Зарубежные фармпроизводители: Антикризисные меры могут оставить Россию с одними дженериками

15:56, 20.05.2015 / Верcия для печати / 0 комментариев

С конца прошлого года правительство РФ обсуждает возможности сохранения и развития системы лекарственного обеспечения в стране. В этих обсуждениях участвуют и международные фармпроизводители. Они признаются: часть предложений их настораживает, если не пугает. В правительстве их аргументы «за» и «против» слушают. Но слышат ли?

Зарубежные фармпроизводители: Антикризисные меры могут оставить Россию с одними дженериками
Фото: фото: Сергей Ермохин/ДП
На ежегодном Российском фармацевтическом форуме Ассоциации международных фармацевтических производителей (AIPM) в дискуссии по теме «Как избежать возможного лекарственного кризиса и одновременно сохранить приоритеты государственных стратегических программ» в Петербурге участвовали как зарубежные представители фарминдустрии, так и отечественные.
 
Самыми спорными антикризисными предложениями правительства РФ они называют требования к локализации - размещению на территории России производства лекарств, долгосрочные контракты, ценообразование, принудительное лицензирование и параллельный импорт
 
Почему государственное регулирование цен на лекарства привело к их исчезновению
 
Государство сегодня регулирует цены через механизм регистрации предельно отпускных цен на препараты, входящие в список ЖНВЛП. Он был утвержден 4 года назад, в момент неконтролируемого ценообразования на лекарства. Тогда были зафиксированы цены, сложившиеся на рынке, и они с тех пор, можно сказать, заморожены едва ли не на половину ассортимента. Такой способ государственного регулирования работает в условиях, когда рынок стабилен и инфляция составляет стандартные 5-6 процентов, нет падения курса национальной валюты, считает Дмитрий Ефимов, генеральный директор «Нижфарм», старший вице-президент STADA AG по России, странам СНГ и Юго-Восточной Европы, председатель наблюдательного совета Ассоциации российских фармцевтических производителей (АРФП):
 
- Внутри этого механизма ценообразования нет методики, которая позволяла бы гибко реагировать на падение курса рубля. А девальвация плюс накопленная инфляция по издержкам за предыдущие годы в разы превысили допущенный государством процент индексации цен. У меня в портфеле – ряд препаратов, себестоимость которых за последние 4 года выросла в два и более раза, при этом предельно допустимая отпускная цена изменилась на 6-7% - в рамках дозволенной индексации. У коллег – российских и иностранных, локализовавших свое производство в России, те же проблемы. 
 
По словам Дмитрия Ефимова, валютная составляющая в сырье велика, хорошее оборудование тоже покупается за валюту, значит, и стоимость конечного продукта растет соответственно. В этих условиях попытка привести цены в равновесие приводит к обратным результатам: 
 
- На рынке много препаратов в упаковках стоимостью до 50 рублей. При существующем росте ограничения цен и при галопирующем росте издержек на производство препаратов, последние полгода производители сталкиваются с ситуацией, в которой стоимость препарата оказывается ниже, чем издержки на его производство. Они вынуждены отказываться от него, потому что продажа каждой упаковки - это убытки. Только за первый квартал, по данным аналитиков, продажи препаратов из списка ЖНВЛП упали на 25%. Это очень много. Падение продаж означает, что производитель отказался от этих препаратов, а потребитель вынужден замещать их другими, более дорогими.
Государство с помощью ограничения роста цены хочет удешевить лекарства для конечного потребителя, а получается, что в результате его действий средняя цена на рынке растет.
 
Длинные контракты выгодны всем
 
Долгосрочные контракты – одна из антикризисных мер, предложенных правительством для сохранения стабильности в системе лекарственного обеспечения. Около 30% рынка препаратов составляют лекарства, которые закупаются государством по ФЗ-44 через аукционы. В каждом регионе, ведомстве, больнице своя периодичность проведения аукционов. Более 75% аукционов проходят с периодичностью меньше чем раз в год (раз в полгода, раз в квартал, раз в месяц). Это сотни электронных аукционов в день, которые нужно отследить, обеспечить логистику, документооборот и так далее. Практически невозможно работать на таких условиях производителю, за них это делают партнеры – дистрибьюторы. Все задают закономерный вопрос: «Почему нельзя заключать договоры на более длительный срок с производителем, заранее договорившись о цене и объемах с конкретной целью – снизить цену в обмен на гарантию закупаемых объемов препарата и создать чистоту проведения аукционов, упростив и логистику в том числе?»
 
- Ассоциация международных производителей поддерживает эту идею. Сейчас обсуждаются технические вопросы – периодичность, подход к формированию цены, препараты для закупок, – говорит Марина Велданова, вице-президент по России и странам СНГ Ipsen, председатель комитета по политике в области здравоохранения AIPM. – Эта антикризисная мера, с одной стороны, поможет избежать лекарственного кризиса, с другой, повысит доступность препаратов, прежде всего инновационных. Кроме того, она не заблокирует долгосрочные интересы государства в развитии фармотрасли («Фарма-2020», «Стратегия развития лекарственного обеспечения»), если будет рассчитана на три года. На наш взгляд, это оптимальный срок. А предлагаемые правительством 7 лет – это слишком. Во-первых, потому что они не соответствуют бюджетному циклу в России, во-вторых, за это время велик риск валютных колебаний, в-третьих – за такой период появляются уже новые препараты. 
 
Правда, неизвестно, каковы шансы на участие в госзакупках у представителей зарубежных компаний. Поскольку одним из ключевых требований для участия в них становится локализация производства.
 
Хотят ли иностранные производители становиться «местными» 
 
Локализация производства лекарственного препарата – принцип, который правительство провозгласило в качестве ключевого условия его присутствия на рынке. 
 
- Мы ему следуем, многие компании локализовались в партнерстве с российской фармой, - уверяет Марина Велданова. – Но хотим предостеречь от категоричности в требовании к локализации, оно может исказить долгосрочные проекты. Сейчас для производителя, заинтересованного в присутствии его препарата на рынке, предлагается локализовать производство, и от этого зависит установление цены на лекарство, доступ или закрытие к аукционам, преференции или отсутствие таковых, включение в те или иные списки и перечни. 
 
При этом, говорят представители AIPM, если до 1 января 2016 года для признания производства местным достаточно упаковки, то какими будут требования с 1 января, неизвестно. Предполагается, что государственные преференции для лекарств будут зависеть от степени локализации – вплоть до производства молекулы. Если для непатентных продуктов это еще приемлемо, то для патентных нереально. 
 
Получается замкнутый круг, в котором приветствуются только длинные контракты на патентные препараты, которые есть в списке ЖНВЛП. А чтобы включиться в список, надо иметь локализацию, а чтобы иметь локализацию, надо …
Предъявляя требования к локализации, за бортом оставляют RnD – исследовательские работы, – поясняет Наира Адамян, генеральный директор ООО «Джонсон и Джонсон», председатель Совета директоров AIPM. - А ведь если говорить о большой фарме, то ключевая стоимость и ценность в цепи от создания молекулы до превращения в препарат как раз и состоит в разработках, исследованиях, а не в производстве. Почему компании, которые хотят локализовать эту часть, не могут получить преференции на рынке, они предназначены только для производителей. Тогда за что мы боремся? Если создавая отечественную фарминдустрию, мы не будем создавать условия для развития ее интеллектуальной части, она останется дженериковой.
 
Представители AIPM уверяют, что готовы соответствовать государственным интересам России, но их позиции на рынке будут зависеть от того, насколько государство будет заинтересовано в качественном лекарственном обеспечении. 
 
- Мы понимаем и принимаем логику, по которой государство стремится к локализации, - говорит Данил Блинов, генеральный директор Pfizer в России, вице-председатель Совета директоров AIPM. - Эта логика не уникальна. Она существует во многих странах, особенно развивающихся. Но нужно понимать, что большая фарма живет инновациями - новыми линейками препаратов, которые становятся спасением и улучшением качества жизни для миллионов пациентов. И было бы неправильно из-за неуклюжих и резких движений ограничивать их присутствие в России. Это не в интересах всех участников процесса: в первую очередь – пациентов, во вторую - государства, в третью – иностранной и отечественной фарминдустрии.  

Ирина Багликова

© Доктор Питер

Рубрики: Медицинская власть, Фармакология

Нет комментариев Оставить комментарий

Ещё нет комментариев

Написать комментарий:

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись






Читать дальше
Читать дальше

Самое читаемое

Самое обсуждаемое

Читать все отзывы
Как вы принимаете антибиотики?

Все опросы



Нашли ошибку?

captcha Обновить картинку
×