Сделано в МЦРМ: 18 лет = 11 тысяч детей

11:35, 14.06.2011 / Верcия для печати / 0 комментариев

Международный центр репродуктивной медицины отмечает совершеннолетие. 18 лет назад именно здесь впервые в Петербурге начали использовать метод ЭКО по международным стандартам. До конца года в МЦРМ будут проходить акции со скидками, розыгрышами для пациентов, обсуждается возможность розыгрыша бесплатного экстракорпорального оплодотворения (ЭКО).

Сделано в МЦРМ: 18 лет = 11 тысяч детей

Последние годы для центра были сложными. Но в любых условиях для его сотрудников главным было – эффективность лечения. «У нас возникает беспокойство, когда процент наступления беременности в результате ЭКО опускается ниже 45», - говорит бессменный руководитель МЦРМ, профессор, доктор медицинских наук, президент Российской ассоциации репродукции человека (РАРЧ) Владислав Корсак.

- Владислав Станиславович, несмотря на то, что не вы были первопроходцем в технологии «оплодотворения в пробирке», именно с вашего центра начиналось настоящее ЭКО в нашей стране – такое же, как за рубежом. Как это могло произойти в условиях абсолютной нищеты в медицине начала 1990-х?

- В 1993 году в Петербург приехал наш бывший соотечественник Юрий Верлинский, к тому времени уже всемирно признанный ученый, лидер в области преимплантационной генетической диагностики (диагностика болезней у эмбриона). Он предложил НИИ акушерства и гинекологии им. Д.О.Отта заняться диагностикой муковисцидоза, но для этих генетических исследований требовалось создать лабораторию ЭКО. В то время институт, как и другие медицинские учреждения страны, был в бедственном положении, и направление ЭКО совсем не развивалось. Благодаря Юрию Верлинскому все закрутилось очень быстро: первая встреча с ним руководства института состоялась 8 марта 1993 года, а 23 мая мы уже делали первую пункцию яичников.

Тогда наш центр стал примером сотрудничества, которое сейчас называют частно-государственным партнерством. По документам это был филиал Чикагского института репродуктивной генетики в Петербурге, а регистрация в 1992 году была подписана В.В. Путиным. Кстати, когда он приехал на открытие Федерального перинатального центра в прошлом году, я показал ему этот сертификат как документ, благодаря которому с его легкой руки и с нашей помощью в России родилось больше 11 тысяч детей.

- ЭКО – ювелирная работа, или, как сейчас принято говорить, почти нанотехнология. А тогда ведь для нее даже специалистов не было. Кто делал первые процедуры?

- Не было не только специалистов, не было даже необходимой чистой воды для проведения процедур и материалов для ремонта одного из полуразрушенных корпусов института им. Д.О.Отта. Мы все везли из Америки. Создание центра пришлось на самое экономически трудное время для России и для медицины. Но возможности профессионального контакта и деньги, которые Верлинский вложил в создание центра, позволили нам достичь очень высокого уровня и сформировать идеальное учреждение.

К нему пришли специалисты, которые верили в будущее этого направления в медицине: все состоявшиеся врачи и ученые - сотрудники кафедр акушерства и гинекологии тогда 1-го мединститута (сейчас СПбГМУ им. акад. И.П.Павлова) и НИИ акушерства и гинекологии им. Д.О.Отта. Из Института экспериментальной медицины пришли эмбриологи. Действительно, никто из них не владел клинической эмбриологией, только экспериментальной. Поэтому Юрий Верлинский начал с того, что отправил в Чикаго на полгода врачей и эмбриологов учиться и работать рядом с мастерами. А к нам приехали американские специалисты - первые циклы ЭКО мы делали только с их участием. Потом наши врачи и эмбриологи работали во всех лабораториях Верлинского – в Чикаго, Лос-Анджелесе, Бостоне, Лондоне, Украине, Белоруссии, на Кипре. Такого опыта, какой к середине 1990-х получили мы, не было ни у кого в России. И сегодня наша группа – это профессионалы экстра-класса.

- Вам пришлось пережить очень сложное время в период, когда руководство института отказалось от частно-государственного партнерства. Много ли осталось специалистов, которые стояли у истоков?

- Конфликт интересов между собственником МЦРМ – Юрием Верлинским и директором оттовского института - арендодателем произошел, когда кризис закончился, жизнь в стране улучшилась. Частно-государственное партнерство, в котором нуждались в начале 1990-х, стало ненужным. Я горжусь тем, что, когда нам предложили распрощаться с «частником, эмигрантом», наша группа решила не прятаться под крылом государственного учреждения, предав Верлинского и все, что он сделал для страны, и уйти. На 9 месяцев мы остались без работы. Никто из эмбриологов и врачей не покинул МЦРМ. Хотя это было трудное время для всех.

- Но вам ведь пришлось сократить какие-то направления работы?

- В МЦРМ можно было решить все проблемы, связанные с рождением ребенка, – от самой современной диагностики причины бесплодия и его преодоления - до наблюдения (сохранения) беременности и родоразрешения. Для специалистов это была уникальная возможность – работать от самого начала – установления диагноза до получения результата – новорожденного.

В здании, в которое мы переехали, площадей стало меньше, поэтому пришлось частично отказаться от оперативных методов лечения и – от родоразрешения. Наши специалисты, не работавшие в ЭКО, перешли в Федеральный перинатальный центр, с которым мы тесно сотрудничаем, в другие учреждения. При необходимости направляем к ним наших пациентов на лапароскопию и роды. То есть преемственность в диагностике, в подходах к хирургическим вмешательствам, тактике ведения беременных и родоразрешении удалось сохранить. Хоть теперь нет родильного зала, есть амбулаторное наблюдение женщин, у которых наступила беременность. Но трудные времена, к счастью, позади, мы собираемся расширяться и вернуть центру все направления.

- Всю вашу группу специалистов, которую по-прежнему называют группой Верлинского, приглашали на работу в открывшийся недавно Федеральный перинатальный центр. Почему вы не рассматриваете возможность перехода группы в государственное учреждение?

- Даже в сложный период, когда уходили из НИИ им. Отта, мы решили, что сохраним МЦРМ – он нам дорог. Здесь есть своя, внутренняя атмосфера, благодаря которой мы уверены, что все, что происходит в МЦРМ - от мытья полов до прорыва в высоких технологиях, это высший уровень. Мы очень дорожим и этим уровнем, и своим коллективом. И ценны мы только как спаянная годами совместной работы группа единомышленников, если ее развалить, это будет уже и другой результат работы и все другое.

Но помогать государственному центру не отказываемся: мы участвовали в проектирования отделения ВРТ, определяли спецификацию оборудования, готовили специалистов. Передача опыта и знаний продолжается и сейчас. Наши специалисты участвуют в лечебном процессе в качестве кураторов/наставников.

- Зачем? Это же фактически ваши конкуренты, учитывая масштабы государственного финансирования.

- На это счет не стоит переживать, выделенных государством денег все равно мало, много пациентов, которым этого пирога не достается. Конечно, если встать на позицию частника, можно рассуждать так: «Пусть там будет плохо, значит, пациенты пойдут к нам». Но с момента создания центра мы занимались популяризацией ЭКО, доказывали, что этот способ преодоления бесплодия очень важен и эффективен, что правда. И мы не хотим дискредитации этого метода. ЭКО ведь в перинатальном центре все равно будут проводить, будут приезжать пациенты. Поэтому раз уж мы взялись помочь, надо довести дело до конца. К тому же сейчас они без нас не справятся – очень много квот. Формально мы пока работаем там по совместительству, а реально стараемся обеспечить тот стандарт качества, которого мы достигли у нас. Хотя, есть сложности - только сейчас решились проблемы с оборудованием, не выполнялись объемы работ. Но это трудности любого нового учреждения и пока главное – обеспечить качество, новая группа не сможет в таких условиях достичь его.

Они были первыми в России

1993 год - создан криобанк спермы

1995 год - первая беременность, завершившаяся родами в результате применения технологии ИКСИ (инъекция сперматозоида в цитоплазму яйцеклетки)

1995 год – рождение детей в программе суррогатного материнства

1996 год – участие в международном проекте Юрия Верлинского, завершившееся рождением первого здорового ребенка в семье больных талассемией киприотов

1999 год - беременность и роды у пациента (-тки) с диагнозом дисгенезия гонад (генетически это мужчина с мужским набором хромосом, но фенотипически – женщина, у которой нет яичников, но есть матка)

2005 год – оплодотворение размороженных яйцеклеток

Кроме того, исторически сложилось так, что самые сложные проблемы, связанные с бесплодием, в государственных центрах решать пока не могут, тут помогут только частные медицинские учреждения.

- Но специалисты государственных центров вспомогательных репродуктивных технологий, похоже, скоро все будут уметь, поскольку вы и опыт, и знания тиражируете.

- Я считаю, что это важно. В общей сложности за 18 лет наша группа опубликовала более 150 научных работ. На базе центра защищено 8 кандидатских, две докторских диссертации. Наше руководство по вспомогательным репродуктивным технологиям для врачей и эмбриологов «Сделано в МЦРМ» так быстро разошлось, что мы сейчас заканчиваем работу над новой редакцией. Это доступно написанная подробная инструкция по проведению процедур ВРТ в формате «делай со мной». Но вы же знаете: есть поваренные книги, где тоже шаг за шагом расписано, как следует готовить борщ. Но у каждой хозяйки он получается свой. Да и соблюдать все по книге трудно, обязательно надо видеть, как это делает мастер. К нам в коллектив пришла коллега из другого учреждения, она говорит, что увидела много нового, а результаты работы наших эмбриологов для других – недостижимая мечта. Это потому, что успех сильно зависит от нюансов. И отличие нашей группы – как раз в том, что мы знаем очень много деталей, которые определяют успех. А он сегодня измеряется в цифрах – более 45 процентов циклов ЭКО у нас завершаются беременностью.

- Наверное, и благодаря этому вы уже 16 лет возглавляете Российскую ассоциацию репродукции человека (РАРЧ) и последовательно отстаиваете право пациентов выбирать клинику репродуктивного здоровья, в которой они хотели бы сделать ЭКО. Есть ли какие-то результаты?

- Наша ассоциация была инициатором слушаний в Общественной палате, на которых мы подняли вопрос отношения государства к преодолению бесплодия с помощью ВРТ. Они состоялись 28 апреля. Дело в том, что, по закону, государство может финансировать ЭКО только через федеральные центры. Таких всего 14, девять из этих центров находятся в Москве и Петербурге, остальные в Иванове, Екатеринбурге, Волгограде, Ростове-на-Дону, 4 из них работают меньше года, один – только готовится к открытию. Получается, что дальше Екатеринбурга ни одного федерального центра нет. Но Урал – не граница России! Зачем из Благовещенска семья должна ехать в Москву? И что это за государственная помощь, если чтобы ее получить, надо потратить 200-300 тыс руб (билеты на самолет, проживание в Москве, оплата диагностических исследований). Получается, что без «помощи» государства за эти деньги семья могла бы получить три (!) цикла ЭКО, не выезжая из дома, потому что в Благовещенске есть центр ВРТ. Еще в 2007 году президент Дмитрий Медведев говорил о том, что бюджетные деньги – это деньги налогоплательщиков, значит, мы должны обеспечить право пациентам выбора учреждения и врача вне зависимости от места нахождения этого учреждения и формы собственности. Но с тех пор ничего не изменилось, более того, чтобы отсечь частные центры репродуктивного здоровья, бюрократы назвали ЭКО высоко-технологичной медицинской помощью (ВМП), а по правилам, она должна оказываться в стационарных условиях с круглосуточной службой экстренной помощи… До недавнего времени требовалось оформление истории болезни - это означало, что пациентка получила помощь в стационаре. При этом все прекрасно знают, что медицинские процедуры в ЭКО проводятся амбулаторно, а высокие технологии – это работа с эмбрионом. Ему не требуется ни койко-место, ни больничный лист. Зато освобождение от работы в связи с выездом на лечение нужно мужу, без него, как известно, ребенка не зачать. А вот ему чиновники не предусмотрели ни справки, ни больничного. Ему вообще ничего при такой организации не полагается. Даже если причина бесплодия связана с мужскими проблемами. Все за свой счет.

Фактически это дискриминация нуждающихся в лечении бесплодия по доступности высококвалифицированных специализированных медицинских услуг. А раздача квот федеральным учреждениям, не готовым к этой работе (нет оборудования, опыта, условий), это лишение населения эффективной помощи. Это потерянные возможности для пациентов.

- Государство на всякий случай создает свою сеть ВРТ?

- Да, и это ничем неоправданные огромные государственные расходы. Если бы эти деньги направили прямо пациентам (как родильные сертификаты), за год были бы решены проблемы бесплодия тысяч россиян. По расчетам демографов, самое эффективное использование ВРТ - в тех  странах, где их финансирует государство. Потому что использовать государственные деньги, делать ЭКО и ИКСИ могут более молодые люди, которые хоть и страдают бесплодием, но еще не прошли через возрастные изменения организма, связанные со снижением его возможностей. Это понимают в других странах. Например,  число циклов на 1 миллион населения в Дании - 2337,  Бельгии - 2187, в Финляндии – 1721, у нас еще в 2008 году у нас равнялся 241.

А тем временем в России растет число людей, которые останутся окончательно бездетными по разным причинам. Если до конца 1990-х годов количество бездетных к 50 годам составляло 7-8%, то сейчас впервые за 70 лет этот показатель увеличился и, по оценкам российских демографов, составит 17%. В таких условиях необходимо использовать все возможности и любые ресурсы для того, чтобы дети появлялись у всех, кто хочет стать родителями. Поэтому главное сейчас - эффективность инвестиций, то есть, использование государственных средств на ВРТ в тех клиниках, где выше вероятность получения положительного результата. В 2007 году, когда мы с нашими коллегами выиграли конкурс на оказание услуг по лечению бесплодия с помощью ВРТ за счет средств Петербурга, было проведено за бюджетные деньги 450 циклов ЭКО/ИКСИ и родилось 216 петербуржцев. А недавно я познакомился с отчетом одного федерального учреждения: на 256 циклов ЭКО – 24 беременности, то есть 7% эффективности. Зато чиновники с гордостью отчитываются о двукратном  увеличении объема освоенных средств. Получается, что наше правительство заботит не рождение детей, а освоение бюджетных средств.

- Вашему центру в этом смысле есть чем гордиться – за 18 лет у вас родилось несколько тысяч детей. Как вы планируете отмечать совершеннолетие?

- Счет пошел во втором десятке - более 11 тысяч. Мы решили, что весь год пройдет под знаком празднования этой даты и станет подготовкой к 20-летию. Мы много лет подряд устраивали детский праздник, собирали детей, появившихся на свет в нашем центре. Для нас очень важно видеть эти чудесные результаты нашей работы. Планируем организовать для них праздник к 20-летию. А в течение этого года будем проводить интересные акции – наших пациентов ждут скидки и розыгрыши на получение услуг нашего центра. Следите за объявлениями на сайте www.mcrm.ru.

На правах рекламы

ИМЕЮТСЯ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ, НЕОБХОДИМА КОНСУЛЬТАЦИЯ ВРАЧА.

Ирина Багликова

© Доктор Питер

Рубрики: Гинекология

Нет комментариев Оставить комментарий

Ещё нет комментариев

Написать комментарий:

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись






Читать дальше
Читать дальше

Самое читаемое

Самое обсуждаемое

Читать все отзывы
Как вы принимаете антибиотики?

Все опросы

Нашли ошибку?

captcha Обновить картинку
×