В петербургских больницах сокращают койки и закрывают отделения

15:00, 01.10.2015 / Верcия для печати / 23 комментария

«В 20-й больнице на Гастелло сокращают койки отделения кардиологии, неврологии... Вместо них открывают отделение гинекологии и урологии. От инсультов и инфарктов будут умирать, а рождаемость будет расти». Это обращение в редакцию сотрудников больницы и пациентов. Как выяснилось, сокращение коек и их перепрофилирование запланировано едва ли не во всех стационарах города.

В петербургских больницах сокращают койки и закрывают отделения
Фото: Сергей Коньков/ДП

Руководителям петербургских больниц рекомендовано «оптимизировать» работу своих учреждений: объективно оценить эффективность и рациональность коечного фонда и сократить мало востребованные койки.

Что происходит и зачем, «Доктор Питер» спросил у вице-губернатора Ольги Казанской:

- Мы не столько сокращаем коечный фонд, сколько перепрофилируем. Во-первых, хотим привести его в соответствие с СанПиНами. Это не дело, когда люди лежат в тесноте в восьмиместных палатах. Во-вторых, нам надо оперативно менять профили коечного фонда в соответствии с меняющейся структурой заболеваемости. В-третьих, перепрофилизация требуется и в связи с совершенствованием технологий оказания медицинской помощи, благодаря чему время пребывания на койке сокращается. А в-четвертых, надо признать, что у нас есть избыточные койки, и мы не видим ни малейшего смысла их сохранять. Например, «психиатрические», туберкулезные. Cокращение и перепрофилирование - никакая не штурмовщина, это планомерная работа, которая была начата вовсе не вчера. 

«И 100-летних в больницах надо лечить, как положено»

Как сообщила главный врач больницы №20 Татьяна Суровцева, с 2013 по 2015 год количество коек в клинике постепенно сокращено с 395 до 369. Очередное сокращение – минус еще 18 койко-мест:

- Мы, действительно сокращаем неврологию и кардиологию – наша больница не имеет даже технической возможности работать с пациентами по этим профилям. В результате эти отделения превратились у нас в «дом престарелых», в которых по факту оказываются услуги по уходу, потому что полноценно лечить мы их не можем. А если к нам «Скорая» везет пациента с острым коронарным синдромом или острым нарушением мозгового кровообращения, мы должны направить его в профильный стационар с сосудистым центром. Теряется драгоценное время, и были случаи, когда не успевали довозить. Это одна из причин, по которой мы перепрофилируем коечный фонд. Вторая – хотим расширить отделения, в которых будут оказывать дефицитные виды медицинской помощи. 

Так, по словам Татьяны Суровцевой, отделения кардиологии и неврологии, каждое из которых прежде было рассчитано на 80 коек, закрываются, но остается 17 кардиологических и 18 неврологических коек при других отделениях клиники. Cокращенное отделение неврологии должно превратиться в «Центр спины». Расширяется гинекологическое отделение – с 10 койко-мест до 65, в том числе 15 – для беременных женщин с угрозой выкидыша на ранних сроках. С 56 до 70 коек расширятся два хирургических отделения, в двух терапевтических отделениях с 91 койкой в общей сложности станет на 10 коек больше. Отделение отоларингологии увеличится до 56 коек, остальные останутся при прежних мощностях.

Отделение кардиологии и другие отделения закрыты уже и в Максимилиановской больнице, она теперь специализируется только на сестринском уходе и реабилитации, в том числе после инсульта.

С тем, что помощь в кардиологических отделениях этих больниц была организована неэффективно, согласен и главный кардиолог Петербурга Евгений Шляхто:

- Мы посчитали досуточную летальность петербуржцев с острым коронарным синдромом (ОКС) и выяснили, что в больницах, где нет ангиографической лаборатории, смертность в 2,5 раза выше, чем в сосудистых центрах. При этом стационаров для оказания эффективной помощи тяжелым кардиологическим больным больше, чем надо: 15 городских клиник хотят участвовать в программе, хотя на самом деле достаточно и десяти. Убеждение в том, что пациентов с сердечно-сосудистым заболеванием, обратившимся за помощью, когда интервенционные вмешательства уже не нужны и их можно лечить в любом стационаре, давно устарело. Им тоже надо делать коронарографию в течение суток и срочно начинать лечение, чтобы избежать летального исхода. Пожилых - и 90-, и 100-летних мы должны лечить, как положено: с коронарографией, стентированием. Любое промежуточное звено в цепочке от вызова «Скорой помощи» до сосудистого центра - это потеря времени, а значит, и рост смертности.

Койки в «тысячниках» сократить невозможно

Закрытие отделений неврологии и кардиологии в 20-й больнице означает, что бабушек и дедушек со стенокардиями и острыми возрастными неврологическими проблемами теперь «Скорая помощь», вероятно, повезет в ближайшую 26-ю больницу на Костюшко, а там этот контингент пациентов традиционно переполняет соответствующие отделения: больница работает практически на все южные районы города. На вопрос: «Сколько коек готовы сократить в клинике?», главный врач Василий Дорофеев удивленно отвечает: «Нисколько. Это невозможно».

В аналогичном положении – практически все скоропомощные больницы – тысячники. В трех из них (Сестрорецкая больница №40, Институт скорой помощи им. Джанелидзе, Александровская больница) в прошлом году начался пилотный проект по созданию отделений скорой помощи с кратковременным пребыванием пациентов, не нуждающихся в длительном стационарном лечении, задача проекта – сократить госпитализацию. То есть доставленного «Скорой помощью» обследуют, устанавливают диагноз, назначают лечение и направляют к врачам районной поликлиники по месту жительства. Но удалось это, похоже, только Александровской больнице. Там, по словам главного врача Юрия Линца, действительно, сократилось количество госпитализаций, благодаря отделению, созданному в рамках пилотного проекта. И уже было сокращено 15 коек, а теперь к концу года планируется сокращение еще 15. 

- Предполагается, что плановое задание мы будем выполнять меньшим числом коек. А за счет сокращения освободим в больнице целый блок, в будущем хотим создать в нем отделение реабилитации для своих же пациентов, - говорит главный врач Александровской.

Предполагается, что подобные отделения должны быть созданы во всех городских больницах, работающих в системе оказания экстренной помощи, мощностью от 500 коек. Но для этого приемным отделениям необходимы большие мощности и диагностические возможности. Поскольку оснащение и перестройка приемных отделений – дело недешевое, а дополнительных денег на это никто не выделяет, то и с их созданием никто не торопится. 
При этом в большинстве больниц на 400-500 коек хоть и с сожалением, но готовы сокращать по 5-8 коек и частично перепрофилировать отделения – в каждой из них из своя «изюминка», которая позволяет делать акцент на определенной специализированной помощи. Скажем, у 14-й больницы - гнойные инфекции, у 31-й - гастроэнтерология, у 32-й – пульмонология… 

Впрочем, как раз в 32-й - Введенской больнице койки не сокращаются. Более того, и нынешних мощностей может не хватить. Как сообщил главный врач больницы Владимир Волчков, пациенты, прежде ориентированные на Максимилиановскую больницу, уже перенаправляются во Введенскую. 

А если случится эпидемия?

У специализированных клиник – другая история. Можно ли, скажем, сокращать инфекционные койки в единственной инфекционной больнице им. Боткина? Еще не забыта история с почти 300 строителями аэропорта «Пулково», отравившимися в рабочей столовой. Для их доставки в клинику не хватало автомобилей «Скорой помощи», но больница тогда справилась с огромным числом пациентов. От эпидемического подъема любого инфекционного заболевания не застрахован ни один город.
Но главный врач Алексей Яковлев говорит, что и Боткинская будет сокращать койки - когда начнет принимать пациентов в новом здании больницы: 

- У нас, действительно, практически всегда есть незаполненные койки. В большие палаты мы должны госпитализировать пациентов в соответствии, во-первых, с инфекционным заболеванием, во-вторых, с полом. В новой клинике – маленькие палаты, а значит, и койко-места будут использоваться более рационально. 

Поскольку запланированный к строительству второй корпус Клинической больницы им. Боткина даже не начинали строить, то в новое здание на Пискаревском проспекте переедет лишь часть клиники. Фактически половина останется на Миргородской улице в старых корпусах. В больнице собираются «убитые» отделения сократить. Но так, чтобы койки в каких-то из них оставались в качестве резервных – на случай эпидемии. 

В другой специализированной службе – онкологической – к сокращению относятся настороженно: сегодня спрос превышает предложение. 

- В условиях, когда речь идет о сокращении коечного фонда в онкологических стационарах, сначала надо взвешенно оценить эффективность и рациональность каждой онкологической койки в неспециализированных клиниках. До сих пор никто этого не делал, - говорит главный врач Городского онкологического диспансера Георгий Манихас. – В противном случае будем наблюдать дальнейший рост смертности от онкологических заболеваний.

Койки – в избытке, в том числе – в коридорах

Большинство руководителей в теории готовы согласиться с тем, что в Петербурге «коечного фонда много». И сокращать его надо, потому что работает он неэффективно. И приводят примеры этой неэффективности.

Например, выписанный из одного стационара пациент может госпитализироваться в другой, едва выйдя из больницы. Нет возможности быстро и качественно обследоваться в амбулаторных условиях? Можно вызвать «Скорую помощь» придумать диагноз «острый живот» и за два-три дня обследоваться в стационаре. И даже если в приемном покое стационара заподозрят, что показаний к госпитализации нет, в ней не откажут. Потому что при нынешней системе оплаты, когда от числа пролеченных пациентов зависит финансовое состояние учреждения, заполненные и переполненные отделения - норма. 

То есть, с одной стороны, они «за» сокращение, с другой, – «против», потому что от количества коек зависят штаты в клинике, фонд заработной платы, состояние околомедицинских служб. А в больницах-тысячниках «против» еще и оттого, что им лучше других видно, что амбулаторная система оказания медицинской помощи так и не достигла того уровня, на котором она в состоянии обеспечить своевременную медицинскую помощь, профилактику, а также уход и реабилитацию после лечения в стационаре.

В результате в скоропомощные больницы везут пациентов столько, сколько есть. Еще в начале года главный врач Елизаветинской больницы (тогда эту должность занимал Евгений Гуманенко) обращался в комитет по здравоохранению, объясняя, почему пациенты лежат в коридорах, а в палатах не хватает мест. И почему нельзя за это наказывать больницу штрафами.

«Ежедневно в больницу поступает от 240 до 320 пациентов. При нынешней коечной мощности 1074 койки (из них 42 – дневной стационар) в осенне-зимний период на лечении в больнице одновременно находится до 1250-1300 человек. … Больница в любом случае должна госпитализировать больных, нуждающихся в круглосуточном, динамическом врачебном наблюдении. Направление пациентов в стационары города регулирует Бюро госпитализации. Влиять на интенсивность этих потоков больница не может».

В обращении говорится о том, что страховые компании больницу штрафуют, если обнаруживают в коридоре пациента, которого просто некуда положить до того момента, пока кого-то не выпишут. 

Что будет с «детством»?

Как сообщила «Доктору Питеру» вице-губернатор Ольга Казанская, в системе оказания помощи детям тоже будут перепрофилировать койки:

- Развиваем детскую кардиохирургию, например, а здание 1-й городской больницы не прирастает. Но за счет использования новых технологий мы можем сократить число коек на других отделениях без ущерба для лечебного процесса. Что касается сокращения, то оно не планируется. Более того, в «детстве» мы бы хотели иметь хоть чуть-чуть, но избыточный коечный фонд. Чтобы всегда был ресурс – мы испытываем дефицит коечного фонда в период эпидемического подъема, раз в 3-4 года нас захлестывает. 

Будут ли вместе с койками сокращать врачей

- До тех пор пока у нас существует дефицит врачей и среднего медперсонала, перед нами вопрос сокращения штатов не будет стоять, - сказала вице-губернатор. - Кроме того, врачи не вечны, они уходят на пенсию, им нужна смена. Что касается переобучения врачей, то Минздравом принята концепция непрерывного образования – врачи учатся постоянно и могут оценить перспективу развития той отрасли, в которой они заняты в конкретный момент, и принять решение по поводу своей профессиональной компетенции. Тут есть все возможности. Такой ситуации, как в Москве, когда 7 тысяч человек одновременно оказались «за бортом», у нас точно нет и не будет. Каждый медик у нас на вес золота. Мы более прагматично и взвешенно подходим к любым изменениям, за каждым из них стоит здоровье пациентов. И сокращение коечного фонда проводится взвешенно, оно продиктовано банальной целесообразностью.

Ирина Багликова

© Доктор Питер

Рубрики: Медицинская власть

23 комментария Оставить комментарий

а что творится в бюро мсэ стало совсем пусто с новым приказом №664 минтруда за прошлый год инвалидность получить почти невозможно. надо быть явным несостоятельным когда человек не может себя ослужить.я три года был инвалидом 3группы по общему заболеванию в 60 лет инвалидность сняли и вот я три года добиваюсь восстановления каждый год подовал в бюро мсэ все бесполезно там тоже секвестр нашли на ком экономить на инвалидах? что касается плановой госпитализации полтора месяца ждал места в неврологическое отделение больницы №31

Никогда не понимал, зачем пенсионерам инвалидность, если они и так пенсию получают. Достаточно выдавать льготные лекарства без права монетизации (ещё одно чудачество нашего правительства), и не надо никакого шаманства с ежегодным подтверждением инвалидности.

Странное мнение, как у чиновника с хорошей з/п)))) пенсия по инвалидности и пенсия по старости разные понятия.

А может ли мне кто-нибудь объяcнить что происходит с Боткинскими бараками?

Власть **** в действии.

Правильно-зачем власти старые и немощные рабы? надо,чтобы рожали как можно больше новых,так сказать "свеженьких" рабов,кто-то же должен обслуживать армию чиновников и миллионеров...

Не дай Бог никому попасть на 4 неврологию в Больнице на Костюшко!

истину говоришь - ни кому не болеть! аминь

Сейчас расплодилось психов, очень много агрессии, поэтому нужны койки психиатрического, психотерапевтического профиля. Или скоро нас всех поголовно будут давить машинами ( кстати число ДТП растет, а не уменьшается), мотоциклами, бить в местах общественного транспорта и в парадных наших домов, что и происходит. Увеличивается число людей с татуировками, пирсингами, у людей через слово мат и такая категроия людей очень агрессивна...

О, это да, люди с татуировками, безусловно, самая опасная часть общества! Если увидите человека с тату - немедленно бегите и вызывайте санитаров, это явный маньяк, собирающийся напасть на вас!

сейчас таттухи крутые у людей: не поймёшь то ли с зоны только откинулся, то ли из мексиканской тюрьмы вышел?

ох, кривит душой Т. Суровцева! Больница всегда загружена на 500 коек, а 369 по отчетам... и отделение неврологии у них всегда запредельно полное (люди в коридорах лежат) круглый год.

Вот что значит непрофессионал во власти. О чем лепечет Казанская? Психиатрические больницы всегда были переполнены. Туберкулез давно поднял голову. Но банкирша уверена: эти койки избыточны, сохранять их в прежнем количестве смысла нет. До чего доведут медицину чиновники?!

Скажу, как врач с 11летним стажем - никакого постоянного образования у нас нет. Если хочешь посетить конференцию-в свободное от работы время, за семинары-деньги плати сам. Все забывают что у врачей есть семьи, дети, ипотека, необходимость покупать одежду, в том числе и медицинскую. Как я могу забрать деньги из семьи на посещение мастеркласса по бронхоскопии-да, никак.
Зачем учиться, когда государству пофиг на твоё образование, и оно им никак не поощряется - главное иметь бумажку о прохождении курсов повышения квалификации раз в 5 лет. И все.

ты просто не вписываешься в рыночную экономику

С реаниматологом согласны, в России нынешней образование никому не нужно ( все хотят иметь медика с уже готовым сертификатом, а чтобы предприятие послало на обучение ни ни...,.
Дожили, что даже ремонтные некоторые заводы требуют терапевта, да ещё с действующим сертификатом по организации здравоохранения ( без этой специализации доктора терапевта они на работу не возьмут...), чтобы можно было получить лицензию на частную медицинскую деятельность :).
Можно ходить на конгрессы, посещать циклы повышения квалификации и никому это не интересно и никто не скажет " Молодец" ( доктор или медсестра). В отделе кадров кроме документа по специальности больше ничего не интересует, в частных клиниках тоже самое... Некоторым главным врачам даешь свои документы (какие курсы повышения квалификации есть, какие конгрессы посещал), но он бедный нос воротит, ему не интересно кто у него доктор или медсестра :). По больше части все эти повышения квалификации для себя.
И реаниматолог прав, что сейчас повышения квалификации платное (и не дешевое...), даже и некоторые конгрессы.

вас всех невидимая рука рынка рассудит)))

Я молодой врач невролог и никуда не могу устроиться, нигде ничего нет. Ни в больнице, ни в поликлинике, ни в частных клиниках. А если что-то есть, то все не так им. Маленький стаж, маленький опыт работы, синий диплом вместо красного. А если нет сертификатов по рефлексотерапии, мануалке то вообще не хотят разговаривать.

кинь свои координаты

да ну- в приемное отделение не устроиться??? Теоретически такое может быть-так надо свою ценность на рынке труда повышать-большинство ЦРБ примет с распростертыми объятиями, через пяток лет в любом районе города сможешь устроиться

Указано 8 сентября

Сокращая неврологию в 20-ке предложили врачу занять должность санитара, уборщика территории, подсобного рабочего! Какое обучение, какой центр спины-только постоянное обвинение в невыполнении эфемерного плана(отделение подлечивало до 200% пациентов) за бортом осталось более 250 плановых пациентов

Как не пытался, но не как не могу понять действие власти, которые пошли на такое …………. решение о сокращение коек в больницах. А почему же они тогда заблаговременно не договорились с администрацией Южного кладбища, что бы больных, инвалидов и людям, нуждающимся в медицинской помощи, врачи выписывали направления прямо на кладбище. Закрыв неврологическое отделение в больнице Гастело это вообще супер, и обдумывалось это решение, наверное, нижней частью тела или с глубокого похмелья. А по-другому этого не понять. За десятилетия неврологическое было востребованным лечением, сколько людей оно поставило на ноги. Понять можно только так: главный врач больницы №20 Татьяна Суровцева сократив неврологическое отделение, с которого нечего было стричь и поэтому она была только в мармеладе. А расширив гинекологическое отделение, она будет в шоколаде с изюмом. Хотят перевести неврологическое отделении в больницу №26 Костюшко. Я ранние много там лежал и сейчас когда мне врач или скорая помощь говорит, повезём в Костюшко, я отказываюсь сразу, даже будучи в предынфарктном состоянии. Лучше умереть дома, чем сдохнуть на Костюшко. Хамское отношение врачей, персонала и т.д. Лет пять назад, моя жена лично платила постовой медсестре 100 рублей, что бы только замерили мне давление, за безбразие каторое творится в больнице Костюшко, книгу ужасов можно написать. Нет в этой больнице хозяина, который навел бы там порядок, или его это устраивает.

Написать комментарий:

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись






Читать дальше
Читать дальше

Самое читаемое

Самое обсуждаемое

Читать все отзывы
Как вы принимаете антибиотики?

Все опросы



Нашли ошибку?

captcha Обновить картинку
×