и мы должны им соответствовать. 

Петербургское здравоохранение находится в той точке, которая требует роста. А состояние медицинских учреждений на сегодня таково, что оно не позволит нам достичь ключевых показателей – целей, поставленных правительством. Моя задача расставить приоритеты и составить план их реализации. А затем – мы будем поэтапно внедрять изменения с учетом мнения медицинских учреждений. То есть изменения будут, но они будут четко увязаны с приоритетами и планами их выполнения. По-другому не получится.

Есть базовые принципы управления, которые я сейчас декларирую. Это прозрачность, пациентоориентированность, бережливое отношение к ресурсам. Для чего эти принципы нужны? Чтобы оценивать работу сотрудников именно на основании этих базовых принципов. Они могут поступать, как считают нужным, но оценивать работу я буду именно так. Потому что вся система управления качеством должна быть пронизана тем, что на первом месте — пациент. И когда мы начнем мыслить в соответствии с этим принципами, мы поменяем систему изнутри.

- Что вы подразумеваете под «измерением»? Что и как вы собираетесь мерить?

- Измерения нужны для понимания — в каком состоянии медицина находится в каждый конкретный момент. Это возможно с электронной системой здравоохранения, с переходом на единый электронный документооборот. Измерению подлежат многие показатели, например, та же летальность в больнице – она фиксируется в очень конкретных цифрах, время  ожидания пациента в поликлинике, или объем обследования пациента. Кроме того, запись на прием к врачу должна вестись в электронном виде, тогда мы поймем, какие действительно очереди в клиниках, какие у них листы ожидания. Направления на исследования и результаты исследования должны передаваться в электронном виде. 
Необходим реальный перевод врачей на эффективный контракт, который показывает цифры, позволяющие объективно оценивать их работу. У каждого сотрудника клиники есть свои функциональные обязанности, но как измерить его вклад в работу клиники? Здесь, конечно есть сложности — нельзя поставить невыполнимые показатели, либо, наоборот, заниженные - в опасении, что слишком высокие не будут выполнены. Мы уже знаем, какие показатели мы будем измерять по ряду направлений. 

– Например?

- Пример: онкологическая служба. Чтобы у пациента в поликлинике заподозрили опухоль, он должен пройти диспансеризацию или обратиться к врачу с жалобой. Какие критерии нужно заложить, чтобы оценить работу врача амбулаторного звена? Это доля пациентов, у которых заподозрено новообразование, и доля реально подтвержденных заболеваний. Сейчас  есть две крайности. Первая - врач на каждое подозрение пишет: «Опухоль под вопросом» и нагружает обследованиями учреждения второго и третьего уровня оказания медицинской помощи, а опухоли не выявляются. Вторая: пациент был на приеме у врача на диспансеризации или на приеме в 2015 году, а в 2016-м у него обнаруживается объемное новообразование III-IV степени. В этих случаях мы говорим, что система нуждается в пересмотре, а врач работает неэффективно. Значит, надо либо направить врача на учебу, либо помочь ему разобраться в проблеме.

Тут возникает необходимость в изменениях, касающихся главных внештатных специалистов. Они отвечают за качество - контрольными функциями их никто нагружать не собирается, но они должны заниматься обучением кадров, повышением их квалификации. 

Читайте также: В Петербурге появился главный специалист по паллиативной медицине

- Как вы будете помогать врачу? 

- Есть клинические рекомендации Минздрава, они по сути носят описательный характер, на уровне Петербурга разработано уже около 60% линейного алгоритма их выполнения в части оказания медицинской помощи пациентам с онкологическими заболеваниями. Это методические рекомендации с объемом обследования по каждому уровню. Например, на первом уровне, врач открывает требуемую страницу в компьютере и видит алгоритм действий в случае, например, подозрения на меланому. Его выполнение – это критерий оценки качества его работы. 

Второй уровень оказания помощи – учреждения, которые обеспечивают максимально быстрое обследование, назначенное врачом первого уровня. А критерии для измерения эффективности его сотрудников — затраченные ресурсы (если пациенту делают 5 раз УЗИ, это неэффективное расходование средств) и время постановки диагноза. Если онкологическое заболевание не обнаружено, это проблема первого уровня. После того, как поставлен диагноз, пациент направляется в специализированный стационар (третий уровень), где его уже не обследуют. Подключаются онколог, хирург, химиотерапевт, радиолог и составляют план лечения, который нельзя разорвать: что-то сделать в одной клинике, что-то — в другой. Последовательность, продолжительность, объем определяют качество лечения, если что-то выпадает или выполняется в другой последовательности конечный результат страдает. Критерии эффективности - внутрибольничная летальность, и выживаемость (1, 3, 5 лет) и качество жизни. Все силы надо бросать на это, а не на то, чтобы прооперировать как можно большее число пациентов или выписать таргетных препаратов.

С одной стороны, электронная система здравоохранения — помощник принятия решения для врача. С другой, это и помощник для мониторинга врачебных назначений. Если по их результатам, скажем, у пациента ничего не обнаружено, для меня, как управленца, важно понять, почему? Где системная ошибка, на каком этапе она допущена? Нет возможности обследовать на определенном оборудовании? Женщина сама не захотела полностью обследоваться? Когда я соберу информацию со всех поликлиник, увижу, что маммограф не загружен, пациент не сообщил подробный анамнез, врач недостаточно общался с пациентом... Появляется конкретная цифра: например, 80% пациентов исчезли из поля зрения поликлиники, а потом они появились в стационаре с 4-й стадией. Мы видим, что можем сделать и что, вообще, зависит в этой ситуации от управления. 

- Что означает продекларированный принцип «прозрачность»?

- В медицине очень сложно все зарегулировать. Есть базовые вещи, которые мы регламентируем, мы приведем их в соответствие с федеральными требованиями, но .... Как мне систему здравоохранения сделать действительно лучшей? Для этого необходимо иметь объективную картину того, что происходит в системе и анализировать ее на основании первичных данных: ОМС, МИС, финансово-хозяйственная деятельность учреждений, кадровый учет. Надо стандартизировать оказание медицинской помощи, централизовать закупки, распределить учреждения по уровням оказания медицинской помощи и разработать маршрутизацию пациентов, создать систему управления качеством оказания медицинской помощи. Тогда картина выстраивается не хаотично, а на основании достоверной информации.

Медицина, как ни одна другая отрасль, развивается стремительно - появляются новые лекарства, новые методики. Как успевать за этими скоростными изменениями? Как комитет по здравоохранению - держатель бюджета отрасли должен их выбирать и принимать решения? Откуда ему знать, что поможет пациенту, а что — нет? Руководствоваться мнением уважаемых людей? Это невозможно, потому что мнения меняются. Мне нужна аналитика, подкрепленная цифрами и фактами. Их невозможно получить без создания электронного здравоохранения.

- Проблема в том, что в той же онкологии второго уровня нет, при выявлении заболевания всех направляют сразу на третий – в специализированный стационар. 

- Сейчас мы работаем над градированием медучреждений по уровням. Нам надо понять, что у нас есть и чего нет, чтобы сказать правительству: нам не хватает, потому что… 

Но на самом деле город уже создал колоссальную инфраструктуру, в которой уже все есть, нужно лишь расставить ориентиры. Поликлиники при подозрении на опухоль будут направлять в ближайший стационар, где есть амбулаторно-поликлиническое отделение или в КДЦ. Для равномерной и удобной маршрутизации с первого на второй уровень мы составляем карту медицинских учреждений. А пациенту должно быть все равно, в какую клинику он придет, там должны выполнить все, что назначено врачом. 

- Вы говорите о необходимости расставить приоритеты. Но едва ли не о каждом направлении в медицине мы говорим как о приоритетном – ВИЧ, детство, онкология, кардиология…  Как из приоритетных программ выбрать самые приоритетные и направлять финансирование прежде всего им?  

- Приоритеты сегодня это сердечно-сосудистые заболевания, онкология, туберкулез. Но под словом «приоритет» я не подразумеваю перераспределение денег в какую-то из отраслей медицины, когда другие области будут сбоку и на них будут обращать внимание по остаточному принципу. Это не финансовые приоритеты. 

Понятно, что сейчас всем интересно, куда же сейчас польется финансовый поток. Но кому ни дай денег, всегда будешь виноватым. Чтобы не быть виноватым, нужна прозрачность принятия решений. А она  может быть основана только на цифрах. Можно направить деньги в одном направлении и показать — как все замечательно изменилось. Но задача в другом  — понять всю систему, привязать денежные вливания к результату, посчитать и тогда уже сказать, чего нам не хватает, чтобы достичь главной цели. Анализируем проблему, проводим аудит и понимаем: здесь и здесь есть слабые места, это нужно изменить. 

В отношении приоритетных направлений мы в первую очередь займемся созданием маршрутизации, распределением по уровням, по внедрению новых современных технологий. 

Во всем мире здравоохранения поглощает очень много средств, это как бездонная яма, в которую сколько ни кидай денег, оттуда раздается только эхо. А вокруг ямы стоят люди с разными степенями учености. И все они рисуют графики, из которых должно быть понятно, что если сейчас не кинуть денег, будет плохо. И сколько нужно кинуть, чтобы было хорошо. А регулятор — чиновник не может понять, что последовало за потраченной копейкой. Моя задача заключается как раз в том, чтобы привязать все затраты к результату. При этом я должен поменять определенные вещи, ничего не нарушив и не разрушив. И это сложная задача: меня поставили перед несущимся с огромной скоростью поездом, в котором много совершенно разных вагонов, которые могут вспыхнуть из-за накопившихся проблем,  дали кисточку, банку с краской и сказали: «Крась в поезде окна на ходу и чтоб было красиво — чтобы поезд был лучшим в России». 

© Доктор Питер

Рубрики: Медицинская власть

9 комментариев Оставить комментарий

Если убрать воду, то что в сухом остатке?

Совокупность солей накипи.

А вот перед выборами Путина кто распускает слухи, яко бы Дорошенко в Петроградском районе машины ОМСП велел сократить с 6 до 4 суточных и одной 12-ти часовой? Что всех перед выборами ждут сокращения и отказ в совместительстве? Видимо старуха Шапокляк, как агент ГосДепа США нагнетает нервозную обстановку.

Вот из простого руководителя Центра Рассеянного Склероза выбился в руководителя КомЗдрава. Интересненько, видимо чей-то ставленник.

Новая вице-губернатор переоценила "гениальность" и "перспективность" своего фаворита. Поторопился он сесть в Председательское кресло...
Не прошло и полугода, как "сдулся" реформатор. Его уровень- ФАП Ленинградской области (в лучшем случае).
Скатертью дорога!

Интервью ниочём.
Вода водянистая, в голове каша.
Будет хуже, так вижу.

Согласна.Ни о чем разговор.

Цитата:
- Но как может только система здравоохранения отвечать за продолжительность жизни населения?

- Кроме смертности и рождаемости, никакие другие факторы повлиять на нее не могут. Для нас речь идет о летальности в общей структуре смертности - повлиять на летальность здравоохранение может.

Продолжительность жизни населения вообще никак от рождаемости не зависит (10 детей родилось, или 10 тысяч, но если они в среднем проживут 70 лет, то в обоих случаях продолжительность жизни населения составит ровно те же 70 лет), как и от смертности (если её рассматривать безотносительно возрастных категорий). Надеюсь, что у нового главы комздрава найдутся в команде специалисты в области медстатистики, потому что у него самого с ней, мягко говоря, не очень.

"Тут возникает необходимость в изменениях, касающихся главных внештатных специалистов. Они отвечают за качество - контрольными функциями их никто нагружать не собирается, но они должны заниматься обучением кадров, повышением их квалификации".
Вот объясните мне: каким образом главный специалист, причём внештатный, может и должен отвечать за качество, если контрольные функции за собой оставляют чиновники, которые, при этом, ни за что отвечать не собираются?

Написать комментарий:

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись






Читать дальше
Читать дальше

Самое читаемое

Самое обсуждаемое

  • "СМ-Клиника"
    Отходила курс к мануальному терапевту (не полные полгода раз в две недели), теперь могу смело говорить, что у меня нет сколиоза! Степашин - владеет...
    4.2 Отзыв от 15 декабря 2017 11:46
    Читать дальше
  • Детская городская больница №5 им. Н.Ф. Филатова
    Может, нам повезло, но остались приятные впечатления от больницы. Поступили в реанимацию экстренно. Пока малыш находился в реанимации, к нам...
    5.0 Отзыв от 14 декабря 2017 22:47
    Читать дальше
  • Поликлиника №88
    Попала на прием к лору в 88й поликлинике в первый раз (Оз Р.М.). Что мне понравилось, что она максимально внимательно и заинтересованно меня...
    4.7 Отзыв от 13 декабря 2017 19:40
    Читать дальше
Читать все отзывы
Что может повлиять на рост рождаемости в стране?

Все опросы



Нашли ошибку?

captcha Обновить картинку
×