Подопытная бабушка

16:52, 27.04.2011 / Верcия для печати / 4 комментария

80-летняя петербурженка бесплатно работала на американскую фармацевтическую компанию.

Подопытная бабушка
Фото: фото diepresse.com

Петербургская пенсионерка Нина Быкова в своей жизни столкнулась с великим обманом. Священник, которому она доверяла как родному сыну, забрал у нее квартиру. В итоге старушка помутилась рассудком. Чем и воспользовался районный врач-психиатр, который включил ее в исследовательскую программу известной американской фармацевтической компании. Нина Ивановна так до сих пор и не поняла, что поучаствовала в опасном медицинском эксперименте. Она не получила за него ни копейки, так как якобы дала «добровольное согласие». Сколько таких бабушек в Петербурге, которых используют как подопытных кроликов в научных опытах, не знает никто.    

Притягательная старушка

Нина Ивановна – по жизни потенциальная жертва. Одинокая, беззащитная. Единственная ценность – квартира, доставшаяся ей после смерти мужа, потеряна безвозвратно. Она утратила право собственности на квартиру в доме на Галерной улице еще в марте 2005 года, когда продала свою жилплощадь молодому священнику Алексею с говорящей фамилией Хотеев. Правда, бабушка до сих пор уверена, что подписывала договор ренты, а не купли-продажи. Но, как бы там ни было, квартира общей площадью 92 квадратных метра ушла всего за 200 тысяч рублей. Сделку признали законной в суде, куда бабушка, пока еще была в разуме, обратилась с иском. Новый владелец квартиры Хотеев теперь, вероятно, ждет, когда бабушка «переедет» на тот свет, чтобы уже на законных основаниях распорядиться недвижимым имуществом. Терпеть ему сам Бог велел. Бывшая прихожанка уже принесла ему чистого дохода как минимум 13 миллионов рублей.     

Церковь от этой темной истории самоустранилась. Секретарь Управления делами Московской патриархии игумен Савва Тутунов прислал Нине Ивановне письмо, в котором «успокоил» бедную старушку сообщением о том, что она имеет «право пожизненного безвозмездного пользования указанной квартирой». «Хотеев квартиру продавать не намерен и, насколько нам известно, исправно оплачивает счета по данной квартире», - уточнил напоследок игумен Савва.      

В квартире под номером 13 полумрак - окна выходят в двор-колодец. Пенсионерка занимает четыре маленькие комнатки, заброшенные, как и она сама. У Нины Ивановны нет ни детей, ни внуков. Единственная, кто еще заботится о ней, – такая же страдалица 80-летняя Анна Михайловна – без определенного места жительства (у нее своя драма – родной племянник лишил ее квартиры в Пушкине). Так и доживают свой скорбный век две подружки – на птичьих правах.

Казалось бы, с бабушки уже и взять-то больше нечего. Но Нина Быкова пригодилась американской фармацевтической компании, которая разрабатывает новое лекарство от болезни Альцгеймера

Риск летального исхода

Старушки воспринимают окружающий мир как малые дети. Несмотря на горький жизненный опыт, беспредельно наивны и доверчивы. Любой человек, переступающий порог их жилища, уже видится им спасителем – от ловкого священника, от корыстных племянников, от бездушных судов.

Очередного своего спасителя они увидели в психоневрологическом диспансере № 10, куда Нину Ивановну привела на прием Анна Михайловна.   

- Нина стала заговариваться, плохо спать, не узнавать меня, - рассказывает Анна Михайловна. – К примеру, называла меня Николаем Федоровичем.

Врач поставил Быковой диагноз: болезнь Альцгеймера. А после предложил поучаствовать в медицинском эксперименте – попить какое-то время таблетки. Старушки, не особо задумываясь о последствиях, согласились. Нина Ивановна, к слову, до сих пор не понимает, зачем несколько недель подряд принимала по утрам четыре капсулы из красивой цветной коробочки. Более-менее внятно о «ходе эксперимента» способна еще рассказать Анна Михайловна.

- Мы несколько раз ездили к врачу на прием, он оплачивал нам такси туда и обратно, - говорит пенсионерка. – В больнице Нину осматривали, брали анализы.

О том, ухудшилось ли у Быковой физическое или психическое самочувствие, она сказать не может. Вроде бы как да…

Но испытуемая Нина Быкова, как выяснилось, в силу своего психического здоровья даже не читала (она уже вообще ничего не читает) протокол исследования, где описаны все возможные риски при приеме медицинского препарата! Эта разработка американской компании «Эббот» не разрешена для продажи в США. Не зарегистрировано это лекарство и в нашей стране. Какие могут быть риски при его употреблении – неизвестно. Поэтому ставят эксперименты на людях – принято считать, что исключительно на добровольцах. Но в случае с Ниной Ивановной это утверждение не кажется уж таким бесспорным.     

Думается, что прочти она хотя бы несколько цитат из протокола, то, скорее всего, отказалась от опасного исследования: «Участие в данном исследовании может сопровождаться еще неизвестным риском», «препарат может вызывать аллергические реакции, которые могут быть очень опасны и требовать немедленной госпитализации», «в очень редких случаях существует риск летального исхода». Но старушка просто поверила врачу на слово, как всю жизнь это делала…

Эксперимент закончился «никак»

За разъяснениями мы обратились к врачу-исследователю  (с еще одной говорящей фамилией) Сергею Кондрашкину, для которого, по его словам, это был первый опыт участия в клинических исследованиях.  

- Нина Быкова давала вам свое согласие на исследование?

- Да, конечно.

- Почему в таком случае она не подписала «форму согласия»? (В ней стоит лишь подпись врача. - Ред.)  

- Документ существует в двух экземплярах. Один из них она подписала, я забрал с собой. Нас очень строго проверяют.

- Вас не смутило то, что Нина Ивановна страдает болезнью Альцгеймера и не до конца осознает свои действия? По сути, она недееспособна.

- Недееспособность - это же не медицинский термин, а юридический. А Нину Ивановну суд не признавал недееспособной. По факту многих пациентов с болезнью Альцгеймера можно было бы отправлять на экспертизу в суд. Но это случается редко.

- То есть в данном эксперименте такой вопрос даже не встал?

- Да, потому что нас интересовала именно медицинская часть, а не юридическая.

- Почему участникам исследования ничего не платят?

- Во-первых, чтобы не было соблазна у пациентов, желающих заработать на экспериментах. (К слову, самим врачам спонсор выплачивает немаленькое вознаграждение. - Ред.) А во-вторых, это дело обоюдное. Для пациента это шанс получить более современное лекарство…

- …с неясными последствиями. То есть это такая рулетка?

- По сути, да.

- Многие отказываются?

- Большинство. Из ста человек если один согласится, уже хорошо. Нам никогда не хватает пациентов. Выборка должна составлять около 2 тысяч человек, чтобы можно было говорить о какой-то статистике. 

- Как эксперимент сказался на здоровье Нины Быковой?

- Никак.

По словам Сергея Кондрашкина, исследование препарата было досрочно прекращено, так как он не дал никакого результата – ни положительного, ни отрицательного.

Но как на самом деле повлияло лекарство на организм пожилой женщины? В медицине существует понятие отсроченного эффекта, когда врачи могут получить результат от эксперимента не через неделю, а через несколько лет. Но проверять полученный эффект у Нины Ивановны никто и не собирается. Цинизм ситуации в том, что больную одинокую старуху просто использовали «в научных целях» как подходящий «человеческий материал»… Сколько еще таких бабулек и дедулек в Петербурге попали, сами того не подозревая, в дорогостоящие исследовательские программы?

- У нас больная страна, в которой живет колоссальное количество больных людей, - говорит Сергей Волков, врач-генетик лаборатории доклинических исследований Международного медицинского центра. – Люди не лечатся, катастрофически запуская болезни. К примеру, в Европе очень трудно найти больного с почечной недостаточностью, а у нас таких пациентов тысячи. Поэтому западные фармкомпании рассматривают Россию как полигон для своих испытаний. Кроме того, у нас можно очень быстро набрать тестовую группу – в основном пенсионеров. Пациентов зачастую просто не предупреждают о возможных рисках.  

…Нина Быкова так и не поняла, что на ней поставили медицинский эксперимент.

Кстати

В Петербурге (как и во всей России) пока нет централизованной системы информирования об экспериментах и набора добровольцев. Клинические исследования регулярно проводятся в НИИ гриппа , в Институте мозга, в Медицинском университете имени И.П. Павлова. Добровольцы набираются, как правило, по объявлениям. Участникам платят деньги – от 10 до 30 тысяч рублей.

Как признаются фармацевты, только 10 процентов лекарств, проходящих клинические испытания на больных, признаются успешными и запускаются в производство.

Источник: «МК в Питере»

Ирина Молчанова

Рубрики: Гериатрия, Терапия, Фармакология

4 комментария Оставить комментарий

Вот и верь после этого врачам...

Не может православный священник отнять квартиру у пожилого человека. Либо это был мошенник, либо журналист обманывает.

Во всех таких случаях, если такое и произошло, следует в письменном виде обращаться к тому правящему архиерею, который возглавляет ту епархию, в которой служит этот священник. С этим разберутся.

http://www.mospat.ru/ru/department/contacts/

Удалено модератором

Как маленькие, в самом деле!
Да, на свете есть клинические исследования. Да, они регулярно проводятся.
Бабушка, не являющаяся недееспособной, подписала информированное согласие.
И -- да -- в России прорва нелеченных (по западным меркам) больных, для которых единственный шанс получить приличный препарат -- участие в программе клинических исследований.
Неприлично такие желтые сопли писать на промедицинском ресурсе.

Написать комментарий:

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись






Читать дальше
Читать дальше

Самое читаемое

Самое обсуждаемое

Читать все отзывы
Как вы принимаете антибиотики?

Все опросы



Нашли ошибку?

captcha Обновить картинку
×